Зодион: и с к р а

Размер шрифта: - +

Глава 3

      Вилора потеряла счёт времени, когда они заехали в пустыню. Было сложно определить время. Было ли ещё утро или уже наступил полдень? Это только начало пустыни, не видно даже Старых гор, поэтому климат был приемлемым для девушки. Тепло, но не жарко и воздух оставался слегка влажным. В любом случае Вилора ощущала себя комфортно, чего не скажешь о Дамине. Он остановился посреди дороги и съехал на обочину.

      Когда он снял шлем, пот лился по его лицу градом. Он стянул с себя куртку и шапку, сложив их в небольшой багажник в мотоцикле. Его волосы почти доставали до плеч, они были очень жирными из-за пота, и он без труда завязал их в небольшой хвостик на затылке. Парень порылся в своём багажнике, нашёл бутылку с водой и умылся, а затем немного попил, предложив девушке, Вилора только покачала головой. Он вылил остатки себе на голову.

      — Нам ехать ещё несколько часов, — говорит он, оглядывая пустынную дорогу, которую в некоторых местах накрыло песком. — Примерно через километр заправка, я поеду заправлюсь и возьму что-то поесть, что ты будешь?

      — Ничего не хочу, — недовольно бормочет девушка и стягивает с себя одежду, оставаясь в лёгкой майке.

      — Как хочешь, — пожимает плечами Дамин и садится обратно на байк. Ему откровенно плевать на Вилору, и она не понимает, почему он это делает. — Жди меня здесь, через минут двадцать вернусь.

      Он заводится и резко отъезжает. Намного резче, чем делал это, когда Вилора сидела сзади. Через пару минут он превращается в маленькую чёрную точку на горизонте. Девушка сидит на обочине пустынной дороги посреди жаркой, безжизненной пустыни. Вокруг на пару десятков километров и дальше только горячий песок и плоские горы. Горячий климат комфортен для Вилоры, но отсутствие еды — вещь неприятная.

      Она впервые где-то в другом месте, кроме Полулесного и Амбасадора. И её совсем не радует то, что она видит вокруг.

      По правде говоря, она действительно не хотела есть. Ей буквально хотелось умереть, и она уже в тысячный раз пожалела, что не осталась дома или добровольно не сдалась. Теперь, без опоры и поддержки, Вилора едет с незнакомым парнем неизвестно куда. Мама могла ошибочно считать, что её дочь спасут, рассуждала девушка. Может, этот парень агент, который везёт её работать на правительство. Утилизировать людей, например.

      Но теперь это не имело значения.

      Вилора садится на обочину, открывает рюкзак и начинает исследовать его. Кроме очевидных вещей, которые нужны всем, типа зубной щётки и расчёски, мама бережно положила бутылку воды и немного еды. Любимые персики и пара бутербродов. Вилора роняет это всё обратно и начинает плакать. Ей настолько отвратительно, что она не смогла позаботиться о Версавии так, как это делала с ней она. Версавия носилась с ней, потому что Вилора была самым дорогим в её жизни. Смыслом жизни.

      Версавия сделала для неё кучу невероятных вещей, и главная из них в том, что она все ещё жива. В том, что она идеально контролирует свои силы, чего иногда добиваются не все стихии. Вилора посмотрела на свою руку, в которой из огня сложила портрет улыбающейся мамы. Но пришлось его растворить, потому что это заставляло сердце больно сжиматься.

      Девушка вытерла слезы и достала бутылку воды, сделала пару глотков, и от этого живот заурчал. Только теперь она поняла, насколько была голодна. Но при одном взгляде на еду тошнило. Вилора достала персик и осмотрела его. Ничего необычного: жёлтый, с румяным бочком и весь волосатый. Она обожала персики больше жизни. В один из тех дней, когда отец приходил, он всегда приносил их. Это самое первое воспоминание: светловолосый кудрявый мужчина с добрыми тёмными глазами, который приносит сладкие персики. Наверное, поэтому она их и любила. Когда и куда делся папа, или, как малышка Вилора говорила, тата, она не спрашивала, а Версавия не говорила. Она только рассказала, что он военный и умер в одной из миссий, потом велела больше не задавать вопросов. Такими были семейные правила.

      Дамин действительно возвращается обратно через пару десятков минут и как раз застаёт Вилору за поеданием персика. Хотя в горле всё ещё стоял ком, она заставила себя проглотить этот фрукт, чтобы убрать боль в животе и неприятное урчание.

      — Ты ведь не голодна, — он кривит свои небольшие пухлые губы в улыбке и протягивает баночку напитка. — Энергетик.

      Он открывает такую же баночку, и только после щелчка, который свидетельствует о выходе газов, Вилора понимает степень усталости. Её глаза болят, яркое солнце их только сильнее раздражает, и девушка трёт их, как будто это могло помочь.

      — Я не могу заезжать с тобой на заправки, потому что камеры, слежка и всё такое, — говорит парень и осматривается по сторонам. — Я взял ещё пачку печенья, если ты…

      — Я не голодна, — грубо говорит Вилора, смывая водой сок от липкого персика с рук. — Просто очень люблю персики. Напоминает дом и отца.

      Дамин слегка улыбается и вперивает свой взгляд в ботинки. Он выпивает свой энергетик за пару минут и только тогда выжидательно смотрит на Вилору. От его добродушия не осталось и следа. Он стальным взглядом сверлит девушку, пока она не допивает напиток. Потом забирает пустую баночку, прихлопывает её ногой и отпихивает подальше от дороги. Он садится на байк и надевает шлем, Вилора повторяет за ним, но на этот раз держится за ручку.

      — Если тебе понадобится вода, то обращайся, — он смотрит на девушку через плечо и заводит мотоцикл. — Я управляю водой, поэтому не беспокойся.

      — Тогда пустыня для тебя… — парень резко срывается с места, отчего Вилора вскрикивает.

      Пустыня довольно опасная зона для водных. Чем глубже они заедут, тем меньше там воды и тем хуже для Дамина. Все стихии напрямую зависят от климата, местности и возможностей территории, на которой они живут. Долгое пребывание в пустыне без достаточного количества воды, как у них, было чуть ли не смертным приговором для парня.

      Они беспрерывно едут несколько часов. Руки и ноги Вилоры болят от постоянной вибрации, в ушах шум мотора становится нормальной вещью. В какой-то момент действие энергетика проходит, и к этому времени Дамин останавливается. Он вновь съезжает на обочину, и ребята встают с байка. Вилора ищет воду, чтобы умыться, в надежде, что вода прибавит бодрости, а Дамин разминает мышцы. Он делает лёгкую зарядку, растягиваясь.

      — Я точно помню, что в школе тебя звали Деметрий, — говорит девушка и наливает воду в руку.

      — Дементий, — сухо поправляет парень. — Когда ты попадаешь в исправительную школу, то тебя заставляют придумать себе новое имя, как символ того, что ты отказался от прошлой жизни. Я выбрал Дементий. Но на самом деле меня зовут Дамин. Это имя, которое мне дала мать.

      Вилора ничего не отвечает, только высушивает воду с помощью огня на своём лице. Она впервые испытывает то абсолютно непередаваемое чувство, когда ты без страха и стеснения используешь свою силу в таких обыденных вещах. Это чувство эйфории, смешанное со страхом быть пойманной.

      — Ты валишься с ног, — замечает парень, поворачиваясь к девушке. — Ты хочешь в туалет? Следующая остановка часов через пять, я останавливаться ещё раз не буду.

      Девушка покраснела и смутилась от такого вопроса. Здравым смыслом Вилора понимала, что это нормально, хотеть в туалет. Все писают. И она тоже. И не только писают. Но её не так воспитывали, чтобы открыто об этом говорить. Это одна из тех вещей, которые не обсуждаются. И слышать такое от незнакомца, ещё и мужского пола, крайне странно. И ведь действительно хотела!

      Дамин указал на спуск по обочине и отвернулся в другую сторону. Вилора старалась сделать свои грязные дела и при этом смотрела за парнем, как будто он действительно мог наблюдать за ней. Даже салфетки она пыталась искать так, как будто ищет что-то другое. Но как только девушка спустилась вниз, он пошёл на противоположную сторону и скрылся из виду.

      Встретились они уже наверху. Парень сидел сверху на байке, а Вилора побыстрее натянула шлем, чтобы скрыть своё смущение. Она была готова поспорить, что он лукаво улыбался, но ей не было видно, что творилось под шлемом.

      Была почти ночь, когда с шоссе Дамин свернул на грунтовку, которая вела в горы. Истинная красота Старолунных земель начиналась здесь. Огромные плоские горы раскинули свои руки на пару километров. Они ехали по специальным дорожкам, некоторые из них находились прямо на обрыве, и там Дамин старался ехать максимально аккуратно. Вилора же от страха сжимала его до удушья и старалась не смотреть вниз. Она даже не заметила, когда Дамин остановился прямо на краю обрыва.

      — Надень рюкзак перед собой, — говорит парень и вешает шлем на ручку байка.

      — Мы приехали? — удивляется девушка.

      Вокруг были только горы, кактусы и песок красноватого оттенка.

      — Почти, нужно немного пройтись, — он кивает головой на узкую дорожку над обрывом. Вилора сомневается, что там поместится хотя бы стопа человека, не то что идти по ней.

      — Я не пойду, — девушка резко снимает с себя шлем, отдаёт его парню, аккуратно слазит с байка. — Я скорее свалюсь, чем дойду до конца. Здесь должна быть другая дорога.

      — Вилора, — недовольно, но впервые по имени называет её парень. — Здесь всего пара человек упали.

      — Это должно меня успокоить? — вскрикивает девушка и нервно оглядывается на тропу.

      Там действительно небольшой выступ, не более тридцати сантиметров, а внизу, под ним, чернота. Наверняка, если крикнуть туда, то пойдёт эхо.

      — Я могу держать тебя за руку, если тебе будет спокойнее, — говорит парень и достаёт небольшой рюкзак из своего багажа. — Но это уменьшает наши шансы на выживание.

      — Ты не вызываешь у меня спокойствие, — фыркает Вилора.

      Дамин ухмыляется и пожимает плечами, подталкивая девушку к тропе. У неё нет выбора. Или она умрёт в пустыне без еды и от когтей какого-то хищника, или же она попытается не упасть в пропасть. Шансы пятьдесят на пятьдесят.

      — Смотри на тропу и представь, что внизу нет пропасти, — спокойно говорит Дамин. — Я пойду первым. Если не захочешь идти — не моя проблема. Я привёз тебя туда, куда надо.

      — С таким раскладом я могла просто сдаться ещё дома, — фыркает Вилора, наблюдая, как уверенно парень шагает, прижимаясь к стенке. — Какая разница, где умирать?

      Дамин делает это легко и просто, как будто идёт по тротуару, а не над обрывом. Он не смотрит вниз под ноги, а просто шагает и преодолевает свой путь меньше чем за минуту. Парень спрыгивает на землю с другой стороны, улыбается и шуточно кланяется девушке, как будто только что проделал цирковой номер.

      Вилора задумывается над тем, что ещё не ударила абсолютно в грязь лицом. Возможно, она ревела и упиралась. Была готова идти на верную смерть ради спасения самого дорогого человека (или его погибели). Но она не могла показать то, какой трусихой была на самом деле. Поэтому, собрав всю храбрость, какая у неё была (парочку граммов в своём пятидесятикилограммовом теле она нашла), в кулак, девушка сделала шаг и безумно обрадовалась, что несколько часов назад сходила в туалет.

      — Воу, — выдохнула она, отметив, что под ней высота почти с Башню Стихий.

      — Смотри на меня, — говорит Дамин, щелкая пальцами, парень выглядит серьёзным и усталым. — Но не смотри вниз. Встань спиной к стенке, обопрись и сделай пару шагов.

      Вилора попыталась сглотнуть сухость во рту, накопившуюся от страха, но это было бесполезно, поэтому она просто последовала инструкциям Дамина. Тропа была недлинной, всего в пару десятков шагов. Она без проблем видела парня даже в сумерках. Девушка почти дошла до конца и решила, что пора повернуться всем телом, когда поскользнулась на небольшом камешке и начала падать. Она попыталась схватиться за что-либо, но ничего не оказалось под рукой, а стенка была слишком хрупкой, только загнала кучу сухой земли под ногти. Вся жизнь резко пронеслась перед глазами. Вилора жалела о многих своих поступках, но были такие, которыми гордилась.

      Резко порыв воздуха подбросил её вверх, и девушка буквально подлетела, а Дамин схватил её за одежду и вытащил на поверхность. Он, тяжело дыша, оттянул Вилору на пару метров, как будто она могла упасть в пропасть вновь.

      — Тебе повезло, — рычит парень. — Нужно смотреть под ноги.

      — Спасибо, — она игнорирует его ворчание.

      Возможно, он недоволен, но всё равно он спас жизнь. Ветер подбросил девушку ровно настолько, чтобы он успел её схватить и оттащить. Дамин присел и оперся спиной о гору, глубоко и громко дыша. Вилора закинула рюкзак на спину и оглянулась. Здесь была тропа, которая вела в пещеру. Парень же пытался отдышаться, откинув голову назад. В голове пульсировало от усталости, и он буквально мог заснуть в любую секунду. Вилора проверила его энергию, он оказался почти без сил. Энергия тускло поблёскивала внутри, но её едва хватало на то, чтобы он оставался живым и в сознании. Она подскочила к парню и взяла его за руку. Он поморщился и посмотрел на неё одним глазом.

      — Сейчас будет тепло, — сообщила девушка и начала отдавать ему часть своей энергии, пропуская всё через себя.

      Это было похоже на тысячи разрядов по всему телу, которые щекотали тебя. Вилора приготовилась к тому, что он будет становиться сильнее через мгновение, но Дамин резко вырвал свою руку и злобно посмотрел на неё. Под его глазами были огромные мешки, а сам он был достаточно бледным.

      — Больше не делай так, — ворчит он и пытается подняться, но энергии все ещё недостаточно, и он падает обратно.

      Вилора закидываю его руку себе на плечо и помогает встать. Дамин недовольно кряхтит, но опирается на неё, и кое-как они подымаются, парень очень тяжёлый. Девушка понимает, что он старается не наваливаться на неё, но всё равно тяжело. Дамин пытается убрать руку, но Вилора упрямо держит её и не даёт ему снова упасть.

      — Больше не буду делать это без твоего разрешения, — говорит девушка, и парень расслабляется.

      Она даже не заметила, насколько он был напряжён. Дамин делает несколько шаркающих шагов, и они медленно продвигаются вперёд. Благо, рюкзак был не таким тяжёлым, ибо пришлось бы его оставить. Дамин хотя и старался не давить на неё, но почти повис, когда они начали входить в пещеру. В её конце горел свет. Вилора старается ускорить свой шаг, но Дамин только сильнее повис и даже не сдвинулся ни на миллиметр.

      — Добавь немного, — шепчет парень. — Только чуть-чуть.

      Она кивает и начинает вновь делиться энергией, достаточно, чтобы он делал новые шаги. Они вновь начинают идти, а Вилора попутно делится достаточной энергией для нового шага. У них уходит примерно минут пять, чтобы близко подобраться к свету в пещере. Вилора понимает, что внутри горы находится огромное пустое пространство, которое, видимо, кем-то заселено, ибо она видит по всему периметру небольшие горящие факелы. Дамин старается ускорить шаг, но она его останавливает, и они опять идут медленно.

      Вздох удивления вырывается изо рта девушки, когда они доходят до обрыва. Примерно в тридцати метрах снизу находится огромное поселение. Со своими домами, небольшой Башней Стихий, с улицами. Под верхом пещеры висят факелы, которые освещают всё. В крыше есть несколько дыр, через которые идёт воздух внутрь, но они застелены чем-то так, что не видно звёздного неба.

      — Добро пожаловать в Потерянный город, — шепчет Дамин, прерывая наслаждение видом Вилоры.

      С правой стороны начинаются ступеньки, по которым можно спуститься вниз. Они идут под стеной пещеры полукругом. Спускаться по ним больше получаса. Но с левой стороны есть старый и, скорее всего, самодельный лифт. Дамин ведёт к нему. Он запускает Вилору внутрь, а сам устало опирается о стенку внутри, даёт какой-то сигнал и закрывает защитную решётку. Он успевает только нажать на зелёную кнопку, как падает без сознания на пол. Вилора дотрагивается до его шеи, чтобы отдать немного энергии, но он использовал против неё блок, и девушка обессилено шлёпает его по щекам, но парень не приходит в сознание.

      Лифт начинает спускаться вниз только спустя пару минут.

      — Дамин. Ты меня слышишь? — она кладёт его голову на колени.

      Парень немного прижмуривается, и Вилора расценивает это как положительный ответ. Лифт медленно опускается вниз. На спуск уходит около пяти минут. Всё это время Дамин не реагирует на её слова. Но он дышит, и Вилора считает его пульс — ровный и спокойный. Похоже на то, что он уснул.

      Лифт опускается, и его защита тут же распахивается. Десять пар глаз уставились на Вилору в немом удивлении, вскоре к ним добавилось два ствола, направленных ей в голову.

      — Помогите, — жалобно просит девушка с виноватым видом.

      Её держат под прицелом, пока не приходит некий Каратель. Дамина тоже никто не собирался спасать. Двое, кто держит её под прицелом старых, охотничьих ружей, имеют короткие волосы и испуганные глаза. Женщина, тоже с короткой стрижкой, забирает её рюкзак и проверяет, что в нём, но отрицательно качает головой другим, когда не находит внутри ничего особенно. Остальные время от времени поглядывают на неё, но ничего не говорят. Атмосфера становилась напряжённее с каждой минутой, но Вилору больше всего беспокоило состояние Дамина. Хотя он выглядел как спящий, она не знала, как упадок энергии повлияет на него в пустыне. Любая попытка сказать хотя бы что-то прерывалась фразой «жди Карателя». Благо, долго себя ждать он не заставил. Толпа расступилась, и на горизонте показался заросший мужчина сорока лет. У него была густая борода и короткие коричневые волосы. Он выглядел очень нежным, что совсем не подходило его имени или прозвищу. Ему больше подошло бы нечто типа Красавчик или Миловидный, но никак не Каратель. Он сначала посмотрел на Дамина и приказал отнести его на носилках в медпункт, а потом подал руку Вилоре.

      — Каратель, — представляется мужчина. — Джозеф или просто Джо.

      Мужчина оказывается почти одного роста с девушкой. В его коричневых глазах пляшет озорной огонёк, и Вилора тоже представляется. Остальные расходятся по своим делам, отправляя лифт обратно наверх. Дамина перекладывают на носилки и несут по одной из улочек, Каратель не спеша ведёт Вилору за ними, спрашивая, как она себя чувствует. Вилора не врёт и честно признается, что отвратительно. Джо кажется ей добродушным мужчиной.

      — Вилора, — смакует имя мужчина. — Я рад, что ты добралась сюда. Боялся, что ты заупрямишься и не поедешь. Твоя мама предупреждала об этом, ты ведь Овен. Вы чаще всех остальных такие упрямые. Но ты сделала правильный выбор.

      Вилора нервно смеётся, ведь Версавия слишком хорошо её знала, и теперь это приносит боль.

      — Здесь ты в безопасности, — говорит Джо и поводит руками по сторонам. — Ты в Потерянном городе. Он находится внутри горы, как ты успела заметить. Это одно из убежищ восставших. Оппозиции власти, так сказать. Изгоев.

      — Одно из? — удивляется девушка.

      Джо улыбается и хлопает её по плечу.

      — Я отвечу на все твои вопросы, но для начала тебе надо поспать.

      — Но…

      — Потом, — прерывает он и спокойно направляется дальше.

      Домики в городе небольшие. Много двухэтажных, но чаще попадаются одноэтажные. Все сделаны из какого-то непрочного материала, похожего на картон или фанеру. Окна без стёкол, завешанные какой-то полупрозрачной тканью, хотя у большинства домов есть дверь, некоторые попадаются с занавесками, как на окнах.

      Джо останавливается перед двухэтажным домом, который находится, наверное, в средине поселения, ведь Вилора видит большую полукруглую площадь с небольшим фонтаном посреди неё. Он не работает, но однозначно это или фонтан, или бювет. Земля здесь твёрдая и красная, как песок. Город полностью освещается факелами под самым потолком. В большинстве домов не горит свет, видимо, глубокая ночь и люди спят.

      Джо заводит Вилору на второй этаж дома в небольшую комнатку. Там лежат два матраса, между которыми расстояние не больше тридцати сантиметров. На одном из матрасов спит какой-то ребёнок, и мужчина прикладывает палец к губам.

      — Подушка, одеяло и матрас, — шепчет он. — Сладких снов.

      — Спасибо, — кивает девушка и аккуратно заходит внутрь.

      Она даже не раздевается. Просто прячется под одеяло с головой, подкладывая свой рюкзак под подушку, и перекручивает все события за эти пару дней.

      Она впервые понимает, насколько сильно чувствует себя разбитой и потерянной. Так, как будто кто-то бросил всю её душу в мясорубку и смачно приправил страданиями. И снова плачет, вспоминая маму. Со слезами на глазах Вилора так и засыпает.



Нерина

Отредактировано: 01.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться