Знак обратной стороны

Размер шрифта: - +

2/10

Прежде чем включить компьютер, Даня еще раз внимательно пролистал книгу. Вдруг найдется какая-нибудь подсказка или удастся перевести предложение-другое? Но нет, написанное по-прежнему оставалось иноземной тарабарщиной, и ничего не оставалось, как воспользоваться поисковиком.

Примерно две недели назад, перед осенними каникулами, Даниил поймал себя на том, что выводит на листе бумаги странные символы. Причем уже не первый раз. После разговора с Часовчук парень углубился в тему бессознательного рисования и дудлинг-картинок. Первым его творением стала разноглазая сова, вместо перышек покрытая кружками и завитушками. А потом он отпустил свое воображение на волю, и рука принялась выводить черточки и полукружья, из раза в раз повторяя одни и те же узоры. Как под гипнозом, стоило Дане чуть отвлечься, как на полях тетрадей, на клочках старых черновиков – везде снова и снова появлялись знакомые знаки.

Конечно, все можно было списать на простоту орнамента. Ничего сложного: пара линий, параллельных или пересекающихся, крестики, точки, кривые. Но Рябин, просмотрев сотни интернет изображений, стараясь найти в творениях других следы «своих» символов, ничего не нашел. Кое-где попадались схожие дудлы, но точно такие же Дани не видел нигде. На ум приходили фильмы об одержимых, малюющих своей кровью загадочные знаки, рассказы о пациентах психиатрических клиник и другие страшилки, которые принято смотреть и читать, зарывшись от ужаса под одеяло. Но Даня не считал себя ни подконтрольным злому духу, ни тем более, съехавшим с катушек. Он видел эти символы в черной книге без названия, видел всего один раз, но по какой-то причине его подсознание запомнило их, и теперь с упрямством дошкольника, исследующего глубину луж, воспроизводило их на всех доступных поверхностях.

- Вот, ты просил, - сегодня перед первым уроком подошел к Рябину Жека. – Не знаю, нафига она тебе нужна, но хозяин барин.

- Спасибо, - не стал тот распространяться о подробностях своей «рисовальной болезни». – Я верну, как только смогу.

- Да, можешь оставить себе, - махнул рукой на приданное экс-тетки одноклассник. – Я спросил у отца, про что тут написано, но он тоже не в курсе. Сказал только, что это – польский.

«Так я и думал», - кивнул про себя Даня, а вслух ответил:

- Разберусь.

Весь день он рассматривал иллюстрации, каждую перемену и на некоторых уроках пытался хоть что-то понять в тексте, но больше всего подростка интересовали именно загадочные не то иероглифы, не то руны. Глядя на них в течение пары минут, Даня словно вырывался из своего тела. Это было не похоже на опьянение, но без головокружения и тошноты. Наоборот – мир приобретал пугающую четкость, как если бы Рябин был близорук и вдруг надел очки. В голове становилось пусто и гулко, так что каждая мысль отдавалась в ней эхом несколько раз. Голоса учителей и других ребят, их перемещения – все это Даниил отрешенно фиксировал, но не воспринимал. И даже звонок Тони после третьего урока не слишком его расстроил.

«Извини, ангелок, я сегодня не смогу с тобой побыть», - извиняясь, сообщила женщина.

«Ничего страшного», - привычно отозвался Рябин. И на сей раз, слова соответствовали действительности: никакой трагедии для старшеклассника не произошло. Сегодня он и сам был занят.

Едва вернувшись с занятий, Даня приступил к настоящему изучению книги. Для начала он отыскал название выпустившего ее издательства. «Litera», было указано внизу титульной страницы мелкими острыми буковками на фоне заточенного перышка. Не слишком оригинальное название, к тому же весьма распространенное.

После получаса мучений, подростку удалось найти нужную информацию. Точнее, всего три строчки на каком-то сайте: «Издательство было основано в Гавролине в 1929 году и закрылось с началом Второй Мировой войны. В 1946 деятельность издательства была частично восстановлена, но уже через три года «Litera» снова прекратило выпуск печатной продукции». Все. Больше ни слова не об издательстве, ни о его книгах.

Однако попавшая в руки к Дане книга явно выглядела его современницей. Значит, либо поляки все-таки снова запустили станок и никому об этом не сказали, либо Рябин ошибся. В любом случае, это был тупиковый путь. Пришлось пойти другим.

«Что за знак…», - не успел подросток вбить фразу полностью, как ему предложили еще десяток вариантов. Пользователи интересовались, в основном, функциями телефонов и различными кнопочками в соцсетях. Не то, не то, снова разочарование.

- А если поискать по фотке? – предложил сам себе Даня.

Идея была неплоха. Запихнув книгу в сканер, сделал несколько изображений. Теперь надо только открыть нужную страницу, загрузить их и задать параметры. «Искать похожее». Нет. Сотни людей сбрасывали на хостинги свои домашние работы, прикольные объявления, рецепты, отрывки любимых произведений. В общем, все, чем хотели или не очень хотели поделиться с остальным человечеством. В результате Даниилу пришлось отсмотреть не менее двух сотен текстов, от чего у него даже затылок заныл.

Что называется, от чего ушли, к тому и пришли. Черный фолиант по-прежнему хранил свои загадки и не поддавался расшифровке. Пользоваться онлайн переводчиком подросток не стал. У него уже был печальный опыт при подготовке доклада по английскому языку. Да и толку? Нет, Дане надо найти сам источник. Автора книги или, хотя бы, откуда взялись эти символы. А значит, разминаем пальцы, потираем глаза и снова – спрашивать у всеведущей троицы «Яндекс» «Google» и «Yahoo», с чем Рябин-таки столкнулся.

На этот раз он не стал особенно извращаться. Просто вбил: «Странные символы», и полез рассматривать выданные картинки. Как и предполагалось, девяносто процентов вылезшего к делу вовсе не относилось. Еще девять и девять десятых процентов ответов показывали всякие пентаграммы, символики разных брендов и дорожные знаки. И вдруг, среди хлама мелькнул краешек бриллианта.



Ирвесс

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться