Золото и бронза

Размер шрифта: - +

Глава тридцать восьмая

Рангорн, 379 год


Князь Гэрбр благодарно сжал в руке поданный ему кулон.

Проклятая спина! Как только исцеляющий камень срывали с его шеи, она тут же давала о себе знать. Исцелить этот недуг было невозможно, только подавлять симптомы, и ничто, кроме образа Прекрасной Эрри, не могло даровать ему хотя бы малейшее облегчение.

Благо, сейчас стало спокойнее. Боль утихала, пряталась в свой тёмный чулан в глубинах его подсознания, умирала с каждой секундой. Гэрбр был благодарен уже за то, что она позволяла так руководить собою, а не поглотила его на этот раз полностью.

— Вам уже легче, господин? — заботливо поинтересовался Лерьо. — Или мне позвать лекаря?

— Всё хорошо, — устало махнул рукой Гэрбр. — Боль отступила. Но какой же потрясающий дар! И кто мог подумать, что мы здесь на него наткнёмся? Ещё и из-за какой-то жалкой девчонки? Проклятая ведьма! Ведьма! — он зашипел. — Надо было поговорить нормально, а эта ненавистная воровка…

— Она хотела ваш медальон, господин, — баронет устало опустился на стул. — И медальон графини. Вы же знаете, что пророчество обещало даровать власть тому, кто получит их в своё распоряжение. Их Светлость, вероятно, не знает о том, что это возможно, потому не ищет бронзу. У неё и так есть золото.

— Золото — власть, бронза — вечное здоровье, — вздохнул князь. — Но всё это глупости. Вечное здоровье графине бы не помешало, несомненно, но она и к власти не особо тянется. Приятная женщина, у графа, несомненно, хороший вкус… Но какой же дар! Яркий, солнечный… Потрясающе! Мне казалось, я столкнулся с самим богом в его лице. Я разговаривал с графом много раз и проворонил такое! Мы действительно просчитались с тобою, Лерьо, следовало говорить с ним более осторожно.

Баронет только расстроенно покачал головой. Его светлые глаза выражали всецелое соболезнование и сочувствие, но Гэрбр знал, что мужчине приходилось прилагать усилия, чтобы не демонстрировать собственное раздражение и укоризну.

Действительно, не следовало проявлять такую самонадеянность и глупость. Он был уверен в том, что граф Шантьи легко поверит и в цветы, и в политическую подоплёку встречи. Для посторонних существовало ещё и двойное дно, но Гэрбр знал, какие гадости о нём говорили и в родной стране, и в Рангорне, потому интерес к мужчине не должен бы вызвать никаких вопросов.

К тому же, Акрен действительно был красив. Это прикрытие казалось удачным до той поры, пока не оказалось, что большая часть слухов о нём — ерунда. Гэрбр устал примерять на себя маски; он заигрался, а теперь понял, что действовать следовало совершенно иначе, но было поздно. Теперь графа Шантьи следовало ещё найти на просторах Рангорна и уговорить его хотя бы выслушать. 

Он вновь коснулся бронзового медальона. Всё начиналось с простого золота, маленького проблеска на шее графини Шантьи. Гэрбр помнил, как ему доложили о том, что реликвия вновь появилась в этом мире. Леди Ильза носит символ всего прошлого, великой Элвьенты — древнюю икону прошлого. Говорили, что два медальона могут слиться в один и явить карту завоеваний тому, кто её попросит. Открыть путь на небеса. Даровать бессмертие.

Князь не хотел всего этого. Им двигали благие намерения, из-за которых он каким-то образом оказался в Ароссии и вынужден был притворяться, что служит совершенно другим идеалам. Золото и бронза…

Золото и бронза.

Сейчас он понял, что дело было не в медальонах. Золото и бронза — это люди. Человеческая аура. Сила, заключённая в золотом, и бронзовый, притворяющийся этой силой.

Как всё элементарно просто! Их культ, их древние верования — всё сошлось к единому источнику.

— Я всегда считал графа Шантьи белоручкой, — вдруг отметил Лерьо. — Он не напоминал мне человека, что вышел из крестьянского сословия и занял столь высокое положение, отнюдь. Вы, кажется, считали точно так же.

— Да, иначе я говорил бы с ним иначе. Рассказал бы с самого начала всю правду, и поделом. Кто ж знал, кто ж знал… — он покачал головой. — И самое смешное, он ведь мне намекал! Да он едва ли не ткнул пальцем в Рианов портрет, а я, слепец, даже не соизволил написать Его Светлости письмо!

— И сделали несколько непристойных предложений его сыну.

— Намекнул, — скривился Гэрбр. — Если он узнает, то уничтожит при первой же встрече. И каковы ведьмы! Риан прочесал половину мира в поисках этого кулона, а он висел на шее его же невестки. Наверное, леди Ильза показала его королеве, а та, как всегда, решила сделать добро. Все проблемы от женщин!

— Все проблемы Риана от женщин, — поправил его Лерьо. — Вы всегда говорили именно так, князь.

Несомненно. Все проблемы Риана от того, что он, дурак, влюбился по молодости, отдал своей девице фамильный кулон, который, по слухам, Тьерронам даровали боги, как символ династии… А эта девица кулон посеяла — ну, или отдала своему сыну. Теперь уж понятно, что второе.

Только когда Риан одумался, когда дошёл до нужной легенды, искать уже было поздно.

Гэрбр вздохнул. Ну мог ведь предупредить! Сказать, что у него есть сын. Он тогда бы не считал Шантьи проходимцем, который нагло посягнул на чужое, а смирно отписал бы Риану о том, что кулон нашёлся, никто не попытался приладить его к магическому эксперименту…

Но всё к лучшему. Акрен, конечно, не помнит серьёзный кусок своей жизни, но зато Гэрбр наконец-то увидел его силу. Потрясающая аура!

— Никогда не видел, чтобы кто-то так легко гасил свою магию верой, — поделился князь. Лерьо кивнул, впрочем, подозревая, что его господин говорил скорее сам с собой. — Это просто поразительно! Всё, во что он не верит, для него попросту не существует. Не знаю, пройдёт ли это с реальностью, когда он осознает свою мощь…

— Мне кажется, дело как раз в том, что он ничего и не осознаёт, — пожал плечами баронет. — И лучше б вам с ним своими открытиями не делиться. Граф не слишком настроен на разговор. Он помнит вас, заметьте, как насильника девушки, который попытался и его самого убить.

— Эта воровка! — досадливо вздохнул Гэрбр. — Она попыталась сдёрнуть мой медальон с шеи, мне следовало погладить её по голове и сказать спасибо? Шантьи был явно горяч в те времена, которые нынче помнит его сознание.

— Чего ж вы хотели? «Пантера», — Лерьо забарабанил пальцами по подлокотнику кресла, пытаясь выпустить на свободу собственную нервную дрожь. — Но какая теперь разница? Главное преодолеть последствия и найти его вновь. Вы ведь понимаете, если что-нибудь случится…

Гэрбр не нуждался в объяснениях. Было бы неплохо повидаться с Акреном до того, как тот доберётся до отца и в принципе до населения Рангорна. А ещё — просто замечательно извиниться бы перед ним за порез, оставленный на руке.

Он дотянулся до кулона Эрри и сжал зубы, наслаждаясь тем, как легко и быстро билось сердце. Магия исцелила его в очередной раз, но он предпочитал больше не рисковать.

— Если я покажусь ему на глаза, он меня уничтожит. Или я случайно причиню ему вред, — покачал головой князь. — Я и так достаточно был слеп и глух. Мне нужен человек, который поможет найти его и безболезненно поговорит, иначе эта дурацкая затея никогда не увенчается успехом. Мы не только кулоны, мы кости свои не соберём.

— Я нашёл такого человека, — Лерьо всегда пытался казаться полезным. — Он специализируется на том, что ищет людей. Вы желаете его увидеть?

Гэрбр всерьёз задумался. Он бы, разумеется, с удовольствием посмотрел на ищейку лично, но подозревал, что это может плохо закончиться. Если медальон выдаст себя, то придётся очень долго объясняться, а потом ещё и сбегать от шпионов тех людей, что мечтают им завладеть.

Князь давно не чувствовал себя в настолько шатком положении.

— Что это за человек? — спросил взамен согласию он. — Ты его знаешь?

— У него неплохая команда. Могут найти кого угодно, — уверенно ответил Лерьо. — В районе Лассарры он пользуется авторитетом, а сейчас случайно оказался в наших краях. Говаривают, думал начать охоту на ведьму, но ваша цена с лёгкостью перебьёт ту выгоду, которую он планировал получить от неё.

— И зачем ему ведьма?

— А зачем, вы делали вид, вам граф Шантьи?

Гэрбр сжал зубы. Да, это выглядело странно. И нарциссы! Наверное, граф терпеть не мог нарциссы, будь они неладны.

Ароссия — странная держава, и её символы не обязан понимать каждый рангорнский дворянин. Особенно если он — сын Риана.

Сыну Риана вообще ничего понимать не надо, это под него должны подстраиваться остальные.

— Но точно найдёт? — он дождался быстрого кивка и вздохнул. — Ладно. Дай этому человеку столько денег, сколько он захочет. Но предупреди, что Акрен должен быть доставлен ко мне в целости и сохранности, и желательно не после очередной драки. И с его супругой тоже ничего не должно случиться. Берегите леди Ильзу как зеницу ока!

— А Первый Генерал и танцовщица? — уточнил Лерьо. — Они ведь вроде бы путешествуют вместе?

— Первый генерал… — задумчиво протянул Гэрбр. — Пусть живёт. Если согласится, пусть едет с ними. Но эта лживая тварь с бубенчиками… Я буду только рад, если её кто-то уничтожит прежде, чем она доберётся до медальонов.



Альма Либрем

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться