Зодион: и с к р а

Размер шрифта: - +

Глава 5


      Через два часа в пещере тихо. Некоторые спят, другие занимаются своими делами: поддерживают свет, сортируют продукты, проверяют наличие всех необходимых вещей. Дамин находит единственное укромное место здесь — возле еды. Он садится там и опирается спиной о влажную стенку, играясь с тремя водными шариками. Парень выглядит грустным и подавленным, так что Вилора решается подойти к нему. Он никак не реагирует на её присутствие, даже когда Вилора садится рядом, в ту же позу, что и он.

      — Как ты? — Вилора начинает разговор, но парень только пожимает плечами. — Спрятал мотоцикл?

      Он резко сжимает руку в кулак, и водные шарики капают на пол. Вилора закусывает губу, понимая, что не стоило этого спрашивать. Но она понятия не имела, что его настроение связано с байком.

      — Пришлось сбросить его в ущелье, — говорит парень и облегчённо вздыхает, разжимая руку. — Я не нашёл места, где мог бы его спрятать.

      — Оу, мне жаль, — говорит Вилора и замолкает, опуская взгляд себе на ноги.

      Дамин какое-то время сидит тихо, но потом фыркает и поворачивается к ней.

      — Это просто вещь, — говорит он, но не уверенно. — Я могу купить новый. Пусть я привык к нему, но ничего.

      Вилора удивлённо поднимает бровь. К ним подходит Джо и присаживается на корточки.

      — Что случилось? — он смотрит то на девушку, то на Дамина. В свою очередь, Дамин опасливо поглядывает на Вилору. — Ты можешь говорить всё перед ней, Дэми.

      — То, что ты ей веришь, не значит, что верю я, — отрезает парень.

      — Дэми, это ты её привёз сюда, — замечает Джо, на что парень только фыркает.

      — Ты понятия не имеешь, какие спектакли могут разыгрывать подсадные утки, — ворчит он, но потом выдыхает. — Я ничего не знал об этой проверке, ясно? Они мне ничего не сообщили. Это значит, что они мне не доверяют, иначе я бы всё знал.

      — Откуда они могли узнать? — спрашивает Джо.

      — Возможно, они только догадываются и решили проверить. Или кто-то видел меня с Вилорой, пока мы ехали сюда.

      — Ты ведь был осторожен.

      — Был, — соглашается парень, но недовольно качает головой. — Что-то здесь явно не так, Джо.

      — Это началось ещё до приезда Вилоры, так что хватит винить её, — говорит Джо и улыбается девушке. — Будь она агентом, они бы не отправляли такого рекрута в дыру вроде этой. К тому же ты говорил, что вы были знакомы. Учились в одной школе.

      — Рекрута? — спрашивает девушка.

      Вилора косится на Дамина, который немного кривит губы от слов Джо. Они не были знакомы, даже ни разу не говорили за тот период, пока учились вместе. Но Дамин как бы слегка приукрасил всё для Джо?

      — Рекрут — это человек, которого принимают на военное обучение, — поясняет ей Дамин и переводит тему. — Это центр всей общины изгнанников. Они уже планировали затопить, разрушить или сжечь этот город, но им важнее песок, чем ваши мелкие послания. Вы не опасны для них. Но они всё равно боятся, что вы что-то замышляете. Это ведь отличный план, приставить к вам того, кого я знаю и видел в Зодионе.

      Джо молчит. Вилора размышляет о всём, что они только что рассказали. Дамин мыслит логично, но при этом очень критично. Но ей непонятна только одна деталь.

      — Ты ведь привозишь сюда продукты, почему ты прячешься? — Вилора поворачивается к Дамину. — Ведь ты привёз продукты и вполне логично…

      — Я взял два выходных, — говорит Дамин. — В свой выходной меня здесь не должно быть. И продукты я привожу на грузовике.

      Джо опускает голову и разглядывает камень под ногами, Дамин сердито дышит и сверлит потолок взглядом. Его не должно здесь быть, как и Вилоры. Они оба оказались тут из-за личного желания, но, если у девушки особо не было вариантов, Дамин же корил себя за такую ошибку. Он взял выходной, чтобы приехать сюда, и теперь может получить в два раза больше проблем. Его могут раскрыть, если спустя несколько дней он не вернётся домой. А проверки могут продолжаться неделями.

      — Они считают, что мы не опасны, и правильно делают, — наконец-то изрекает Джо и поднимается. — Так будет легче застать их врасплох.

      Мужчина уходит, а Дамин только цокает языком.

      — Его имперские замашки меня бесят, — ворчит парень. — Он как будто не видит, что это бесполезно.

      — Это? — Вилора заинтересовано поднимает бровь.

      Дамин поворачивается к ней и разглядывает её лицо. У парня широкий ровный нос, одинакового размера губы, пухлые, но небольшие, сухие и с небольшим шрамом на нижней губе. Линия губ ровная, поэтому никогда нельзя было понять, что испытывает парень, а его лукавая улыбка могла значить как удовольствие, так и насмешку. Хотя он завязывал свои тёмные волнистые волосы, несколько прядей выбивалось, и он просто заправил их за уши. Виски с обеих сторон были выбриты, но волос всё равно много, и когда он их распускал, они держали великолепный объём, которого не всегда удаётся добиться девушкам. В других обстоятельствах Вилора ему бы завидовала.

      Дамин собирается что-то сказать, но потом хмурится, и Вилора фокусируется на его глазах.

      — Хватит на меня смотреть, я не картина в галерее, — ворчит он. — Мне кажется, что у тебя плохо с ассоциациями. Ты увидела парня в битком забитом помещении, где он нашёл укромное место вдали от всех, и решила, что ему одиноко?

      — Я просто подумала, что тебе, как и всем, нужно поговорить, но ты слишком самодостаточен, чтобы просто с кем-то поболтать, — Вилора подымается и собирается уходить, но, как только делает шаг, Дамин хватает девушку за ногу.

      — Эй, — говорит он, и Вилора оборачивается. — Я понимаю, что тебе сложно здесь. Ты одна, у тебя нет друзей и ты доверяешь мне, потому что я привёз тебя сюда. Но я не твой друг, и тем более… я не собираюсь влюбляться. Не нужно пытаться заботиться обо мне.

      Вилора опешила от такого заявления. Дамин смотрел на девушку, как будто прямо сейчас разобьёт сердце. С полными глазами сочувствия и грусти. Он отпустил её ногу, и Вилора могла уйти, но вместо этого она уставилась в даль пещеры, задумалась и расхохоталась так, что некоторые сердито на неё взглянули и попросили заткнуться. Вилора присела обратно к парню и с лукавой улыбкой уставилась на него.

      — Ты что, подумал, что я влюбилась в тебя? — по-доброму смеётся девушка, как будто говорит с ребёнком.

      — Ты так смотрела на меня только что… Я уже видел этот взгляд, и мне оно не нужно, — фыркает парень. — Я без понятия, что ты там надумала, просто решил поставить рамки сразу.

      — Окей, Демс, — смеётся Вилора и хлопает его по ноге. — Я не влюбилась в тебя, а просто хочу стать твоим другом, чтобы ты наконец-то понял, что мне можно доверять, вот и всё… ах да, ещё потому что Сэм говорит, что ты не такой уж и мудак.

      — С… Сэм?! — недовольно вскрикивает Дамин и закатывает глаза. — Не такой уж? То есть я мудак, но иногда нет?

      — Со мной ты ведёшь себя как мудак, признай это, — Вилора пнула его в плечо и довольно улыбнулась, как будто в этом было что-то хорошее.

      — Ничего подобного, — фыркает парень и поднимает футболку, у которой немного обгорелые края. — Мудак тут ты, Вилора, просто посмотри, что сделал твой огненный шар.

      Парень тычет на красное пятно на коже, похожее на незначительный ожог. Судя по футболке, от некоторых её шаров он не смог увернуться. Хотя он сам выглядел довольно грязным, обгоревшая футболка выделялась по сравнению с бледной кожей. Вилора не понимала, как ему удаётся сохранить такой цвет кожи, если он так часто находится в Старолунной.

      Вилора с опаской оглядывается по сторонам, но никто на них не смотрит. Мелиса и Сэм болтают о чём-то с другими людьми, Джо обнимает свою жену, явно успокаивая её, ведь Жозефина выглядела обеспокоенной. Она помогала всем устроиться, но сама не нашла для себя места.

      Вилора заставляет загореться небольшой огонёк в своей ладони розовым оттенком. Свет освещает их с Дамином лица, и парень немного дёргается от вспышки. Он с опаской смотрит на девушку, а Вилора радостно улыбается, как маленький ребёнок.

      — Прекрати, если кто-то увидит, у тебя будут неприятности, — ворчит парень.

      Вилора усмехается и хватает его за пальцы горящей рукой. Дамин пугается, его глаза расширяются от страха, он пытается вырвать руку, но через мгновение до него доходит, что его одежда не загорается от огня. Огонь розового цвета тёплый, и им невозможно ничего поджечь. Вилора его использовала, когда хотела согреть маму в холодные зимние вечера.

      — Вау, — выдыхает парень и расслабляется, а Вилора отпускает его. — Как будто я подставил руку солнцу.

      Вилора хмыкает и скатывает огонь в небольшой розовый шарик, девушка делает внутри шарика морду кота, он беззвучно мяукает, и огонь растворяется. Дамин мягко улыбается ей и берет её ладонь. Он проводит своей ладонью по ней, и Вилора ощущает прикосновения влаги к коже. Вся её рука оказывается мокрой, а потом парень формирует небольшой прозрачный шарик на её влажной руке.

      — Можешь поместить огонь внутрь воды? — спрашивает он.

      Вилора пожимает плечами. Она никогда не пыталась взаимодействовать с кем-то, кто управляет водой. И Вилора никогда не пыталась практиковать свою силу под водой. Она слышала, что в академиях есть урок плаванья, но в школах такого не было, а у неё никогда не было желания научиться плавать, поэтому и практиковаться не было где.

      Вода на её руке достаточно тёплая, и Вилора пытается создать огонь внутри, но у девушки плохо получается. Но как только она лишает огонь температуры, превращая его просто в визуальный эффект, чего ей ещё никогда не удавалось, пламя вспыхивает в воде, немного расширяя шарик. Это похоже на то, как будто огонь находится за стеклом, по цвету напоминает слоновую кость и окрашивает воду в тот же мягкий цвет. Они смотрят на это какое-то время, пока Дамин не хлопает рукой по шарику, и он растекается по руке девушки, а огонь просто исчезает.

      — Я, эм… да, — Сэм делает вид, что не заметил, и переводит взгляд от рук к Дамину. — Я хотел сказать, что мы делаем чай и нам нужно много воды, ты не мог бы?..

      — Да, конечно, — парень поднимается и отряхивает свою одежду от пыли.

      — Я могу чем-то помочь? — Вилора тоже поднимается.

      Сэм осматривает девушку, а потом качает головой.

      — Отдыхай.

      Вилора с пониманием кивает и пытается вновь найти Ви, обходя и переступая спящих и обеспокоенных людей.


      Вилора просыпается посреди ночи оттого, что девушка рядом с ней начинает трястись от холода, а Ви рядом укуталась с головой в одеяло. Температура резко опустилась, девушке было немного прохладно, но температура тела позволяла не мёрзнуть при лёгком похолодании. Но лёгким оно оказалось только для Вилоры и остальных огненных. Другие люди по уши укутывались в одеяла и стучали зубами во сне, пытаясь найти немного тепла у своих соседей. Люди невольно сбивались в кучи, как спящие еноты.

      Вилора забирает своё одеяло и направляется к месту, где должен быть Джо, в надежде, что он и Жозефина не спят. Но находит обоих спящими. Жо буквально прячется под одеялом, а Джо уснул за какой-то книгой, не успев даже потушить лампу. Вилора гасит её на минимум и решает возвращаться обратно, хотя сна нет ни в одном глазу.

      Солнечный свет не поступает в пещеру, и непонятно, сколько времени. Может, Вилора спала час, а может, и двенадцать. Но зубы от холода стучат у многих, и это её иногда пугает. Некоторые храпят очень сильно, и этот храп эхом отбивается от стен, становясь только громче. Вилора удивлена, что эти звуки не разбудили её или кого-либо ещё.

      Дамин заснул на том же месте, где они были вчера. Он спит сидя, обнимая себя руками и поджав свои ноги к груди. В такой позе у него однозначно затечёт шея, но понятное дело, он никому об этом не скажет. Парень был одним из тех, на кого смотришь и трудно поверить, что у него есть хоть какие-то чувства. Трудно поверить в то, что он уязвимый, что его можно хоть как-то ранить. Но пока он спал, то выглядел на свой юный возраст. Его веки трепетали, и сам он постукивал зубами, как и большинство других. Его кожа приобрела бледный оттенок, а губы посинели.

      Вилора грустно вздыхает и подходит к нему ближе, укрывая его своим одеялом, а под ним окутывает тело Дамина согревающим огнём. Свет проходит сквозь одеяло, но люди спят, и Вилора не беспокоится, что кто-то заметит её. За пять минут парень согревается и расслабляется. Он перестаёт стучать зубами и начинает дышать ровно и спокойно. Его кожа вновь приобретает розоватый оттенок. А Вилора не замечает, как внезапно засыпает рядом с ним.

      Она просыпается оттого, что её укрывают одеялом, и первое, что Вилора видит, это Дамина. Он поправляет плед, когда тот сползает с её плеча, и немного отшатывается, когда замечает взгляд девушки.

      — Я думал, ты спишь, — говорит он, распрямляясь. — Спасибо за одеяло.

      — Не за что, — сонно бормочет Вилора и понимает, что ей действительно холодно.

      Люди начинают просыпаться. Некоторые греются с помощью чая, другие готовят горячий завтрак, дети согреваются, играя в салочки. Постепенно вся пещера снова нагревается от движения, Вилора ощущает это.

      Удивительно во всем этом то, что её температура высокая, но, когда становится действительно холодно, девушке холодно вдвойне. Вилора не знает, как именно это объяснить, но она укутывается в одеяло с головой и создаёт небольшой шарик тёплого огня, проходит достаточно много времени, прежде чем Вилора согревается так, чтобы хотя бы не стучать зубами.

      В таком темпе проходят два дня. Люди спят, пьют горячий чай, как могут греются ночью. Джо читает книги на ночь детям, а Дамин выжимает все силы из себя, чтобы создать воду. Водных мало в таких местах, очень мало. Даже в самом большом городе изгнанников, таких, как он, всего пятеро. Но они не так сильны, как Дамин, в этом и была вся проблема, из-за которой его заставляли растрачивать свои силы.

      Людей в пещере было больше двух сотен. Сложно посчитать точно. В эту пещеру прятались не все. Некоторые уходили в другие места и прятались там. В этих горах было много пещер, и секретных ходов к ним сделали достаточно, чтобы вовремя спрятаться. Но все требовали еды и воды, и кому-то приходилось на это работать. В какой-то момент Вилору попросили подогреть чай и помочь с готовкой. Это впервые, когда ей доверили какую-то работу, и Вилора с удовольствием занималась хоть чем-то, что косвенно напоминает ей о доме.

      На четвёртый день Дамин расхаживает из угла в угол, матерясь себе под нос. Джо какое-то время игнорирует его, но потом хватает за руку и останавливает. Многие уже спят, Вилора направляется к двум спорящим мужчинам и замечает, как мило Мелиса устроилась на Сэме в попытке поиска тепла.

      — Я должен был привезти продукты сегодня, но даже не появился на складе, — говорит Дамин и вырывает руку. — Ты понимаешь, чем это может обернуться?

      — Дэми, — спокойно говорит Джо. — Мы придумаем тебе оправдание. Скажешь, что попал в плен… вселенские боги… не знаю. Что-нибудь. Ты выглядишь довольно грязным, побитым и измученным, как для того, с кем произошло нечто ужасное.

      Дамин фыркает и закатывает глаза. Вилора же решает промолчать, надеясь увидеть что-то новое, но тот только выжидающе смотрит на Джо, который так же смотрит на него.

      — Ладно, — бросает Дамин и проходит в шатёр.

      Джо не захватил много книг с собой, но Вилора удивлена, что он успел принести хотя бы пять. Его дом был полностью завален книгами, он постоянно что-то читал. И каким-то образом у него всегда была свежая утренняя газета, которую бесплатно раздавали в Амбасадоре. Можно поспорить, что Дамин тащил их ему пачками.

      — Что такого в этих книгах? — спрашивает Вилора, переворачивая одну обложкой вверх. — Это вообще детские сказки.

      — В любой книге могут быть скрыты послания, которые расшифрует только тот, кто ищет, — говорит Джо и грустно вздыхает. — Тех, кто рассказывал о прошлом — убивали, тех, кто их слушал — тоже убивали. А тех, кто доносил информацию — приближали к Зодиаку. И в итоге всё, что мы имеем, это кучи запрещённых книг, фильмов и разной мелочи, которую хранят в секретных и не очень местах по всему Зодиону.

      — Это то, чем занимаются Стоимённые, — догадывается девушка и присаживается за стол. — Они в поисках всего, что расскажет больше о Зодионе до войны?

      — Да, — Джо садится напротив, Дамин же опирается о стенку и рассматривает огонь в лампе.

      — Почему это так важно? Что такого там может скрываться? — Вилора берет в руку другую книгу и перелистывает её. — История — это чепуха.

      Дамин фыркает, но ничего не говорит. Вилора бросает на него недовольный взгляд и опирается на стол, за которым сидит Джо.

      — К сожалению, мы знает не так много, но все поиски проходят не зря. Зодиак многое скрывает от народа, и я надеюсь…

      — Джо, — предупреждает его Дамин.

      — Дамин, — так же отвечает ему Джо и возвращает взгляд к ней. — Я надеюсь, что когда-то мы откроем глаза остальным. Они много врут, много недоговаривают.

      — Чтобы что-то изменить, надо действовать, — замечает Вилора. — А вы сидите в норе, как мышки в поле.

      Вилора слышит очередной фырк от Дамина, и в этот момент он опирается двумя руками на стол, нависая над ней. Джо с интересом откидывается на стул, а Вилора сжимается в надежде, что парень отстанет от неё. Но Дамин сверлит девушку жёстким взглядом и говорит почти рыча. У него слишком много презрения в глазах, которого Вилора не заслуживала.

      — Ты приходишь в наш дом и обзываешь нас, не зная ничего, — грубо рявкает парень. — Я в курсе, чему тебя учили там, у тебя в локалитете. Огненные опасные, они всемогущие, они непобедимые. Огонь опасен, и его нужно порицать. Но ты ведь и доли правды не знаешь.

      — В том-то и дело, — её голос дрожит. — Дэми… ин. Здесь полно огненных. Тех самых, которые устроили войну почти сто лет назад. И…

      — Они не имеют сил, — Джо прерывает Дамина и кладёт руку ему на плечо, заставляя расслабиться. — Я знаю, что тебе будет трудно в это поверить, но правда в том, что огонь действительно сильная стихия. Самая сильная. Самая разрушительная. И самая сложная. Вилора, то, как ты можешь использовать свою силу, это почти чудо.

      — Я не понимаю, — признает Вилора. — Я ведь постоянно вижу, как огненные зажигают огни и как они поддерживают тепло в городе. Готовят обед. А Сэм? И Мелиса? Они прекрасные врачи.

      — Большинство скрывает свои силы, — мягко говорит Джо, Вилора замечает, что Дамин слушает его так же внимательно, как и она. — Чтобы научиться управлять силами, нужно много времени и тренировок, а те, кто здесь… у них нет такой возможности или же не было. Огонь опасен не только для окружающих, но и для них также.

      — Вспышки, — говорит Вилора. — Вспышки силы. В детстве огонь был такой горячий, что я могла обжечь сама себя.

      Джо кивает.

      — А большинство из тех, кого ты видела здесь… они скрывали свои силы годами, и теперь слишком поздно, чтобы использовать их и обучаться. Они могут зажечь мелкий костёр, но контролировать температуру шаров или даже сделатьогненный шар… для них это невозможно. Вот в чём правда, Вилора.

      — Огонь не только сильный, но и сложный, но, если кто-то научится управлять им, этот человек буквально непобедим, — бубнит Дамин. — Не все огненные опасны, но один опаснее всех остальных.

      — Ты можешь за секунду выдавить всю жизнь из человека, если бы попался… — неуверенно замечает девушка.

      — Блок от моих сил, и всё, — говорит парень, пожимая плечами. — Нельзя поставить блок от всего, что используется вне. Когда я выталкиваю воздух или забираю воду, то забираюсь внутрь тела. Огонь же всегда используется снаружи. Понятное дело, что ты можешь поджечь изнутри человека, но эффект тот же, что и от шара.

      — Именно поэтому ты так важна, Вилора, — Джо присаживается на корточки и берет её руки. — Ты умеешь то, чего не знает большинство. И важно сохранять в секрете твои возможности, пока ты не усовершенствуешь их. Нам не нужна армия огненных, чтобы что-то изменить, нам достаточно только тебя.

      Вилора нервно сглатывает. Всю жизнь она чувствовала себя изгоем и неудачницей. У девушки не было сил, а те, что были — их было недостаточно для социума в Зодионе. Все строилось на том, какие у тебя способности. Если твои способности слабы или их нет — у тебя практически нет никаких шансов на хорошую жизнь. И теперь мужчина и парень уверяют её в том, что Вилора единственная в своём роде и что девушку оберегают из-за её способностей.

      — Если ты встанешь на сторону Зодиона или если тебя убьют, всё, что мы будем делать дальше — бессмысленно, — говорит Джо, смотря ей прямо в глаза. — Я знаю, трудно поверить в такую собственную важность, но это правда. Мы давно искали таких, как ты, и рады, что нашли.

      — Таких? — Вилора морщится и переводит взгляд на Дамина.

      — Тех, кто контролирует свои силы и управляет ими, — говорит он. — Кто не выдыхается за час интенсивной работы.

      Вилора вздыхает. У неё в голове не укладывается, что это не шутка. Джо поднимается и хлопает Дамина по плечу.

      — Пора тебя вывести наружу, — говорит Джо и улыбается. — Тебя там уже давно обыскались. Придумал легенду?

      Дамин хмыкает и кивает.


      Пещера тянется невероятное, бесчисленное количество километров. Вилора подсвечивает путь с помощью двух огненных шаров, пока Джо и Дамин обсуждают возможные варианты его отсутствия. Её уверили, что всё будет безопасно и нет никаких шансов, что их поймают. Они проведут Дамина и спокойно вернутся.

      — Устрой небольшой смерч, — наставляет Джо. — Это отвлечёт всех от входа в пещеру, и они не поймут, откуда ты пришёл.

      — Разве водные умеют делать смерч? — удивляется Вилора.

      В полутьме лица Джо и Дамина выглядят совсем иначе. Мужчины переглядываются между собой. Дамин начинает хитро улыбаться, а Джо недовольно цокает языком.

      — Не умеют, — издевается Дамин. — Только воздух или огненные, если это огненный смерч.

      — Тогда как?..

      — Вилора, Дамин воздушный зодиак, — замечает Джо, недовольно поджимая губы, переводя взгляд между ними. — Я думал, вы в этом разобрались.

      — Но он же Водолей, — говорит Вилора, как будто это очевидно. — Водо-лей.

      — Водолей — это воздушный знак, — с усмешкой говорит Дамин и идёт дальше.

      Самая огромная и отвратительная из всех ошибок, которые когда-либо допускала Вилора. Она обучалась в высшей школе Зодиона, и у неё, как и у всех, была астрология. И Вилора там, как и все, изучала зодиакальный круг, какие знаки относятся к какой стихии и все остальное. Но при знакомстве с Дамином её логика оказалось просто железобетонной. Если в слове есть «водо», да ещё и «лей», то однозначно этот парень — водный знак.

      Но в ступор девушку ввело не это. Если Водолей — это воздушный знак, то почему Дамин умело управляется с водой? Хотя парень заметно прошёл вперёд, пока Вилора осознавала всю полноту картины, ей не составило труда схватить его за рукав и развернуть к себе. И прежде, чем она успела что-то спросить, он вырвал руку и сообщил:

      — Я абмиверт, — парень хмыкает, догадываясь, ради чего она открывает рот. — Сказки о двуликих помнишь? Вот это обо мне.

      Вилора недовольно складывает брови в тонкую полоску. Двуликие — это герои популярных детских сказок. Они умели управляться сразу с двумя стихиями, и это высасывало их жизненные силы, отчего они становились страшными, безобразными и пугающими. Дамин выглядел вполне мило по сравнению с описаниями в сказках.

      — И ты управляешь двумя стихиями? — Вилора задаёт вопрос с детской заинтересованностью.

      — Да, — резко парень останавливается и двумя руками останавливает девушку и Джо. — Туши шары. Прячьтесь.

      Он отпихивает их за свою спину. Джо хватает девушку за руку, и они прячутся за выступ какой-то скалы, пока Дамин уверенно идёт вперёд.

      — Кто здесь? — голос грубый, резкий и не знаком. — О, старик, это ты? Демс?

      — Святой Зодион, Лорт! — голос Дамина звучит не так, как обычно. — Чувак, наконец-то я выбрался!

      Голос Дамина живой, тёплый и настоящий. С Вилорой он говорит спокойно, равномерно и безжизненно, как будто весь его мир — тленный. С этим Лортом всё было по-другому. Его обычный глубокий голос становится немного выше и задорнее.

      — Все тебя ищут, — замечает Лорт и хлопает его по плечу. — Тебя не было четыре дня, хотя выходных ты взял всего два.

      Дамин смотрит на парня с наигранно-виноватым лицом, но актёр из него отличный, так что он не беспокоится о том, что ему не поверят.

      — Знаю, но… дерьмо, Лорт, пообещай никому не рассказывать.

      Вилора замирает, у неё стынет кровь в жилах от того, что парень расскажет своему другу.

      — Да ладно, что такое?

      — Нет, серьёзно, меня могут отослать, — говорит Дамин и ждёт его реакцию.

      — Ну… о-окей, — Лорт отводит взгляд и хмурит брови.

      — Я приехал сюда ночью и случайно провалился в ущелье, — Дамин весело хмыкает и кладёт руку на плечо парню, он от этого обращает на него взгляд снова. — Мотоцикл вдребезги, а я, пока делал себе воздушную подушку, израсходовал все силы и так и провалялся в той дыре почти целый день, прежде чем восстановился. Потом нашёл какую-то пещеру и вот я здесь. Она ведёт прямо к дну ущелья, а там темно, как в заднице. Единственный раз, когда я пожалел, что не родился огненным.

      Лорт смеётся и снова хлопает его по спине.

      — На какой Святой Зодион ты вообще сюда припёрся? — удивляется парень, и Вилора слышит только тишину, потому что Дамин загадочно улыбается Лорту. — Ааа… ну как уж тут не догадаться. Миленькие заключённые, которые готовы на всё ради сладостей или настоящего шампуня?

      — Лорт, — прерывает его Дамин, серьёзно на него глядя.

      — Дементий, надо было быть аккуратнее, с твоим-то прошлым… начальник всё поймёт, но будет прикалываться в два раза больше обычного.

      — Да в курсе я, — их голоса почти стихли.

      Джо и Вилора ждут какое-то время, а потом начинают тихонько возвращаться обратно. Тропа к пещере извилистая и идёт то вниз, то вверх. Иногда надо перейти небольшие ручейки с очень холодной водой. Возможно, они прошли несколько затопленных пещер, но Джо ничего не показывал, он просто быстро шёл вперёд, пытаясь поскорее вернуться обратно. Путь обходил, наверное, полукругом всю гору, было не совсем понятно, но занимал много времени.

      Идеально эти горы знал только Джо, именно поэтому он и пошёл проводить Дамина, потому что без него здесь легко заблудиться. Самое ужасное, что если ты заблудишься, то выйти шансы минимальны, тебя даже никто не услышит, хоть голос сорви.

      — А как вы познакомились с Дамином? — спрашивает Вилора, и её голос эхом разносится по пространству пещеры и мигом затихает. В куполе над ними светятся сталактиты. Вилора узнала это слово от Дамина.

      — Я знал его мать, раньше мы жили в затопленной шахте, — говорит мужчина и поворачивает к финишной дороги, которую легко узнать по мокрым камням. — Потом, перед тем как её затопило, я уехал сюда, а она осталась. Там их и поймали.

      — Что там произошло? — Вилора усиливает яркость своего огненного шара, чтобы осветить дорогу. — Почему затопили город?

      Джо грустно вздыхает, он сжимает руки в кулаки, но расслабляется, когда смотрит на девушку. Он останавливается на секунду, оглядывается, но потом шагает дальше, уже не так быстро, как до этого.

      — Они знали, что происходит в этом городе, за нами следили изнутри, в какой-то момент они просто приехали и устроили ещё одну проверку, как обычно, — Джо пожимает плечами. — Я в это время уехал из города, большинство остались. Мы решались на крупное восстание, но город затопили, ясно дав понять, что будет, если мы это сделаем.

      — Не совсем понимаю, — признает Вилора.

      — Люди прятались прямо в городе, они затопили город с живыми людьми, — пояснил Джо. — Меня там не было, но говорили, что это было пугающе. Тысячи тел всплыли наверх, как какой-то мусор… Некоторые задыхались и просили помощи, но людям запретили их спасать. Тех, кто пытался… их убивали на месте. Они убили всех, и тех, и заключённых, которых, как мы думали, они сначала выведут, так как те полезны для них. Но утонули многие.

      Вилора сглотнула ком в горле, представляя, что произошло, если бы затопили Потерянный. Как люди всплывали вверх, а другие боролись за жизнь; как убивали тех, кто пытался помочь. Она могла быть среди них или же среди тех, кто утонул. Девушку передёрнуло от представленного.

      — Потерянный они не смогут затопить, — замечает Джо. — Здесь слишком большая система туннелей и пещер.

      Вилора облегчённо вздыхает. Но то, что город нельзя затопить, не изменяет того факта, что его можно разрушить или сжечь. Хотя глупо сжигать город, в котором вы ожидаете встретить много огненных.

      — Но если город затопили, то почему Дамин жив?

      — Он сделал огромный воздушный шар, который позволил не задохнуться и выплыть наверх, там их и схватили, когда увидели, что он сделал. Он жив из-за своих способностей. А об остальном он сам тебе расскажет, если захочет.

      Мужчина слабо улыбается и осматривает дорогу, уверенно направляясь дальше. Они доходят до входа в убежище, которое завалено камнями на всякий случай, и чтобы войти, нужно знать какой валун убрать. Джо и Вилора берут камень и пытаются сдвинуть его. Им помогают с другой стороны, и уже через пару секунд они направляются внутрь убежища.

      — Его сестре было четыре, а ему восемь, и для восьми лет у него были выдающиеся способности, знаешь ли, — говорит Джо и хлопает девушку по плечу. — Его мать и сестру убили, а его отправили на перевоспитание. Им нужны такие солдаты, как он. Но детей старше шести лет не убивают в любом случае. Утилизации подлежат люди до шести лет и от восемнадцати.

      — То есть меня не убьют, если я сдамся? — спрашивает Вилора.

      — Нет, но тебя сломают, чтобы ты могла быть полезной для Зодиона, — Джо задумывается. — Возможно, из тебя сделают одну из заключённых, которую держат под башнями в Амбасадоре.

      — М? — Вилора кривится, воздух в пещере тёплый и затхлый.

      — Под Амбасадором есть тюрьма, там держат разных заключённых, которых нельзя оставлять без присмотра.

      — И мою маму? — с надеждой спрашивает девушка.

      — Скорее всего, — улыбается Джо. — Я был там… однажды.

      — И? — Вилора хватает Джо за руку, как будто он может её спасти от бедствия. Мужчина слегка замедляется. — Как там?

      — С твоей мамой всё будет в порядке, — вкрадчиво говорит Каратель и разворачивается. — Надо проверить запасы, займись чем-то.

      — Джо! — Вилора недовольно вскрикивает, но мужчина только махает рукой.

      Восьмой день пребывания под землёй похож на безумие. Каждый день начинается и заканчивается одинаково. Всё сливается в одну огромную кучу, и ты перестаёшь различать людей, ты перестаёшь понимать, кто ты. Тебе слишком холодно или слишком жарко. Время становится похоже на желе, в котором ты просто застрял. Никто не знает, который час и какой это день, только Джо постоянно отсчитывает и объявляет. Люди кашляют, хлюпают носом и чихают: от перепада температур многие заболели.

      Воды не хватает после ухода Дамина. Люди постоянно уходят в пещеры, чтобы набрать её, но её нужно долго кипятить, чтобы начать пить. Жидкость отдаёт запахом протухшей рыбы, послевкусие не лучше, но больше нет ничего. Продукты заканчиваются, Вилора отдаёт часть своей еды Ви, которой предлагают порцию поменьше, потому что она ребёнок. Ей не лезет еда через ком в горле, а от воды тошнит, и девушка старается найти укромное местечко, чтобы вырвать. Вилора никогда не пробовала протухшие вещи, но жареная капуста с морковью напоминают это.

      Девятый день Вилора не поднимается с матраса. У девушки озноб, она мокрая, но её трясёт от холода. Губы сухие, и Вилора ощущает, как еда вновь движется вверх по горлу, напрашиваясь на выход. Ви приносит ей отвратительно пахнущую воду, и у неё хватает сил, только чтобы помахать головой, отказываясь, и промычать что-то несвязное. Вилора проваливается в себя, пытаясь уснуть, и просыпается оттого, что кто-то гладит её лоб холодной тряпкой, которая пахнет чем-то резким. Ей холодно, но одеяла на ней нет, и Вилора пытается его найти, но её руки перехватывают, крепко удерживая на месте. Сил, чтобы бороться, у неё нет, и она обмякает на твёрдом матрасе.

      Девушка открывает глаза, но даже от слабого света они болят, и Вилора жмурится в попытках рассмотреть человека. Взгляд фокусируется долго, но, как только это случается, она узнает волосы Мелисы и спокойно вздыхает.

      — У тебя отравление, — тихо говорит она. — Твой организм не привык к нашей воде, до этого ты пила более чистую.

      Она убирает тряпку и подносит бутылку с водой, но Вилора качает головой. Если у девушки отравление от этой воды, это значит, что она не должна её пить, чтобы привыкнуть.

      — Это другая вода, пей, тебе надо, — говорит Мел и настойчиво суёт бутылку.

      Вода действительно ничем не пахнет, разве что водой. На вкус она охлаждающая, и Вилора буквально припадает к ней, осушая полностью всю бутылку.

      — Холодно, — замечает девушка и тянется к одеялу, которым укрыли только ноги, но Мелиса останавливает её.

      — Нельзя, — говорит она и смачивает тряпку. — Тебе нужно пить много воды, вытирать тело вот этим и не укрываться.

      — Но мне холодно, — умоляюще замечает Вилора.

      — Я знаю, — говорит Мелиса. — У тебя была температура под сорок, теперь меньше. Сможешь вытереть себя дальше сама?

      — Д-да.

      Мел отдаёт ей тряпку и небольшую посудину с резким запахом на вид как вода.

      — Это уксус, — говорит девушка. — Должен помочь.

      Когда Вилора вытирает своё тело, тряпка становится всё грязнее и грязнее, а вода из прозрачной превращается в желтовато-коричневую. Тело ломит. Мышцы болят, как при тренировках, но Вилора ничем не занималась почти девять дней. Она понимает, что в пещере тепло, но девушку всё равно трясёт. Одеяло греет только ноги, и Вилора не может укрыться им с головой, приходится растирать тело руками, чтобы хоть как-то согреться. Она бы попыталась согреться огнём, но у неё не хватит сил, и многие бросали на девушку неоднозначные взгляды, так что это было бы заметным.

      Люк сверху, через который они попали в пещеру, отворяется, и в пещере воцаряется мёртвая тишина, а все фонари гаснут в один миг, слышно только громкое дыхание огромного количества людей.

      — Они ушли, можете выходить, — говорит голос, и пещера вновь освещается.

      Люди с облегчением вздыхают и начинают собирать свои вещи.



Нерина

Отредактировано: 01.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться