Знающая #1: Параллель

Размер шрифта: - +

Глава 20

И нельзя взять обратно слова, которые не были сказаны;

Если бы я мог сделать это сейчас,

Сделать это сейчас,

Я бы сделал это сейчас.[1]

Шестнадцать дней назад…

 

Мощнейшие раскаты грома разносились по всей округе, словно предупреждая… нет … предостерегая от последствий принятого им решения.

Когда-то давно, до того, как на многие годы ушел в себя, в порыве злости и ненависти, он поклялся, что больше никогда его нога не ступит на вымощенную камнем дорожку замка. Всё в этом здание вызывало в нем отвращение не смотря на то, что эти стены практически «вырастили» его…

Наемник чувствовал нарастающую боль глубоко в сердце (если, конечно, оно у него было), когда обрывки воспоминаний безжалостно, словно тысячи стрел, начали впиваться в него…

Внезапно вспышка шаровой молнии отрезвила его мысли, возвращая к реальности. Он знал, что его давно разыскивает Совет, и даже догадывался – зачем. Но все-таки позволил себя поймать.

Десять лучших стражей облепив его со всех сторон целеустремлённо вели его к Главе Совета, но все же шли на почтительном расстоянии.

Он позволил им тешиться иллюзией своей беспомощности. Кровоточащая рана в ноге – никогда не была для него проблемой. Это всего лишь одна из уловок, которой его учили с самого детства. Вместе с иммунитетом к адской боли, с раннего возраста, его обучили мастерски лгать, хладнокровно убивать, достигать поставленной цели любыми способами, порой даже самыми омерзительными…

Эти навыки он приобрел за годы, проведенные за толстыми бетонными стенами, в оковах из прочных серебряных цепей, которые, словно кислота, выедали кожу до мяса, принося нестерпимую боль. Его нещадно пытали, воспитывая убийственную жестокость и ненависть ко всем… После многих самых темных в жизни лет заточения, его использовали в качестве цербера, который, словно тайфун, уничтожал любую цель, подчинялся любым приказам хозяина…

Внутренне содрогнувшись о тех временах, наемник повел головой из стороны в сторону, демонстративно разминая шею, напоминая противникам о последствиях, которые могут быть, если они попытаются приблизиться к нему.

Войдя в просторный зал, стражники разошлись, занимая позицию в случае боя.

Из-за колонны вальяжно передвигая длинными худыми ногами, вышел высокий парень около двадцати шести лет, с фальшивой улыбкой, больше напоминающей оскал. Тёмно-серые длиной до плеч волосы были откинуты назад, что делало его похожим на слизняка.

Наемник ненавидел замок всем своим существом, так же как, и этого человека, поэтому скрестил руки на груди, всем своим видом показывая свою неприязнь.

– Ты, как всегда в хорошем настроении, братец.

Наемник враждебно выплюнул:

– Ты мне не брат.

– Я бы с радостью согласился с тобой, но к моему величайшему сожалению кровное родство не подделаешь.

– Как и наследие, – невзначай бросил наемник, наблюдая, как в глазах собеседника сверкнула жажда власти.

– Рад, что мой сын решил почтить меня своим присутствием, – грубый голос перервал их.

Наемник напрягся, заметив седовласого мужчина в сопровождении дополнительной стражи.

– Не могу сказать того же о себе, – сухо отозвался наемник, спокойно выдерживая жесткий взгляд мужчины.

– Вот, как ты разговариваешь с отцом?

– Разве у меня есть отец? – буркнул Шедоу, сжимая кулаки и жалея о решении добровольно прийти в это проклятое место.

– Может прекратишь припираться?

– Может пропустим обмен любезностями, и ты скажешь, зачем искал меня?

– Соскучился, – равнодушно произнёс Глава Совета, откинув полы своего одеяния, он по-царски занял место на огромном кресле, обшитое пурпурным бархатом с золотым вкраплением.

– Наглая ложь.

Наемник сделал два стремительных шага вперед и остановился, боковым зрением заметив, как стражи напряженно повторили его движения.

 Брат Шэдоу заверещал, пытаясь угодить отцу:

– Отец! Как ты можешь терпеть выходки этого… этого… вырод…

Резкие черты лица мужчины исказились.

– Оставь его, сынок. Ты же знаешь, как твой брат любит меня позлить.

Наемник издевательски улыбнулся, обнажив идеальные белые зубы, а заодно и острые клыки.

– Да, Тоуди[2], поумерь свой пыл.

Угловатое лицо парня от возмущения мгновенно приобрело пунцовый цвет.

– Меня зовут Тоудиллиар.

– Ну, я и говорю, что не зря тебе выбрали это имя, – продолжал издеваться Шэдоу над братом.

– Как ты смеешь?

Тоудиллиар, негодуя, обнажил острый меч.

Глава Совета резко встал, заставив всех присутствующих повернуться к нему.

– Я сказал – довольно! Не потерплю хамского отношения ни к себе, ни к моему сыну. Может хватит вести себя, как несносный мальчишка? Разве этому я тебя учил? Мы желаем тебе добра, хотим помочь.

Наемник с вызовом смотрел на мужчину.

– Правда? – И сухо добавил: – Польщен.

Недовольно покачав головой, мужчина холодно произнес:

– С тобой совершенно не возможно вести нормальный разговор.



Mary L.

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться