Золотая Ведьма

Размер шрифта: - +

Новая семья и Оранжевый огонёк

            Этот мир оказался ужасным. Везде разруха, никаких государств и никакой власти. Есть лишь группки людей, которые контролируют маленькие улочки, либо районы. Они постоянно дерутся друг с другом, отвоёвывают новые территории, но теряют старые. Это мир хаоса – тут нет покоя, днём и ночью идёт война. Но ночью становится гораздо страшнее, потому что из теней выползают жуткие существа. Нора никогда не видела их, зато ощущала всем своим существом: они холодным воздухом забираются под кожу, достигают мозга, вызывая в голове образы всех твоих страхов. Так каждый раз, ночь за ночью, девочка видела, как убивают её брата. Это сводило с ума. Спустя кошмарный месяц, когда Нора спала, где попало, ела из мусорки (если повезёт найти там хоть что-то пригодное для потребления) и просто пыталась не умереть, случилось нечто особенное. В этот раз она уснула в канаве. Над головой висело облако мух, но девочка научилась не обращать на них внимание. Она закрыла глаза, прижимая к себе чёрный мешочек, в котором хранился чистый янтарь. Волшебный камень, дарующий своему владельцу запечатанную древнюю магию. По крайней мере, так гласила легенда. Вот только Норе эта магия не хотела открываться, а ведь она порой так нужна… Можно было бы не шарахаться от всех людей, не делить свою постель с крысами или с кем похуже! Нора закрыла глаза, стараясь погрузиться в сон и искренне надеясь, что её не посетят Кошмары. Хоть раз! Но не тут-то было. Сначала она почувствовала мороз, от которого кожа стала гусиной. Девочка съёжилась, попыталась открыть глаза, но не получалось. Веки будто налились свинцом и не желали подчиняться. А затем она увидела образы. Увидела брата, который с искривлённым от страха лицом кричал ей: «Беги!». Но Ловцы Душ настигли его – один из них, с белоснежными волосами, пронзил его своим посохом. Синий камень, закреплённый на самом верху, вспыхнул ярким светом, словно Солнце. Нора бежала прочь, обливаясь слезами и с трудом различая дорогу. Ей было бесконечно страшно и больно. За что они так с её семьёй?! А затем картинка изменилась: она стояла в полутёмной комнате, а под ней лежал человек. Тот самый Ловец с белоснежными волосами. Он смотрел на неё с ужасом, захлёбываясь в собственной крови. Она текла из носа, изо рта, фонтанировала из пробитого лёгкого. Маг бился в конвульсиях. Слишком долго. Невыносимо смотреть! Нора хотела отвернуться, но не могла. Словно кто-то держал её голову и не позволял закрыть глаза. Её затошнило, голова пошла кругом. Тело стало трясти, сердце билось так, что грозилось выпрыгнуть из груди. Она – убийца. Новый приступ тошноты заставил девочку согнуться пополам. В нос ударил ужасный запах крови. Слёзы брызнули из глаз, она закричала так, что засаднило в горле: «Нет! Нет! Нет!!!». Нора резко распахнула глаза. Они светились оранжевым светом, словно два ярких огонька. Вены и капилляры возле глаз стало особенно чётко видно. Также ярко светился и янтарь, который девочка прижимала к себе намертво сведёнными пальцами. Она встала и сказала раздвоенным, не своим голосом:

– Не смейте трогать нас, низшие твари!

Тени расступились. Больше Нора не чувствовала холода. Тепло исходило из всего её существа, оно питало и давало неизведанную доселе силу. Девочке безумно нравилось это чувство! Она вылезла из канавы и огляделась: одинокий фонарь тускло освещает лишь один клочок улицы, во всех полуразрушенных домах включен свет. Если выключишь его, на тебя нападут Кошмары. Они проползут везде, но вот свет – единственное, чего они избегают. А ещё они боятся сильных магов и совершенно не трогают скелетов, над которыми у них нет власти. Но кто же такие скелеты? Уж точно не те, что лежат глубоко в земле. Скелеты  – это раса магических существ, внешне похожая на людей, но практически бессмертная. Их могут контролировать только одни маги – Ловцы Душ, которые способны забрать у них душу, без чего скелеты уже не будут существовать. Нора прислушалась – в ночной тиши послышались крики. Кажется, Кошмары донимают ещё кого-то. Не медля, девочка двинулась в сторону звука. Помощь понадобилась группке подростков в соседнем закоулке. Они стояли на коленях, сжимая головы и рыдая, как малые дети. Нора подняла руку, и оранжевый свет вспыхнул под её кожей, демонстрируя все сосуды. Послышалось злобное шипение, но чернота вокруг всё-таки разошлась, а двое юношей и маленькая девочка пришли в себя. Они дрожали и, казалось, совершенно не понимают, что происходит. С ещё большим ужасом дети воззрились на странную спасительницу, не зная, чего от неё ожидать. Возможно, они бы бросились бежать, вот только сила покинула Нору. Теперь перед ними стояла обычная девочка, нуждающаяся в срочной помощи. Она зашлась в страшном приступе кровавого кашля. Внутренние органы сначала скрутило, а затем будто бы разорвало. Девочка упала и, ослеплённая невыносимой болью, потеряла сознание. Мальчики смотрели на неё поражённо, а их юная спутница расплакалась. Первым пришёл в себя старший ребёнок.

– Отнесём её домой! – сказал он уверенно. – Рой, помоги мне.

– Гельм, ты уверен, что это хорошая идея? – с сомнением спросил второй.

– Предлагаешь оставить её здесь умирать? Она, вообще-то, нас спасла.

– Хорошо-хорошо, только не гунди. Давай я за ноги её понесу. Раз, два… взяли!

Они понесли Нору с собой, стараясь добраться до дома как можно скорее, чтобы не попасться в лапы Кошмаров. Маленькая девочка скакала рядом с ними так беззаботно, словно уже позабыла о том, что они пережили. Благо, дети добрались до безопасного места без происшествий. Взрослые, увидев окровавленную, грязную незнакомку, тут же засуетились. Женщины принялись лечить её, а мужчины… у них было множество других забот. Родители, конечно же, здорово отругали Гельма и Роя. Отец огрел обоих плетью так, что они ещё две недели не смогут лежать на спине. Мальчики терпели боль, не смели пикнуть. Знали, что тогда отец разозлится ещё больше. Оба стискивали зубы так, что сводило челюсть. И всё же они выдержали наказание, чтобы затем выслушивать упрёки матери, аккуратно обрабатывающей их раны.



Диёра Нарбаева

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться