Золдан. С чистого листа

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Русские не сдаются.

 

Не смотря на весь извергаемый мной оптимизм, разговор с сотником дался очень тяжело. Совершенно непонятно, как быть и куда бежать, когда такой здоровенный мужик, как Милс, складывает лапки на пузике и говорит: "мы все умрем". Согласитесь, звучит дико. И немного глупо. Понимаю, что я могу себе просто не представлять весь масштаб трагедии, но я даже не могу вообразить, откуда такое похоронное настроение.

Ладно, Крис, нечего гадать, пора действовать.

Пока что самой вероятной проблемой мне кажется голод. Понятия не имею, сколько еды нужно на двадцать пять человек, основная масса которых - настоящие боровы. То есть, я хотела сказать, мужики. Тем более что сейчас они вполне себе неплохо охотятся. Интересно, в дождь охотиться нельзя? Или те зверюги, что зайдут к нам на огонёк, не съедобные? Терроризировать сотника и дальше своими многочисленными вопросами я не стала, наметив себе жертву среди женской части населения Красногорья. Первой я отловила Гданку и сразу же поинтересовалась её авторитетным мнением. Благо, ревизию мы делали только сегодня, так что хоть примерный объём представлю.

Оказалось, что вся та прорва продуктов, что мы имели в запасе, а я наивно полагала, что ей роту солдат накормить можно, закончится быстро, приметно через неделю. Кстати, неделя тут составляет одиннадцать дней, их три, и отдельно идет день начала месяца. Убогий календарь! Понимаю, что его не просто так сделали столь странным, может, подстраивали под цикл местного ночного светила, или еще какие неведомые мне причины были. Но как же трудно осекать себя, что в их неделе дней почти на две наших. Хотя бы декады сделали, что ли. А то какие-то одиннадцатикады получились, и сбоку бантик. Надеюсь, привыкну.

Со зверьем все оказалось еще хуже, чем я думала. Большинство местных животных несъедобны. Не сказать, чтобы ядовиты, но либо их мясо воняет дико, либо вкус омерзительный, либо и то, и другое вместе взятое. Есть один вид зверька из уже оприходованных местными, называется ластри, который ест, спит и передвигается, разместив свое нежное тельце исключительно на определенных деревьях. Вот за счет столь строгой диеты вкус их мяса остается очень даже приличным. На них и охотятся. И в сезон дождей, а, точнее, за пару дней до, они все куда-то пропадают, чтобы появиться недель через пять с выводком потомства. Местных недель, прошу заметить. Два наших месяца без источника еды! Пометив в блокноте, что требуется заготовить порядка ста двадцати тушек бедных несчастных ластри (прямо геноцид какой-то), продолжила расспросы.

Выяснилось, что жители сторожевого поста Красногорье также перебиваются собирательством. Мне продемонстрировали два вида фруктов, один - орехов и даже показали дикорастущий салат. Все! Больше рацион разбавить будет просто нечем. Даже если удастся добыть достаточное количество еды, сложнее всего сохранить ее все это время. Местные либо употребляют все сразу, либо круто засаливают продукты, либо сушат и вялят. Соль закончилась, а насушить нужные нам объемы мы уже не успеваем. Дилемма. Вот и думай, кто виноват во всей этой ситуации.

Поняв, что одна, пусть и моя светлая, голова - хорошо, а мозговой штурм все же лучше, потопала к своим. Перед дверью остановилась. Видимо, работы закончились, раз вместо строительного гама звучит смех, поощряющий Саню продолжать травить свои байки.

- И тут еврейка перестаёт изображать из себя иностранку и говорит на русском, растягивая гласные: "Это форель? Да у нас в Израиле форель в пять раз больше, а это так, килька!"

Послышался дружный хохот. Не хочется обламывать ребятам веселье, но придётся.

Моё появление было встречено тишиной и ехидными улыбками. Товарищи попаданцы переглядываются, перемигиваются и косятся на меня. Стою молча. Они молчат, и я молчу. Первым не выдержал Саня:

- Ну, Крис, ты ничего не замечаешь, да?

А что замечать? Дом привели в порядок, теперь у нас есть две комнаты: дальнюю отдали нам с Машей, а большую, в которой сейчас все и сидели, выделили парням. В ней же стоял стол и пара лавок для проведения общего досуга. К тому же нам на каждого была выделена большая лавка-кровать и сундук для вещей. Не густо, но с учётом обстоятельств - терпимо. Ребята расположились за столом и пили пиво.

Стоп! Какое пиво? Мы находимся в поселке, затерянном на краю географии богом забытого мира! Откуда здесь пиво в алюминиевых банках и упаковки с чипсами?

- Долго ж ты соображала, - широким жестом Владимир предложил присоединиться к застолью. - Обнаружили наши вещи под завалами. Видимо, перенеслись вместе с нами.

- Твои тоже там. Я отнес их в комнату, - Олег выделил интонацией принадлежность вещей.

- Пивка жахнешь с нами, да? - Саня нырнул под стол, откуда раздался его следующий вопрос: - Тёмное или светлое?

- Спасибо, - ответила сразу всем, и потом уточнила: - тёмное.

- Кристиночка, а ты чего такая грустная? Совсем тебя мальчики загоняли? - немного захмелевшая Маша кривовато подмигнула, а Саня заржал. Да уж, видимо, серьёзный разговор стоит отложить. Или протрезвить их, сразу вывалив всю известную мне информацию?

- Да так... Ребят, вы как хотите, чтобы я испортила вам сегодняшний вечер или завтрашнее утро?

- А вариант "не портить ничего", как я понимаю, не рассматривается? - металлюга мигом подобрался.



Татьяна Урсова

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: