Знак: Восемь доказательств магии

Размер шрифта: - +

Четвертая часть

IV

 

- Я отпросилась с работы, - она вбежала в комнату с раздутыми пакетами. - Скорей к тебе!

Я сразу юркнул под диван. Не столько чтобы спрятаться, а чтобы выжидающе наблюдать. Когда подопечные тихи и пассивны, не грех их спровоцировать. Нашкодить и посмотреть, как себя поведут. Начнут ли жаловаться и обвинять, или попробуют понять, как сами создали подобную ситуацию.

Она молчала. Все, что я видел из-под дивана – её ноги. Показалась рука – она поднимала осколки.

- Ты цел?

Тут я увидел лицо напротив. Зашипел.

- Надо было ее спрятать, - снова показались ноги. - Могла бы догадаться, что ты полезешь снова. Обязательно получить свое?

Я коротко пискнул и мягкой лапой дотронулся до ступни девушки в знак примирения.

Пора было вылезать. Как подобает всякому коту, делая вид, что ничего особенного не произошло. И получше емкость для Розалинды найти сможет!

Она вопросительно смотрела. Я неспешно, стряхивая пыль, выбирался из-под дивана.

То еще удовольствие озорничать! Да еще на работе!

Как у котов полагается разрядить обстановку?

Я подошел к ней. Плюхнулся на спину, открыв пушистый животик. Замурчал.

Девушка подняла мандрагору и положила рядом со мной.

- Нюхай, только, чур, не грызть!

Я обиженно мяукнул. Поспешно закончил фокусы и уткнулся мокрым носом в мягкий плюш Розалинды.

От мандрагоры пахло землей и геранью. Упади она на миску с беконом – почувствовал бы аромат жареного мяса.

Корни были упругие, но не живые. Розалинда косилась на меня, ожидая, когда я наконец отстану.

Не знаю, чего ждал от общения с ней. Озарения? Открытия? Ничего сверхъестественного не произошло.

Ничего сверхъестественного ни для колдуна, ни для человека, ни для кота.

Мандрагора по-прежнему вызывала непонятные для меня удовольствие и радость. Рядом с ней чувства обострялись, и я четче ощущал запахи, краски и звуки. Настоящий вкус жизни. По-прежнему я хотел постоянно смотреть на нее, по-прежнему я удивлялся, как может она существовать и кто ее создал.

Так и не приблизился к разгадке глокетов!

- Вот кошачьи штуковины, смотри, сколько пакетов, - голос девушки вернул меня обратно. - В следующий раз, если тебе обязательно будет что-то нужно, скажи более явно, пожалуйста. Вину за сегодняшнее происшествие беру на себя.

Она следует правилам, убеждался я.

Девушка открыла шкаф с безделушками и осторожно перекладывала их с места на место. Она что-то искала. Доставала диковинные резные фигурки из дерева, изогнутые стеклянные пузырьки, ветхие книги.

Я наблюдал за ней. Хотя, скорее, ждал, не вытащит ли она еще один глокет. А вдруг?

Наконец, она нашла глубокую восточную миску веселой расцветки.

- Не кажусь ли я странной? - она усадила мандрагору в новую емкость. - Пою песни цветам, разговариваю с котами.

Ой, кто тут из нас не странный? Может, я? А может, Розалинда?

- Иногда я бываю странной. Летаю в мечтах. Фантазирую, создаю другие миры. Я – писатель вообще-то. Начинающий писатель. Но немного странный.

Она засмеялась. Я подумал, что в смехе над собственными шутками действительно есть что-то чудаковатое.

- Смотри, - она достала с полки книгу, - эта книга помогла мне не бояться говорить с котами.

Я взглянул на обложку и инстинктивно подался назад.

Белый фон заметно пожелтел от времени, но знак посередине по-прежнему выделялся.

Я сделал еще шаг назад.

Одним та книга помогла, других – поломала.

Многие маги писали увлекательные книги. Ведь они умели создать книгу, которая не только занимательно составлена, но и станет бестселлером. Достаточно было только создать нужное заклинание.

Но один маг не просчитал все последствия…

Символ на той книге – был наш символ. Символ принадлежности к магии.

Мы все … мы, маги, хотели бы забыть о существовании той книги.

Да, это был величайший провал в истории волшебства! Постыдное событие, о котором никто старался не вспоминать лишний раз. Точнее – один из двух величайших провалов. Второй был связан с попытками ввести девятое доказательство.

- Я записываю, что выдумываю. Или зарисовываю. Но порой настолько погружаюсь в созданные миры, что забываю обо всем, - она убрала книгу обратно на полку.

Села на диван, я вскочил к ней следом.  

- Было бы здорово, если бы ты вытаскивал меня, когда зависну.

Я положил лапы ей на колени, вопросительно мяукнул.

- Да, можно вот так вытаскивать, - засмеялась она. - Мяукнуть, например. Надо будет попробовать.



Вера Радостная

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться