Знак: Восемь доказательств магии

Размер шрифта: - +

Шестая часть

VI

 

Весь день я провел, вспоминая вчерашнее погружение в мир тишины. Снова и снова мысленно возвращался к картинкам, звукам и запахам. Представлял их и рассматривал, чтобы снова почувствовать то спокойствие. Но по-прежнему оставался в кошачьем теле.

Она пришла с работы вовремя и, как обычно, возилась на кухне. Тушила мясо и кормила меня с ладони маленькими кусочками. Улыбалась моему аппетиту. Смеялась, когда я от жадности прикусывал ей пальцы, требуя нового куска. Простые человеческие радости, которым маги склонны не придавать значения. Те радости, от которых мои бока только росли.

Она то и дело отрывалась от меня, подбегала к компьютеру, что-то читала, смеялась. Потом возвращалась ко мне и убегала снова.

Я громко ворчал (как и полагает коту), когда она уходила надолго и веселилась без меня. Когда общалась с кем-то, о ком я ничего не знаю, и занималась делами, которые не требовали моего участия. То ли кошачье обличье накладывало на поведение свои коррективы, то ли я слишком расслабился от теплого уютного дома.

Вообще-то считалось, что чужое обличие передает магу другие качества характера и навыки. Еще первые маги облачались в шкуры львов, чтобы бегать быстро, как хищники, и вставляли в головные уборы перья птиц, чтобы видеть так же зорко.

В шкуре кота я перенимал его привычки. И чем больше времени в ней проводил, тем  значительнее были изменения. Именно поэтому на общение с подопечным в звериной шкуре давался ограниченный срок.

Я, как всегда, мирно посапывал, развалившись после сытного ужина на диване, пока звонок в дверь не разрушил нашу хрупкую идиллию.

Мы переглянулись. Она пошла открывать. Я по-хозяйски потянулся следом, путаясь под ногами.

- Вам кого?

Девушка открыла дверь, впустив в дом сгорбленную маленькую старушку.

- Кота черного не видала? - бабушка ухватилась за проем и смело шагнула в квартиру.

Ее высушенная, как рыбья чешуя, кожа была покрыта сетью глубоких морщин. Тонкие бескровные губы подрагивали. Ледяные глаза покрылись пленкой старости.

 Я попробовал спрятаться за ногами девушки. Но набранный вес не позволил мне. Увесистые бока мигом выдавали.

Девушка пробормотала что-то несуразное. Я понял, что старушка вызвана не ею. Я сию даму не вызывал тоже.

- Так вот же он! - она потянула ко мне тонкие пальцы с пожелтевшими ногтями.

Я истошно мяукнул и вцепился в коврик у входа.

Старушка, нисколько не смутившись, схватила меня обеими руками и стала отдирать.

Я не собирался сдаваться.

Бабка тоже.

- По-моему, это не Ваш кот, - как я ждал её голоса. - Вам что нужно?

Старуха, воспользовавшись моментом, схватила меня на руки и сжала в объятиях.

Я вырывался. Даже решил полоснуть по старому лицу когтистой лапой.

- Что Вам нужно? - девушка засмеялась и остановила меня, погладив по голове. - Разве Вы не видите, это не Ваш кот.

- Сейчас скажу его имя, и он меня узнает.

Я замер.

- Черныш! Чернышка, узнал? – она крепко держала меня за бока.

Я не выдержал и зашипел.

И все-таки хороша Гекара. Вчера бушевала, как медленно идет дело, а сегодня уже бабка подоспела.

Вдруг и дело быстрее пойдет.

- Это не Черныш, - девушка попробовала вытащить меня из костлявых пальцев. - Отдайте кота.

- Внучка, а как же так? Где же мой тогда?

- Спросите у других жильцов. Вам помочь поискать?

- Помоги бабушке. Вот упала я, ногу сломала. А врачи не помогли. Денег им давай. А ты помоги.

Я снова стал вырываться. Не люблю, когда люди ноют, чесаться от нытья начинаю.

- Может, угостишь бабушку хлебушком или курочкой?

Тут я завопил, будто на дворе стояла весна. Вот старая ведьма! Курица – моя!

Испугавшись, она выронила меня. Успел приземлиться на четыре лапы.

«Иди прочь», - зашипел на нее.

- Ишь, твой кот-то – сатаненок! На людей шипит! А мой – ласковый, да и шкура почище.

Я зашипел громче. Показал клыки и стал замахиваться на старуху когтистыми лапами.

- Погляди, совсем одичал!

Девушка молча глядела в пол. Наконец поскребла по углам, собрала нитки уверенности в узел и отрезала:

- Уходите!

Бабка суетилась. Вертела дверную ручку. Трогала полки у входа.

Надоело это представление. Будь я мужчиной, а не котом, старой карги давно бы и след простыл. Но девушка медлила.

- Что ей от нас нужно? - обратилась она ко мне, будто старуху наколдовал я.



Вера Радостная

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться