Знак: Восемь доказательств магии

Размер шрифта: - +

Седьмая часть

VII

 

- Как с четвертым? - Гекара оставалась верной себе. - Есть новости?

- Она быстро шагает по правилам. Уверен, что справится.

- Значит, нет?

- Еще нет, - я не знал, как дальше говорить. – Она практически во всем сомневается. Это частично подтверждает второе. Но не подтверждает и не опровергает четвертое.

- Возможно, она решила больше никогда не быть пробужденной.

Я промолчал в ответ. Почему девушка могла выбрать обычную жизнь?

Никто не заставлял нас рождаться магами снова и снова. Свобода выбора – она для всех. Мы выбирали волшебство. Или плевали на него, предпочитая самую обычную жизнь. Такую, чтобы целиком отдать какой-нибудь дурости. Пропить, проныть, протосковать. Не оставить ничего существенного, ничего не улучшить. Потреблять. Постоянно клянчить новое и считать незначимым то, что есть.

Такой путь выглядел странным после постоянного присущего магам стремления «сделать жизнь людей лучше». Но он выглядел «отдыхом» после жизней, в которых постоянно требовалось контролировать себя, чтобы не создать какую-нибудь неведомую хренотень.

Чтобы в следующей жизни не стать магом, нужно было всего лишь поменять привычки. Нарушать восемь незыблемых постулатов до своей смерти, каждый день опровергать существование магии. Сначала, к примеру, перестать видеть знаки, даже когда они залетают в окно или написаны жирным шрифтом на рекламном щите.

Разумеется, Департамент Колдовства не поддерживал переход магов в категорию обычных людей.

- Тогда бы я увидел несоблюдение четвертого правила, - закончил я.

Людям и другим магам не было угрозы, когда колдуны нарушали законы. То был удар прямиком в суть волшебства. Тем самым они сообщали всем вокруг: «Ваш мир волшебства несовершенен. Мы лучше погубим эту жизнь и станем обычными людьми, чем продолжим быть колдунами». Они ломали свои судьбы ради того, чтобы отказаться быть магами.

Я не верил, что она выбрала такой путь. Хотя бы потому, что для этого нужна решимость. А у девушки с решимостью явно были проблемы.

Чем больше времени я проводил с ней, тем сильнее убеждался, что она прирожденный маг. Но что вело её на протяжении прежних жизней? Во что она верила? Чем занималась? Нечестно стало бы разузнавать о ней, если она больше не желает оставаться магом.

Девушка забралась с ногами на диван и читала свои записи. Хихикала, черкала ручкой, бегала за чаем. Мне нравилось за ней наблюдать. Иногда она казалась мне настоящим глокетом, хотя ни люди, ни колдуны не могли ими стать.

- Напишу ли я что-то значимое? - она ждала ответа от меня.

Пришлось громко мяукнуть.

Я прыгнул к ней и развалился всей тушей греть ноги. Она медленно почесывала мне шею.

Потянуло в сон. Я начал падать, как в первый раз, хотя сейчас её прикосновения каждый раз тревожили и будили меня.

Я спускался вниз, будто в кабине лифта, снова во мрак. Любопытство заставляло вглядываться в воздух. Высматривать и вынюхивать обитателей.

Я оказался в кухне. Там, где она кормила меня лакомыми кусками мяса с рук. Та же комната, но совсем другая.

Пространство то шуршало, то шипело. Будто сотня насекомых собралась в рой, чтобы поиграть. Они то гудели, то цокотали, то свистели.

Я оглядывался по сторонам, чтобы увидеть источник звука. Ничего не находил. Пока не понял, что шумит сам воздух.

Он стал живой. Гудел и двигался клочками то в одну сторону, то в другую.

Я задумал поймать его, схватить кусок, пощупать, разобраться, из чего он сделан.

И тут воздух обрел очертания.

Что-то высунулось из-за чайника.

Неказистое, с мутными глазами, мохнатое. С крошечными неразвитыми лапами. Пока я рассматривал его, из-под микроволновки вылезло другое. Глазастое. Оно косилось по сторонам и принюхивалось, как раньше принюхивался я.

Глокеты. Да еще сразу несколько! Глаза загорелись! Во мне пробуждался любознательный ребенок!

Они боязливо косились на меня.

Неказистый стоял с усилием, то и дело падал. Но не спеша поднимался, схватившись микролапой за чайник. Качаясь, он мужественно держался. А пучеглазый со страху почти всем телом спрятался под микроволновкой, оставив снаружи только любопытную морду.

Глокеты!

Я вспомнил, что уже видел этих ребят. В детстве. В одном из детств.

Мне подарили книгу о мифических животных. Весь вечер я с упоением её читал. А ночью, когда вышел из комнаты попить воды, увидел двух существ в кухне. Точь-в-точь как сейчас. Испугался тогда так, что темноты стал бояться. Больше комнату ночью не покидал. Всегда ставил воду рядом на тумбочку. И всегда включал свет во всей квартире, если все же приходилось вставать, прервав сон.

Но ведь я уже был настоящим магом в детстве! Даже в шесть лет. Узнав о видах волшебных тварей, я просто захотел создать своих. И сделал их в ту же ночь.



Вера Радостная

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться