Золотая пустыня

Размер шрифта: - +

Золотая пустыня

Золотая пустыня

Старый гном по имени Триг возвращался с охоты, цепляясь за заросли на более-менее пологих склонах самого опасного участка Эринских гор. В одной руке нёс увесистый топор: куда же гном пойдёт без верной секиры? А на плече тащил убитого козла. Трудно представить, откуда столько силы у маленького на вид существа! Старик, но порох в пороховницах не выгорел. На горы лёг сизый туман, укутывая диск солнца, что норовило улечься спать после тяжкой работы. Жужжали комары и цикады. Первые то и дело стремились усесться на круглый нос или на щеку, чтобы оставить зудящую ранку. Триг выдыхал в то место, где уселось насекомое, чтобы спугнуть его.

- Вот погань! Ни днём, ни ночью покоя нет от них! То мухи садятся, будто я… мёдом выстлан! А теперь эти, кровопийцы проклятые! Чтоб тебе треснуть!

Словно услышав проклятия гнома, один из комаров взорвался у него на глазах, оставив несколько капель крови на лице карлика.

- Что, упился кровушки моей? Жадность – она такая, даже самых вёртких губит.

Триг подошёл к отвесной на вид скале. Простучал известным лишь жителям Подгорного города образом. По горе пошла трещина, которая принялась расширяться во все стороны, покуда не превратилась в приличный для пузатого гнома вход.

- Триг, что ты мешкаешь? Мы думали без тебя уже начинать ужин, - Арин, рыжебородый толстяк, похлопал охотника по плечу. А потом принял добычу и бросил ловким движением на стол, где бабы уже начали приготовления.

- Так как без меня-то? Я же козла вон какого жирного приволок. А вы товарища оставить голодным хотели! Вот те и братцы!

Пещера освещена множеством факелов. Пахло хмелем и потом. Гномы купались редко: до подножия, где бежал ручей, спускаться лень, а до подгорной реки так и подавно: три дня пути. Зато каждый в золоте, как обезьяны. И не только король Гарун, тот ещё и каменьями платиновый венец осыпал. У кого кольца на руках, кто браслет сделал в две ладони толщиной. Ни для кого не секрет: любят лепреконы украшения. Без еды могут выдержать день или два, и не пискнут, а вот без драгоценностей, топора и пива чахнут, как деревце в пустыне. Говорят, у них вместо крови – золотая жижа, а серебряной пылью вместо соли посыпают мясо.

- Налейте мне, братцы, пива! Что-то вы охотника с дороги не больно радостно встречаете! – Триг ударил увесистым кулаком по столу. Тут же подбежала усатая грудастая гномелла с подносом. Триг выпил целый штоф пенного напитка, и глазом не моргнул. Вытер ладонью бороду, и взял ещё одну кружку.

Гномки не были красавицами. Разве что девки, пока усы не начинали расти. А некоторые могли хвастать бородой, но не такой пышной, как у мужей. Может, поэтому семей не заводили в Яруге, Подгорном городе? Жили сообща, детей тоже вместе воспитывали, и чьё дитя сразу не угадаешь. Зато драк из-за баб не было с начала времён. Это люди, молодой народ, как ступили на землю, сразу бойни начали закатывать ради баб. А гномы могут биться только за золото и пиво. И просто так, без причины, для развлечения, чего скрывать? Кулаки чешутся всегда и горячая кровь кипит.

Триг вырвал целую козью ногу и начал вырывать зубами шматы, что маленькие кусочки оказывались на бороде, и жир тёк большими каплями. И запивал пивом: оно всегда у гномов рекой. Триг отрыгнул: верный признак, что понравилась еда, гномки должны за комплимент почитать. А потом запел, не попадая в ноты: у карликов всегда проблема со слухом, но петь не прекращают, особенно после третьей-четвёртой кружки:

Ой, да под горой,

Златой рекой

Льётся пиво пенное,

Где дом родной.

Наелись, напились, и Гарун начал речь молвить. Надо сказать, что быть королём лепреконов – опасное дело, можно жизнью расплатиться за ошибку. Пока хорошо всё – слушают, басни слагают про правителя, а как сложные времена приходят, сразу находится виновный. Говорят, в стародавние времена, когда зеленолицых гоблинов не выгнали с материка, когда наступали голодные времена, выбирали того, кто в охоте не участвовал, злато не добывал, и поджаривали на костре вместо барана. Хотя, сами гномы эти слухи отвергают. Но Гаруна любили и уважали. Он до старости дожил с короной на голове.

- Скажите, братцы, что самое ценное для вас? – спросил Гарун.

- Ты умных речей не толкай. Кроме тебя читать, поди, никто и не умеет.

- Ну, вот ежели Творец, создавая гномов, спросил у вас: «Я могу вам оставить только одну вещь, а остальные отберу, и не будет этого никогда у вас» Что бы выбрали вы?

- Ежели одну вещь только, я бы золото оставил! – сказал Триг. – За него можно всё, что хошь купить. И пиво, и одёжки, и еду.

- Серебро!

- Каменья!

- Золото!

- Пиво!

- Баб!

- Не переживай, Хельм, бабы и так в придачу пойдут, их у тебя не отнимают! – бородачи захохотали.

- Золото!

- Золото оставил бы!

- Золото!

 - Не удивлён я, - сказал Гарун. – Ибо золото – самое ценное для гнома. Но наша золотая жила в Яруге иссякает.

Раздались недовольные возгласы и тихие проклятия.

- Не переживайте, братцы. На год, поди, хватит ещё.

- А потом что делать будем? – спросил Триг. – Даже я с жизнью прощаться через год не планирую.

- И я о том же! – Гарун оглядел своё племя. – Год пройдёт, и хоть помирай. Но дошли до меня слухи: есть среди песков Лотаринга особая пустыня. В ней вместо песка непочатые берега злата. Оглядись вокруг: и драгоценностям нет начала и конца. И не нужно киркой долго махать. Песок тот в суму насыпал, и сразу в плавильню кидай. А золото сразу чистое получается, даже просеивать долго нужды нет.

- И мы должны верить в эти россказни? Я покуда сам не увижу, не поверю никогда. Неужто люди слепые совсем, что не увидали в своём царстве драгоценностей? И не нахапали ещё себе, не растащили? Не верю!



Юрий Ташкинов

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться