Золотко

Font size: - +

Сентябрь начинает новый круг

Сентябрь начинает новый круг

Занятия в секции начались ещё в августе. Как только Ника и Станислав Андреевич перешагнули порог дома, вернувшись из путешествия, Алевтина Сергеевна сообщила, что завтра тренировка, а ещё надо будет пройти обследование, куда девочку благодаря маминым стараниям уже записали.

– Так срочно? – удивился папа.

– Конечно! Ольга Михайловна подготовила документы в интернат, но хочет убедиться, что последствий сотрясения мозга не осталось.

– Как говорят, с корабля на бал, Золотко, – сказал Станислав Андреевич, – то есть в нашем случае с бала на корабль.

– А как вы хотели? Бездельничали в Питере, значит, здесь придётся усерднее трудиться!

– Хорошо, мамочка, я всё поняла.

– Лариса тебе названивала, соскучилась.

– Я тоже. Сейчас позвоню ей.

– Нет-нет, – запротестовала мама, – завтра встретитесь и поговорите, а сейчас разбирать вещи, чистить пёрышки. Ещё надо форму новую померить, я в магазине договорилась, если размер не подойдёт, завтра поменяю.

– Вот мы и дома! – шутливым голосом сказал папа и, заметив недовольный взгляд супруги, добавил: – И очень этому рады!

Ника весело закивала. Путешествовать здорово, но и дома хорошо. Всё такое родное, милое, уютное!

Вечер прошёл в хлопотах и разговорах о чудесном отдыхе. Алевтина Сергеевна, слушая рассказы о том, как дочка и супруг провели время в Санкт-Петербурге, поминутно вздыхала.

– Как я люблю этот город! Вот где всегда мечтала жить.

– Я тоже! – согласилась с ней Ника. – Как было бы здорово туда переехать.

– О чём ты? – грустно вздохнул папа. – Жильё в Питере нам не по средствам.

– Жаль. Можно хотя бы чаще ездить? – просила девочка. – Тётю Лису навещать, она так скучает одна.

– Обязательно, Золотко, – папа ласково поправил девочке чёлку.

– Это ещё нескоро, – охладила их пыл Алевтина Сергеевна. – Ника будет теперь жить в другом городе. Не думаю, что в спортивной школе позволят уезжать и пропускать тренировки.

– Не переживай, дочка, что-нибудь придумаем, – утешал папа, – ладно, Алечка, не будем пока об этом.

– Не будем. Только вернулись, – улыбнулась мама, – и сразу планы строите. Сейчас надо сосредоточиться на гимнастике.

Что ж, с этим не поспоришь.

 

На тренировке девочки, впервые увидев друг друга после каникул, делились впечатлениями, тренер повышала голос, привлекая внимание:

– Совсем распоясались! Прекратить болтовню!

А так хотелось поговорить! Еле дождались окончания занятий. Уже в раздевалке тренер подошла к Нике и Ларисе. Те так были увлечены разговором, что не сразу это заметили.

– Кравченко! – обратилась Ольга Михайловна к Ларе. – Ты помнишь своё обещание? Я тебя рекомендую в интернат в надежде, что исполнишь.

– Да, конечно, – смутилась девочка.

– В Болгарии ты меня почти убедила, старательно занималась. Но здесь? Опять хиханьки-хаханьки?

– Простите, Ольга Михайловна, – заговорила Ника, – мы давно не виделись…

– Я не с тобой говорю, Золотова. Кстати, ты проходишь обследование?

– Прохожу.

– Количество мест в интернате ограничено. Мне доверяют. Всех, кого рекомендую, берут. Не хочется терять это доверие. Понятно? С тебя – справка, а с тебя, Кравченко, серьёзное отношение к тренировкам. Оставляй болтовню и хохмочки дома.

Когда Ольга Михайловна вышла, Ника присвистнула.

– Ничего себе!

– Отвыкла за каникулы? – хмыкнула подруга.

– Мне кажется, она не была такой. Смотрит, как будто насквозь глазами сверлит.

– Ладно, не обращай внимания. Скоро мы отсюда свалим. В интернате, конечно, не сахар, но перспективы круче! Есть за что корячиться. А что Ольга Михайловна про обследование говорила? Всем надо проходить?

Ника отрицательно покачала головой.

– Только мне. Из-за сотрясения. Врачи должны дать разрешение.

– Так это что, тебя могут и не взять в интернат?

– Не знаю. Могут, наверное.

– Ха! Если тебе не разрешат, мы с Юлькой не конкурентки, обе попадём! Ничего себе! Слышишь, Снегирёва? А мы с тобой всё лето соревновались как ненормальные.

Юля, которая стояла за спиной у Вероники, приложила палец к губам, указывая глазами на Нику.

– Да ладно, – махнула рукой Кравченко, – если бы Ольга Михайловна хотела Золотову в интернат отправить, не заставила бы врачей проходить. Это она нас с тобой специально лбами столкнула: мол, за одно место боретесь. А мы из кожи вон лезли.



Ирина Ваганова

Edited: 05.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: