"Золотая утка". В погоне за сенсацией!

Размер шрифта: - +

Глава 8-2

Гил настолько погрузился в размышления, что я стала терять их нить. Так мы идем к Аллени? Или расследуем гибель Виниты Портлин?

- Мы совмещаем! – ответил Гил на высказанный вопрос. – Прости, придется попотеть. Но Мику сейчас что-то поручать бесполезно, как и посылать Литу к Аллени. Она же ведьма. Никакой отбор не пройдет. Ведьм у нас не любят.

И то верно… К ведовской магии в Наобаре относились неприязненно, потому что ведьмочки – существа мстительные. И их заклинания крайне сложно уловить.

- Иногда мне кажется, что ты – сумасшедший, - сказала Гилберту в лоб. – Расследования, статьи, представления, чтобы опять-таки написать статьи. В чем причина? Пытаюсь разобраться – и не могу.

- Мне нравится такой ритм жизни. – Гилберт улыбнулся, широко и искренне. – В этом все и дело, Ненси. Я без него пропаду.

Я промолчала. Мне он пока не нравился. Нет, не то, чтобы не нравился, просто слишком много всего навалилось за пару дней. И я начинала понимать, как мало знаю о жизни в целом, и о городе, который привыкла считать родным и знакомым – тоже. А главное, как мало мне известно о человеке, замершем передо мной.

- Пойду спать, - сказала Гилу. – День выдался утомительный. Кстати, у нас завтра еще уборка, поэтому, надеюсь, ты с утра будешь дома.

А вот слово «уборка» Гила не впечатлило, потому что его взгляд сразу потускнел. Но какое мне дело? Жить в свинарнике? Нет уж, увольте.

- Спокойной ночи, Ненси.

- Спокойной, - пробормотала я и поплелась в комнату, думая, что не усну. Но, стоило голове коснуться подушки, как провалилась в глубокий сон. В нем смешалось всё и сразу: незнакомая девушка в объятиях принца Конрада, кровь на полу – и Гилберт Максен, который наблюдал за сменой картин будто со стороны. Я хотела подойти к нему, но Гил приложил палец к губам – и растаял. А я открыла газа.

Солнце едва поднималось над горизонтом. Зато я отлично выспалась и была готова к новым свершениям. Пункт первый среди задач на день – подкараулить Гила и вовлечь его в занятный и длительный процесс приведения жилища в нормальный вид. Тем более, что я хотела поручить ему всего лишь прихожую и его спальню, а сама собиралась добраться до кухни. Для начала подготовила все, что могло помочь в уборке, а затем постучала в двери Гила. Тишина. Он что, так крепко спит? Постучала громче. Дернула дверную ручку – и ввалилась в комнату. Пусто. Кровать аккуратно застелена. Только чуть приоткрыто окно. Сбежал! Взвилась по лестнице на второй этаж, но редакция в воскресенье была надежно заперта. Ну, Гил! Вернешься ты домой! А ведь ты обязательно вернешься.

Вот только снова откладывать уборку? Нет уж. Начну с кухни. А там, глядишь, и хозяин жилища появится. Налила воды в найденное корыто, подогрела заклинанием и опустила туда грязную посуду. Та не отчищалась. Пришлось применить магию, чтобы хоть немного оттереть грязные тарелки, чашки, кастрюли. Ох, сколько эпитетов родилось у меня в голове по отношению к Гилу! Хоть поэму пиши. Но час спустя с посудой было покончено. Зато остался ряд шкафчиков, плита с перегоревшим магическим угольком и раковина, которую можно было только разбить ломиком. Я взялась за щетку и двинулась к шкафчикам, чтобы переставить туда посуду со стола. Чего там только не было! Какие-то приправы с истекшим сроком годности, списки покупок – судя по датам, еще за прошлый год. Какие-то черновики, обрывки статей. Впрочем, заметки украшали и стены шкафчиков – пришедшие в голову мысли Гил записывал карандашом на всем, что придется. И половину из его закорючек я и близко не понимала. Например, как можно расшифровать следующее «Если Б. любит С., то почему С. с К.? И сколько стоит Л., если К. с С. против Б. в целом?» Тарабарщина! И оттереть её было крайне сложно – карандаш-то магический.

Зато к полудню кухня засияла. Я вытерла пот со лба и рухнула на стул, а стул рухнул подо мной, и я очутилась среди обломков. Гииил!

Как ответ на мои молитвы, входная дверь отворилась, и в коридоре, радостно насвистывая, появился Гилберт со свертками. От свертков пахло едой. Я сразу вспомнила, что не завтракала. А еще – что на Гила у меня великие планы.

- Ненси, почему ты сидишь на полу? – поинтересовался Гилберт, глядя на меня сверху вниз.

- А на чем еще мне сидеть, если твои стулья разваливаются прямо подо мной? – взвыла я и кинулась на соседа. Тот отгородился свертками. Решив, что колбаса и хлеб вкуснее Гилберта, отобрала у него ближайший сверток и устроилась на другом стуле, пытаясь соорудить бутерброд.

- Ненси Ритани, - прищурился Гилберт, - что ты сделала с моей кухней?

- Красиво, да? – с набитым ртом пробормотала я. – Не благодари.

- Да я убью тебя на месте! – Гил запустил пальцы в волосы. – Тут же было столько идей, столько планов! Ты меня половины жизни лишила.

- Я лишила тебя половины мусора. А если идеи не пригодились за пару месяцев, зачем их хранить? Кстати, сейчас мы завтракаем – и идем наводить порядок в прихожей.

- Нет уж, - отрезал Гил. – Сейчас мы завтракаем – и идем в театр, наводить справки. Мне удалось выяснить, что директор с утра на работе. А, значит, ему можно нанести визит. Поторапливайся, Ненси.



Ольга Валентеева

Отредактировано: 07.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: