Золдан. С чистого листа

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Суета сует.

 

В последний раз осмотрела собранную для транспортировки на побережье поклажу и, оставшись довольна, кивнула Милсу.

- Кристина, сейчас я могу выделить только двоих людей для охраны, это небезопасно!

- Сотник, с нами будет маг, не переживайте! Нам слишком нужна эта вылазка, вы же понимаете.

- Вот же бедовая! - в сердцах выкрикнул сотник. - Ладно, Луксис, начинай. Удачи вам.

И маг, явно рисуясь, картинным жестом вскинул руки, проделал несколько сложных пассов и зашептал заклинание. С кончиков его пальцев посыпались изумрудные искры, закручиваясь в спираль на уровне груди мужчины, все больше и больше уплотняясь, пока, наконец, не образовали большой, выше роста человека мерцающий овал.

- Вперед, и быстро! Долго не удержу! - приказал Луксис, а мы, резко ускорившись, стали закидывать вещи в портал. Настоящий магический портал!

 

Прошло почти двое суток с тех пор, как сотник Милс, объявив общий сбор, поведал своим подопечным об отсутствии связи со столицей. До сих пор помню то жуткое гробовое молчание, наступившее после, казалось бы, невинной фразы "каравана не будет". Такое ощущение, что все Красногорье только что приговорили к смертной казни.

Хатиша, третья из местных женщин, не справившись с эмоциями, зарыдала в голос, прижав ладони к уже ощутимо округлившемуся животу. Стоящий рядом Листор поспешил утешить супругу, уговаривая ее не волноваться ради здоровья малыша. При этом ни разу не прозвучала фраза, что все будет хорошо. Луксис, также присутствующий на сборе, зло сплюнул сквозь зубы и приложился к фляжке.

Сотник умолчал о причинах поломки маяка. Либо счел излишним поиск виноватых в данных обстоятельствах, либо просто побоялся самосуда, который могли учинить люди без будущего над призванными. Одного не могу понять, почему двадцать человек так быстро опустили руки. А как же надежда, которая умирает последней? Почему никто ничего не пытается сделать? Неужели люди настолько привыкли, что маги должны делать все за них, что не пытаются даже барахтаться самостоятельно?

- Так получилось, что всем нам неоткуда ждать помощи, - вещал Милс, обводя толпу тяжёлым взглядом. - Признаюсь, я и сам в какой-то момент готов был впасть в отчаяние. Но эти люди, - кивок в нашу сторону, - волею судеб оказавшиеся в Красногорье в это тяжёлое время, уверены, что наше спасение в наших руках. И я хочу им верить. Поэтому призываю вас, друзья мои, сплотиться перед лицом общей беды и исполнять приказы нашего будущего коменданта, будто самого герцога.

Люди зароптали, недовольно глядя на сотника. Вперёд вышел Моран, тот самый здоровенный детина, который вчера на тренировочном поле отправлял меня рожать детей:

- Милс, дружище, ты чего это вздумал ответственность на других перекладывать? Тебя старшим назначили, ты нас и веди.

Несколько голосов поддержали озвученную точку зрения, утверждая, что такой трусливый поступок совсем не красит воина, и что ему это в посмертии аукнется.

- Разве ж это трусость признать, что есть люди, которые поумнее меня будут? Я воин, и с радостью в сердце обнажу свой меч и первым встречу врага. Но кто же лучше бабы разберётся с таким бабским делом, как заготовка припасов? - Сотник перевёл дух, вслушиваясь в одобрительные шепотки людей. - Поэтому я сосредоточу свои силы на подготовке Красногорья к обороне, а она, - мужчина подтолкнул меня в спину, заставляя сделать пару шагов вперёд, чтобы поймать равновесие, - будет отвечать за заготовку еды. Слушаться во всем!

- Как звать-то её хоть? - выкрикнул Одомир. А мне стало обидно: я уже всех успела узнать и запомнить, а эти дуболомы продолжали величать меня мелкой и пигалицей. В итоге Милс представил сразу всех призванных, а мое имя даже повторил два раза, чтобы уж наверняка.

На этом собрание завершилось, и мы дружно окунулись в работу. Первые отряды уже ушли в леса, охотиться и собирать съедобные плоды. Двое мужчин занялись выкапыванием ловушек. Женщины засели за плетение рыболовных сетей. Саня осваивал гончарное дело, пытаясь создать из глины кривое подобие сковородок. Я же, с молчаливого одобрения сотника и при его силовой поддержке, насела на Луксиса, выясняя его магические возможности.

К сожалению, выяснение этих самых возможностей не ограничилось, как мне бы хотелось, только теоретическими изысканиями, последовали и эмпирические. Первые мои робкие расспросы маг игнорировал. Чуть позже, ободренная его неприменением силы, я перешла в более активное наступление. Удалось выяснить, что этот тип может создать что-то типа пространственного кармана с поддержанием в нем определенной заданной им самим температуры. Более того, силы расходуются исключительно на активацию кармана, но никак не на поддержание заклинания. Потирая лапки, обрисовала Луксису перспективу стать ходячим холодильником, за что была схвачена невидимыми силами и, кувыркаясь в полете, оказалась снова выкинута за дверь.

Переждав, пока черные точки, отплясывающие перед глазами от столь стремительных кульбитов, закончат водить свои хороводы, отряхнулась, и, потирая ушибленную пятую точку, снова ввалилась к магу:

- Не оригинально! - И, уперев руки в бока, как это делают настоящие русские бабы из анекдотов, зыркнула исподлобья на Луксиса. Видимо, я что-то не так делаю, раз мага не только не проняло, но еще и повеселило. Нагло хмыкнув, он приложился к своей неизменной фляге.



Татьяна Урсова

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: