Золотко

Font size: - +

Весёлое времечко

Весёлое времечко

Утренняя суета, проводы остались позади. В автобусе Вероника устроилась у окна, помахала маме и папе в окошко, огляделась. Неподалёку две девочки из её секции сели вместе и демонстративно отворачивались, когда Ника на них смотрела. Заходившие в автобус ребята занимали места рядом с друзьями, к Золотовой никто не садился. Ей стало неуютно. Возникло чувство, похожее на то, которое она испытывала в классе после объявления бойкота. Неужели ей снова придётся пройти через это? Пятеро легко одетых мальчишек шумно забежали по лестнице и, толкаясь, заняли четыре места. С шутками и хохотом выталкивали лишнего. В конце концов скинулись в «камень, ножницы, бумага». Проигравший оглядел свободные места и заметил одиноко сидящую девочку. Она смотрела на него широко распахнутыми ярко-синими глазами. На лице парнишки мелькнуло сомнение.

– Валерка! – подначивали его друзья, – смотри, как повезло: ждёт тебя твоя Ассоль.

– Нет, это Белоснежка! Признавайся, из какой ты сказки? – обращался другой шутник уже к самой Нике.

Валера, не слушая товарищей, спросил:

– Не занято?

– Свободно, – ответила Ника и подвинулась, хотя места было достаточно.

Мальчик сел на краешек сиденья. Сначала дичился, переглядывался с дружками, сидящими через проход, но к середине маршрута оттаял. Повернулся и, чуть пригнувшись, заглянул в круглое окошечко, которое Ника отскребла от инея на стекле.

– Полчаса ещё ехать, – сказал сосед тоном завсегдатая.

– Ты уже бывал здесь? – спросила девочка.

– На этой спортивной безе? Несколько раз. Занимаюсь в лыжной секции, а в «Лесной сказке» часто проводят соревнования. Гимнастка?

– Как ты догадался?

– Видно. Художественная?

– Нет, спортивная.

– О! Уважаю, – протянул руку, – Валерий.

– Ника, – смутившись, пожала ладонь мальчика и уточнила: – Вероника.

– Ты здесь тоже со своей секцией?

– Нет, я должна была в спортивном интернате учиться, тогда бы с подругами в Сочи поехала, но пришлось отложить на год. – Ника не захотела говорить о девочках, которые упорно делали вид, что незнакомы с ней.

– Значит, за свой счёт.

– Ага.

– Не пожалеешь, здесь классно. Правда гимнастки в помещениях больше торчат, а мы по лесу бегаем. Знаешь, какой лес! Обязательно ходи гулять.

– Не заблужусь?

Валера засмеялся:

– Вообще-то немудрено. Мы с моим другом Сашкой в первый заезд, знаешь, что отчудили?

Мальчик рассказал, как они выступили на квалификационных соревнованиях. Валера стартовал следующим после Саши и вскоре догнал его. Товарищ лыжню уступил, но не отставал, шли друг за другом. Так увлеклись борьбой, что пропустили поворот круга юниоров, ушли на взрослый. Намотали лишние километры, устали зверски, но выдержали и финишировали.

– Представляешь, тренер нас ждёт, должны по времени быть. Все ребята на месте, а Сашка и я где-то пропадаем, – с улыбкой рассказывал Валера. – Бегу к финишу, вижу злющего тренера. Он уже решил, что мы первый юношеский разряд не выполнили, в норматив не уложились. Да ещё наши номера не зарегистрировали на повороте. Бросается сразу ко мне с вопросом: «Где пропадали? Срезали через лес? Я вас предупреждал, что весь круг контролируют!» Я растерялся, сказать ничего не могу, а Сашка оправдывался: нас, мол, записали, видел он человека на повороте. Да и я видел. Почему, думаю, он наши номера не сообщил? Отругали меня и Саньку по первое число!

– Как такое получилось? – сочувственно спросила Ника. – Вы же весь круг проехали.

– Мы круг для взрослых пробежали на третий взрослый, представляешь? Первые из всей секции.

– Это выяснилось?

– Конечно, – Валера засмеялся. – Когда Олег Саныч, тренер наш, данные с большого круга получил, только присвистнул и сказал: «Ну вы даёте!»

Слушая другие истории, девочка смотрела, как бегут заснеженные обочины, машут укутанные серебристым кружевом косматые ветви елей. Автобус повернул с трассы на расчищенную дорожку.

– Подъезжаем, – сказал Валера. – Вон, видишь ряд бревенчатых домиков? Там гимнасток селят.

Автобус остановился на площадке около узорчатых ворот. Юные спортсмены засуетились, вставая с мест и разбирая вещи.

– Давай чемодан, я тебя провожу, – сказал Нике сосед.

– Не надо, – запротестовала она, хотя чемодан был тяжёл для неё, от дома до автобуса его нёс папа.

– Надо-надо, меня учили помогать женщинам и детям.

Вероника засмеялась:

– И кто я, по-твоему, женщины или дети?



Ирина Ваганова

Edited: 05.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: