Золото колдуна

Размер шрифта: - +

Глава 1. Четверо на лесной дороге

Жара.

Всё в мире замерло. Ни один листок не колыхнётся, ни одна былинка не шелохнётся. Кажется, сам ветер почёл за лучшее укрыться от огненного взора Солнца.

Орёл, выписывающий в небе круги, засёк движение далеко внизу. Четыре фигурки двигались по заросшей кустарником прогалине. Нет, это неподходящая добыча. Это двуногие, а они славятся умением посылать гремящую смерть, которая настигает жертву на невообразимо огромном расстоянии от убийцы. Да и великоваты двуногие, даже детёныши, а эти, судя по всему, взрослые.

Орёл шевельнул крылом, заложил вираж и ушёл в сторону.

— Вон, смотрите, какой-то хищник летает! — сказала идущая по малозаметной тропке девушка.

Она была небольшого роста, круглолицая, сероглазая, с чуть вздёрнутым носиком и ямочками на румяных от природы щеках, которые сейчас ещё больше раскраснелись от жары и ходьбы. Вряд ли её можно было назвать стройной, однако она была крепенькая, ладная, и свой вместительный рюкзак несла легко и непринуждённо, хотя он был наполнен отнюдь не воздухом. На юной путешественнице были просторные штаны болотного цвета, брезентовые берцы и выгоревшая до белизны короткая штормовка, распахнутая по случаю жары. Под штормовкой у неё был только тёмно-синий верх от купальника, придерживающий пышный бюст. Пепельно-русые волосы, собранные в хвост, спадали из-под «афганской» панамы.

— Ага, вижу, — откликнулся шедший впереди рослый крепкий парень в военных штанах и футболке оливкового цвета. — Петро, это, наверное, тот самый орёл, который перо потерял.

— Предлагаешь догнать его и перо вернуть? — откликнулся его товарищ, замыкавший строй. У него на бейсболке было закреплено большое пёстрое перо, и видно было, что её владелец гордится таким украшением. Он был пониже ростом, сложён чуть попроще и облачён в синий милицейский камуфляж.

— Да он уже забыл про него, — хмыкнул шедший впереди.

Четвёртый участник маленькой экспедиции — худенькая девчушка, которая шла между крепышкой и Петром — торопливо извлекла из рюкзака планшет и стала снимать парящего орла.

— Далеко, Насть, всё размыто будет, — сказала крепенькая девушка. — Жаль, красавец такой.

— Это ещё Васьки нет, — отозвался парень, который шёл впереди. — Тогда бы мы тут на полчаса застряли, пока она бы кино снимала. А если бы этот орёл на неё покакал, она бы потребовала, чтобы я его застрелил. — Он сложил руки на прикладе двустволки, висевшей у него на груди.

— А ты бы застрелил? — спросила Настя.

Она представляла собой полную противоположность своей товарки: тонколицая и тонкотелая, бледненькая, с каплями испарины на лице, которые она то и дело смахивала или слизывала. Розовая обтягивающая футболка была украшена стразами и семенами череды, которые путешественница то и дело принималась выдирать. Череда густо усеяла и короткие белые шортики, и шнурки на кроссовках.

— Я что, похож на дурака или живодёра? — вопросом на вопрос ответил юный стрелок. — Слушай, Надия, — он сделал ударение на первом слоге, — а мы поворот не прозевали, а?

— Родион, всё о-кэ, — сказала плотненькая девица. — Я пять минут назад смотрела в распечатку, идём как по ниточке.

Судя по интонации, с которой Надия ответила Родиону, его сомнения в правильности маршрута успели ей поднадоесть.

— Просто мой внутренний компас говорит, что мы протопали лишних три - четыре километра… — заметил Родион.

— Кстати, да, — подал голос Пётр. — Судя по гугл-карте, мы забрали слишком влево.

— И чё?

— Надо свернуть вправо.

— Спасибо, Капитан Очевидность! — фыркнула Надия. — А почему не назад? И не вверх? Парни, вы меня ещё вчера задолбали. Я что, не вывела вас, куда надо?

— Вывела, — согласился Родион. — Как обещала, к водохранилищу. Только не к правому, а к левому берегу. Интересно, как это получилось?

— Потому что у одного «внутренний компас», а у другого — гугл-карта, и оба знают, куда идти, только каждый показывает в свою сторону! — рассердилась Надия. — Кто на повороте в поле орал, что надо идти прямо? Ты, Петенька!..

— По гугл-карте там было ещё четыре километра до поворота, — возразил «Петенька».

— …А не ты ли, Родик, перепутал восток с севером? — продолжала Надия. — Ах да, небо обложило, а ты без солнышка не найдёшь, где север, где юг…

— Ладно, не заводись, ты же — наша единственная Надежда, — скаламбурил Родион. — Куда мы без тебя! Пропадём!

— Вот единственный нормальный человек в экспедиции — это Настюшка! — сказал Пётр. — Не спорит, идёт, куда скажут, делает, что надо…

— Да ну, я не умею ничего, только мешаюсь! — обиженно ответила Настя. — Вы мне даже рюкзак нормальный не дали! Вон, Надька тащит рюкзак, как парень.



Владимир Титов

Отредактировано: 06.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться