Золотко или Принцесса для телохранителя

Размер шрифта: - +

Глава 5

Жизнь – боль.

Понятия не имею, откуда я услышала это выражение, с каких пор стала думать настолько депрессивно, но…

В понедельник утром жизнь меня не радовала.

И дело вовсе не в одногруппниках, чей многоголосный рой после тихих выходных казался адом, и даже не в двух днях, проведенных без интернета, телевизора и телефона. Одно из стандартных, привычных бабушкиных наказаний: полное лишение привычных средств связи с внешним миром. Иногда строгая родительница не отличалась изощренностью, а коротать время за книгой из нашей обширной библиотеки я научилась уже давно. Вопрос в другом…

Откуда она все-таки узнала о произошедшем в универе? Обо всем произошедшем, в деталях и красках, как будто присутствовала там лично! Ей явно кто-то доложил, но кто? Кому это надо, если меня до сей поры частенько прикрывал куратор, а с водителем была достигнута договоренность? Да и я была осторожна, машина Аверина возле особняка не мелькала!

И все же… Бабушка узнала всё. Кроме некоторых моментов внутри раздевалки. И, естественно, меня постигло наказание. Его-то я перенесла легко, в конце концов, у меня наконец-то появилось время, чтобы все хорошенько обдумать. Например, озвученную информацию о том, что Солнцева и Аверин ничего из себя не представляют и, следовательно, от связи с ними, как априори бесполезной, мне следует воздержаться.

Мне хватило всего пары часов, чтобы осознать – я этого делать не буду.

Когда подобная мысль появилась в моей голове, признаю, я испугалась. Ни в моих привычках было идти наперекор родительнице, бунтовать или даже обманывать. Конечно, иногда хитрить, скрывать что-то или недоговаривать приходилось… Но не в таких масштабах!

И всё-таки… держаться подальше от единственных людей, пришедших мне на выручку, я просто не смогла бы себя заставить. Особенно после того, что Аня Солнцева сделала для меня в подвале.

Но все пережитое и осмысленное просто меркло по сравнению с тем, что вчера поздно вечером бабушка благополучно отбыла в аэропорт!

Конечно, прислуга дома наверняка исполняла победные пляски, мне бы стоило вздохнуть с облегчением и все-такое… Если бы не одно но! Угадайте, чью личную жизнь она направилась улаживать куда-то заграницу?

Как я, собственно, и говорила, жизнь – боль.

- Поднимите мне ве-е-е-еки… - тоскливо провыли рядом со мной, едва не заставив подпрыгнуть от неожиданности. 

Оказывается, я настолько ушла в свои мысли, что не заметила, как рядом со мной устроилась переведенная студентка, сжимая в руке картонный стаканчик с кофе, попутно распластавшись на парте. Второй, идентичный, неожиданно сунули мне под нос.

- Спасибо, - немного подумав, отказываться я все-таки не стала. Пускай обычных кофеен я всегда избегала, да и кофе не очень любила… Какая уж теперь разница, если жизнь все равно стала с ног на голову?

И, сделав глоток горячего напитка, оказавшегося довольно приятным на вкус, я машинально повторила позу Солнцевой.

- Что, жизнь сегодня если и радует, то явно мимо? – приоткрыв один глаз, поинтересовалась Аня, которая сегодня выглядела довольно уставшей и не выспавшейся. Даже ее вечный оптимизм, казалось, немного поутих… Впрочем, если я от нее и отставала, то явно не очень далеко.

- Никак, - вздохнула в ответ. И почему-то спросила. – Что-то случилось?

- Жизнь не получилась, - фыркнула рыжая, отлипая от парты. Потерев нос, она присосалась к кофе, обхватив губами трубочку, после пояснив, страдальчески поморщившись. – Работа, что б ее итить! С корабля, блин, на бал… В смысле, со смены и  в универ. Так что разбуженный в январе гризли – милый зайка по сравнению со мной, не в обиду будет Лександрычу. А у тебя?

- Семейные неурядицы, - отозвалась в таком же духе, складывая руки перед собой и пристраивая на них голову. Очередное незнакомое имя, явно вписанное в устойчивое выражение, уже меня не удивляло. Привыкла, наверное. И только сейчас решила уточнить одну деталь, не сразу мною замеченную. – А где?..

- А там, - ткнула пальцем Аня, указывая куда-то вперед, в проход между рядами. Снова прильнув к стакану, она от души зевнула. – Кстати, что за кипишь-то? Если это не досрочная стипендия, то я так не играю!

- Туристический слет, - вздохнув, пояснила я, увидев, наконец-то, вездесущего компаньона рыжей, того самого, который ей вовсе не парень. О чем, как оказалось, знаю только я.

Аверин стоял в проходе и уже давно бы занял свое место за партой, если бы… Ну, кто бы сомневался, что его постигнет кара небесная в лице вездесущей и снова явившейся из ниоткуда Каркуши?

Неспешно потягивая свой кофе, переведенный студент стоял, насмешливо наблюдая с высоты собственного роста за подпрыгивающей на месте девчонкой в кепке и очках. Каркуша как всегда, отчаянно жестикулировала и тараторила, пытаясь донести до усмехающегося парня какую-то ужасно важную информацию…

А если учесть, что еще пять минут назад наш староста занимался тем же, но уже перед лицом всей группы, то Каркуша, оценившая физические способности новенького, сейчас активно пыталась уговорить его принять участие в туристическом слете первокурсников. Назывался он так чисто формально, на самом деле в выездном мероприятии участвовали все, кроме выпускных групп и, как правило, чем старше был курс, тем меньше от него объявлялось представителей.



Анютка Кувайкова

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться