Знак обратной стороны

Размер шрифта: - +

2/8

Он спустился по лестнице, прошагал через холл и под недовольным взглядом охранника вышел на улицу. Утренний ливень постепенно превратился в легкую морось, вдалеке сплошную пелерину облаков разрезало ярко сияющее лезвие солнца.

Звонок Антонины застал парня врасплох, и он совершенно не понимал, что ему говорить и как себя вести с ней. Вчера голос женщины звучал в телефонной трубке холодным безразличным металлом, сегодня – снова искрился теплым золотом. Словно и не с Шаталовой вечером говорил Даня, а с ее роботизированной копией, с бездушным автоответчиком. По-хорошему, ему не следовало ничего ей отвечать. Не следовало вестись на новую провокацию, но, едва услышав заветное: «Хочу с тобой встретиться», - Рябин без раздумья выпалил в ответ: «Конечно, когда?»

Следующим уроком у них была история. Та самая контрольная, к которой Даниил так долго и тщательно готовился. Потому, заметив стоящую рядом с ««Хондой»» женщину, он сразу бросил:

- У меня не так много времени. Зачем вы хотели меня видеть?

- Ух, какой деловой, - фыркнула Шаталова. – Просто…

- В смысле? – немного смутился старшеклассник. – Если хотели что-то уточнить насчет ассортимента маминого магазина, то могли бы позвонить сразу в «Рогалик».

Он действительно не понимал, чего от него хочет эта женщина. Опершись спиной о машину, Тоня пристальным взглядом впилась ему в лицо и неожиданно произнесла совсем не то, что Даня ожидал услышать:

- Значит, ты еще школьник… немного досадно. Я бы ни за что не дала тебе меньше девятнадцати.

-В ноябре мне восемнадцать исполнится, - признался Рябин. – Поздно в первый класс отправили.

- Правда? – оживилась собеседница. – Это уже лучше.

- Почему же?

- Потому что, - ушла от ответа Тоня. – Ты обещал сводить меня куда-нибудь. Надеюсь, обещание все еще в силе?

- Да.

- Тогда садись в машину.

- Сейчас? – Даня удивился.

Она что, принимает его за своего слугу или мальчика на побегушках? У него свои дела, занятия, и он абсолютно не готов срываться с них по первому зову Шаталовой. Но вместо того, чтобы все это выдать, юноша только уточнил:

 - А разве у вас нет работы?

- У меня отпуск. Я же тебе говорила, - снисходительно напомнила женщина. – Ну, чего стоишь? Залезай, говорю.

- Я… - Даниил запнулся.

Шаталова приблизилась почти вплотную, протянув изящную руку к его щеке. Прикосновение было легким, но настойчивым. Подросток ощутил чуть горьковатый запах духов и гладкость металлической плоски кольца на безымянном пальце женщины. Левая рука. Значит, в разводе.

- Или ты боишься?

Лукавый прищур обжигал похлеще раскаленной спицы, проходя прямо в сердце и заставляя то биться в два раза быстрее. А еще – самими по себе расплываться губы в идиотской улыбке и краснеть щеки. Даня не знал, что Антонина задумала, не представлял, чем все закончится для него. Но терять шанс побыть с ней подросток точно не хотел. Совесть не вовремя проснулась, попыталась напомнить, что Даниил должен быть хорошим сыном и ответственным учеником, но юноша заткнул ее одним коротким: «Гори оно все синим пламенем!»

- Хорошо. Поехали, - для подтверждения своих намерений Рябин несколько раз кивнул. – Какие у вас планы?

- У меня? У меня лишь один план: взять тебя взаймы у всего мира, - распахивая дверцу со стороны водителя, подмигнула Шаталова.

- Взять взаймы?

- Ну да. В безвозмездную аренду до конца дня. Согласен? Ты и я, весь день вдвоем. Движемся, куда хотим, делаем, что душе угодно. Разве не о таком мечтают подростки: никаких надзирателей, никаких границ, полная свобода?

Даня ничего не стал отвечать. Молча обошел машину и уселся на уже привычное место рядом с Антониной. Бросив на заднее сидение свой рюкзак, пристегнулся, и только тогда задал мучивший его со вчерашнего дня вопрос:

- Почему я?

- Не поняла… - Шаталова повернула ключ зажигания, мотор замурлыкал дикой кошкой. – А! Думаешь, я хочу тебя как-то надуть?

- Нет, просто… вы… я… - не смог правильно сформулировать свои ощущения Даня.

- Не думала, что молодежь страдает такого рода предрассудками. Или тебя настолько смущает мой возраст?

- Предрассудки здесь не при чем. Но да, давайте начистоту. Вы мне в матери годитесь…

- Ай, ай, как не вежливо! – ««Хонда»» дернулась и покатилась назад. Шаталова теперь не смотрела на пассажира, сосредоточив внимание на зеркалах.

-…так зачем вам я? То есть, я хотел сказать… это бессмысленно. Вы, наверное, окружены множеством мужчин…

- Наверное? – хмыкнула Тоня.

-…Взрослых, состоявшихся, готовых к серьезным отношениям.

- Скучных, болтающих только о своих особняках, бизнесе и детях от предыдущих браков, - закончила женщина за Рябина. – Да, вниманием я не обделена, что правда, то – правда. Но… - стального цвета глаза вновь обратились к подростку, - если ты еще не в курсе, в животном мире именно самка выбирает партнера, а не наоборот. А люди не так далеко от них ушли. Ты хочешь знать: почему? Так вот ответ прост. Ты мне нравишься. Сразу понравился, как увидела.

От такой откровенности Даниилу стало неловко. Складывалось впечатление, что из них двоих именно он старше, а не Шаталова. Та вела себя как девчонка, которой безразлично, что о ней подумают. В этом было что-то такое нереальное, не сходящееся с привычной реальностью, опьяняющее. Рябин закусил изнутри щеку, чтобы в ответ не ляпнуть: «Ты мне тоже». Нет, нет, не стоит. Для начала он должен разобраться, насколько все серьезно. Еще свежи были воспоминания об их вчерашнем разговоре. К тому же, хоть Даня и не страдал от предрассудков, но какая-то часть его существа безудержно бормотала: «Это не хорошо. Это не правильно. Ты – несовершеннолетний, а она в два раза старше». И эту часть, в отличие от совести, заткнуть было не так уж просто. Поэтому парень просто сменил тему:



Ирвесс

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться