Золдан. С чистого листа

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Дожди продолжаются.

 

С той суматошной ночи прошли трое суток. Трое суток утомительного ничегонеделанья, за которые я умудрилась составить кучу планов, списков и руководств к действию. Да что там, я даже своё платье, изрядно пострадавшее в день переноса, выстирала и зашила. И это было совсем не просто. Но трое суток отчаянной скуки и не на такое способны. Я хваталась за что угодно, чтобы не сидеть без дела и не вспоминать о доме. Точнее, о маме и брате. Я уговаривала себя, что у них все хорошо, что они вдвоем и смогут друг друга поддержать. Наверняка они уже знают, что их непутевая дочь и сестра пропала без вести. И, скорее всего, они сейчас ставили на уши всех знакомых, оббивали пороги госучреждений в надежде ускорить мои поиски. Иногда я думаю о том, что лучше бы где-то на Земле нашелся мой труп, и они бы не мучились неведеньем. А, с другой стороны, если нельзя нас вернуть обратно в родной мир, может, можно послать туда весточку? Или перетянуть родных сюда?

Я гоняла эти мысли по кругу, старательно настраивая себя на веру в лучшее. И хваталась за любое дело, чтобы не думать ни о чем в принципе. Вот такой вот парадокс.

За прошедшие трое суток дождь прекращался два раза на полчаса от силы, и раза три переходил в противную морось, нудно накрапывающую на протяжении нескольких часов. Именно эти перерывы я и использовала, чтобы подбить народ на создание настилов и навесов, соединяющих стратегически важные участки Красногорья. Идею все поддержали, и вскоре деревянные дорожки соединяли все строения поста и даже вели на огород.

За это время Луксис умудрился поставить на ноги Алевира, каким-то магическим образом срастив тому рассечённые ткани. Сам маг честно признался, что ускорять заживление ему гораздо проще, чем лечить с нуля, потому он всячески поощрял Машу первой принимать пациентов. Кстати, правильно зафиксированную сломанную ногу Яриса он зарастил за неделю, так что сейчас парень уже был в строю. Владимир тоже на свои царапины не жаловался. Хуже всего было с Мораном - его подрали основательно, и даже совместными усилиями лекаря и мага не удавалось склонить чашу весов в пользу пострадавшего. Маша держала его на антибиотиках и обезболивающих, и только это спасало парня от необратимых последствий, пока Луксис вливал в того жизненные силы. Их категорически не хватало, потому как резерв мага восстанавливался с трудом - затяжной дождь как-то блокировал магические потоки.

Я все-таки выманила у Луксиса книгу и обнаружила страшное - читать на местном языке я не умела. Ни я, ни кто либо ещё из переселенцев. Более того, грамотными на всем посту оказались только трое: сам маг, сотник и громила Кори. На мое удивление Луксис лишь скорчил презрительную гримасу, мол, чего ты от этих вояк хочешь, Милс пояснил, что в отряде по большей части присутствуют уже рожденные в этом мире, а здесь грамоте не учат, а Кори просто рассказал, что его брат ещё в Драдосе в академию сыска поступил, сначала сам выучился, потом и своих родных понемногу поднатаскал.

Взвесив все плюсы и минусы, решила с обучением продолжать доставать Луксиса. Он единственный был освобожден от ежедневных обязанностей, все свои силы посвящая восстановлению резерва. Это значит, ему полагалось есть, спать и не напрягаться. Остальные же за прошедшие дни довели до ума конструкцию стрелометов, собрали аж целых шесть штук (пусть не сильно красивых, зато работающих), и сейчас занимались изготовлением боеприпасов. По сути, строгали небольшие заостренные колья.

Очередной мой день теперь начинался с зубрежки алфавита с транскрипциями и простейших слов. Первым и последним меня снабдил маг, транскрипции я честно записала сама, изобразив звучание каждой буквы русским и английскими символами, а иногда и их сочетаниями, в зависимости от того, что из этого было максимально похоже.

Алфавит оказался простым, всего на двадцать четыре знака, а вот буквы сложными - какие-то имели по одному варианту прочтения, но большинство зависело от того, в какой части слова и с чем в паре стоят. Тёмный лес! Куда там русскому со своими падежами.

Просто выучить правила без практики не представлялось возможным, поэтому мой блокнот был исписан уймой самых разнообразных слов. Благо, они переводились в голове автоматически, как только я их правильно прочитывала. Вскоре, к изучению письменности присоединились и все остальные переселенцы. Правда, Саня больше халтурил, чем занимался, но это был его выбор - уже не маленький, сам разберется.

 

Следующее нападение произошло днём. Да и нападением его назвать-то можно было с натяжкой. Под стены Красногорья пришла стая свиргов, голов в тридцать. Будь мы в открытом поле, они бы представляли проблему, а так звери не могли преодолеть частокол, напарываясь на привязанные по верху сучковатые бревна. Луксис, видя что непосредственной опасности посту нет, в активных оборонительных действиях участвовать отказался. Расстреливать хищников обычными методами никто не стал. Наоборот, их всячески подманивали и превращали в мишени для стрелометов, пристреливая последние. Над каждой установленной на "крепостной стене" дальнобойной машиной пришлось возводить навесы, чтобы веревки, связующие блоки и рычаги в сложную инженерную систему, меньше отсыревали.

А потом пришли драгхы. Сразу пять особей. Над Красногорьем пронёсся надрывный ишачий рев, издаваемый сигнальным рожком.

Тревога застала меня листающей копию отчета расследования по взрыву портала в комнате Луксиса. Как ни странно, это оказалась самая простая для понимания книга, особенно та часть, где приводились многочисленные свидетельства очевидцев. Ежеминутно сверяясь с алфавитом, я с трудом продиралась сквозь дебри повествования о том, как некая Мирана в тот день ходила на рынок покупать продукты, Говер весь день сидел в таверне напротив дома своей зазнобы, ожидая, пока её благоверный уйдёт на дежурство, а Свенсон проклинал продавшую ему протухший пирожок лоточницу, сидя в позе гордого орла в известном всем месте. И ещё огромная масса ненужных подробностей из жизни не причастных к катастрофе людей.



Татьяна Урсова

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: