Золотая Луна, Серебряное Солнце

Font size: - +

Золотая Луна, Серебряное Солнце

ЗОЛОТАЯ ЛУНА, СЕРЕБРЯНОЕ СОЛНЦЕ

Спертый воздух подземелья был тяжелым и вязким, но Пелею это нисколько не волновало. Технически она была мертва уже несколько десятилетий, так что дыхание не входило в список ее привычек. Сплошная каменная стена без окон (только люк в потолке, откуда ей изредка скидывали крыс для поддержания функций безжизненного организма) и прочие тяготы заточения должны были полностью уничтожить ее волю и заставить говорить.

Ноги Пелеи, тонкие, с выделяющимися костяшками коленок под иссушенной кожей, закованные в чугунные кольца, не давали возможности пошевелиться. Руки обессилено покоились на коленях; плененной женщиной владело чувство глубокой апатии. Истощение пришло к ней очень быстро, так как даже самый сильный вампир не может существовать без человеческой крови, которая используется для магического поддержания «жизни» в мертвых телах.

Громыхнула тяжелая крышка открываемого люка и в камеру проник мягкий свет от факела, казавшийся нестерпимо ярким для болезненных, высушенных глаз. Женщина зажмурилась и услышала, как с жалобным писком на пол свалилась ее сегодняшняя еда.

– Будьте прокляты, тронарцы! – с трудом шептали ее потрескавшиеся губы.

– Прокляты, во имя Золотой Луны...

 

 

* * *

 

 

Свеча ласково отбрасывала тусклые блики на старинную карту, расстеленную на бревенчатом поду. Стояла глубокая ночь, поэтому Лотин не боялась, что кто‑то может ей помешать. Читать девочка выучилась недавно, без чьей‑либо помощи – сопоставляя известные ей названия городов и деревень с нанесенными на карту буквами. После смерти отца в семье не осталось грамотных. Братья подались в городскую стражу, старшие сестры повыходили замуж, остались только она да младшенький – Лотэр. Мать целый день занята, работает в поле, торгует на базаре или занимается домашними делами, поэтому Лотин и Лотэр предоставлены самим себе.

Сейчас братишка мирно посапывал в своей кровати, а Лотин с упоением рассматривала незнакомые страны и континенты, подпирая подбородок маленькими ладошками. «Сколько же в мире красок! – думала Логин.– А я живу в этом сером, безрадостном месте. Даже лето здесь темное». На карте обозначались два полушария – Сторона Серебряного Солнца и Лицо Золотой Луны. «Побывать бы когда‑нибудь на другой стороне! – Девочка мечтательно зажмурилась.– Интересно, какая она – страна Золотой Луны...»

А в это время снаружи начала шуметь буря, которая обычно налетает перед грозой. Глухо выл ветер, и сухие ветки деревьев то и дело стучались в оконные ставни. «Как страшно здесь по ночам,– подняла голову Лотин.– Неужели правда то, что люди рассказывают о неупокойных, пришедших в наш край?» Девочка стянула со своей койки лоскутное одеяло и накрылась до самой шеи. Где‑то послышался протяжный собачий вой, но фантазия немедленно нарисовала уродливую пасть мертвеца, разверзшуюся в зверином вопле. Лотин поежилась, отбросив суеверные страхи, и вернулась к рассматриванию карты.

«Наш полуостров похож на грушу! Забавно!» – девочка с интересом прищурила зоркий глаз. В этот момент что‑то сильно громыхнуло по стене. Заплакал проснувшийся братишка, а в соседней комнате послышался обеспокоенный вскрик матери. С вилами она вбежала в детскую и, убедившись, что все в порядке, стала тихонько успокаивать Лотэра.

– Что это, мама? – шепотом спросила Лотин из‑под одеяла.

– Не знаю, доченька,– прошептала в ответ мать.– Давай‑ка, лезь в подпол и брата возьми,– она протянула малыша девочке.– Я пойду, замки проверю. Да сидите тихо!

Когда над головой детей закрылось отверстие подполья, стало совсем темно.

– Тихо, тихо, Лотэр. Не бойся, я с тобой,– успокаивала брата Лотин.

– Где мама? – хныкал малыш, но старался не шуметь, следуя наказу матери.

Послышались тяжелые, поспешные шаги. На мгновение подвал озарил огонек свечи, и в подпол спустилась мать. Заперев изнутри железной защелкой тяжелую крышку, она обняла Лотин и Лотэра и задула свечу.

– Надо только переждать грозу и дождаться утра,– шептала она в затылки детей, укачивая их и баюкая.– Все будет хорошо, родные мои, только не шумите. Мы будем храбрыми, будем смелыми, только не шумите.

Лотин внимала испуганной матери, пытаясь унять дрожь в своем теле, но не могла. Страх накатывал волнами, и у девочки не получалось его прогнать. В подполье было сыро и холодно, пахло протухшей едой и, кажется, где‑то рядом скреблись мыши. Монотонно забил по наружным стенам ночной дождь, усилившийся ветер с грохотом распахнул оконные ставни. Женщина вздрогнула и еще крепче прижала к себе детей, едва слышно напевая какую‑то песенку. Лотэр вцепился в руку сестры, и от прикосновения его горячих пальчиков девочку пробрал озноб. Входная дверь со скрипом отворилась. Люди замерли, затаив дыхание. Послышались легкие незнакомые шаги; сени бы не местами прогнивший пол, можно было бы усомниться в реальности этого звука.

 

 

* * *

 

Верис прикрыл глаза костлявой рукой с аристократическими пальцами. Серебряное Солнце в этот час светило ярко, поэтому мужчина прятался в одной из многочисленных пещер Каменистого побережья, одновременно напрягая свое сверхъестественное зрение в желании осмотреться. Перед ним в низине простирался старинный город Тронарц, в незапамятные времена заложенный на берегу реки Арц – она брала свое начало далеко на Севере, в холодном Снежном краю.

«Скоро наступит ночь,– думал вампир,– и мы сможем проникнуть в город незамеченными. Проклятье, это солнце слишком яркое...» Он знал, что где‑то вокруг, так же дожидаясь часа сумерек, скрываются согласившиеся пойти с ним сородичи.



Лина К. Лапина

Edited: 17.04.2017

Add to Library


Complain