Золото Скиллура

Размер шрифта: - +

Глава 19.

 

Глава 19.

 

 

Утром второго дня Либеир появился на пороге моей спальни. Выражение лица было мрачным и сосредоточенным.

- Ли, вспомни,  пожалуйста, с кем еще, кроме наследника, ты достаточно долго общалась на балу? Может кто-то или что-то еще привлекли твое внимание?

- Больше всего - с Жинаром. Что еще? Я танцевала падеграс и одним из партнеров неожиданно оказался Миритель, но мы успели переброситься с ним лишь парой фраз. Остальные же партнеры  были незнакомы и мы не разговаривали. Ну а потом меня пригласил на танец Риэнир и... - я тяжело вздохнула, -  мой глупый поступок.

- Лидианель, - дед пододвинул стул и присел передо мной, - знак на твоем плече это метка сса'ашах.  Рисунок никогда не повторяется, для каждой пары он индивидуален и появляется одновременно у обоих избранных. Как определяются пары и что служит причиной появления метки доподлинно не известно. Но хроники утверждают, что каждая пара избранных получала ее при каких-то уникальных обстоятельствах, – дед тяжело вздохнул. - После твоего рассказа о поцелуе с Риэниром, я предположил, что твоей половинкой оказался наследник. Поэтому обратился к Владыке с просьбой, что бы он проверил плечо сына и если предположение подтвердится - поговорил с ним. Так вот, у принца на плече тоже начали проступать линии метки, но...

Либеир встал,  нервно прошелся из угла в угол и вновь остановился передо мной.

- Сегодня утром было официально объявлено, что принц нашел свою сса'ашах. Ею стала моэрини Айранель Кха-нир Са’аер Ал’тиор, по счастливой случайности оказавшейся его же невестой, – дед помолчал и, посмотрев мне в глаза, продолжил: - Поэтому я и спрашиваю, что еще необычного случилось с тобой на балу? Подумай хорошо.

 Но последние слова Либеира я уже не слышала. Если вначале моя душа расцвела надеждой и в груди радостно встрепенулось влюбленное сердце, то после слов об официальном известии... я умерла. Все вокруг померкло, стало серым и ненужным.  Едва обретенная надежда на то, что мы будем вдвоем, что именно принц и есть моя половинка, предназначенная судьбой, была безжалостно уничтожена. Я сидела и смотрела в одну точку, не понимая ничего из того, что продолжал говорить мне дед, медленно осознавая, что это все. Конец. Что не будет ничего. В паре избранных третьему нет места. Руки безвольными плетьми  повисли вдоль тела. Слезы крупными градинами покатились по щекам. Захотелось лечь и, закрыв глаза, просто уйти, раствориться. Спрятаться от  этой страшной, разрывающей все внутри боли.

Раздался громкий звук упавшего стула и меня кто-то довольно сильно встряхнул.

- Ли! Ты слышишь меня? – словно сквозь вату донесся обеспокоенный голос родственника.

Я перевела на него бессмысленный взгляд.

– Девочка! Скажи хоть что-нибудь! – Либеир с  тревогой смотрел на меня.

- Все нормально! – я еле шевелила онемевшими губами.

Выругавшись сквозь зубы, он уложил меня на кровать и метнулся в коридор. Дальше все события смешались в одну размытую сцену. Меня переодевали, заставляли выпить какое-то лекарство, растирали руки и ноги, спрашивали о чем-то.

Под конец, не выдержав напряжения, организм просто отключился и я провалилась в спасительную темноту.

 

 

Я пришла в себя, когда в комнате было темно. Просто открыла глаза и уставилась в потолок. В тот же миг надо  мной оказалось тревожное лицо няни.

- Как ты, птичка?

- Все хорошо, Киана, только ужасная слабость, - я улыбнулась и попыталась приподняться. Руки мелко задрожали от напряжения. – Помоги мне, пожалуйста, встать.

С помощью женщины я благополучно добралась до ванной и, опершись на раковину, уставилась в зеркало. Оттуда на меня смотрела осунувшаяся девушка с большими черными синяками под мутными, печальными  глазами.  Обнажив плечо, молча уставилась на метку. За это время рисунок еще больше потемнел и стал уже отчетливо напоминать спящего дракона со сложенными крыльями. Воспоминая вихрем пронеслись перед глазами, растревожив рану в душе.  Зажмурившись, я мысленно заорала: «Эо! Ну почему так?!». В этом отчаянном крике я словно пыталась выплеснуть всю разрывающую изнутри боль. Неожиданно теплый ветерок нежно пробежал по щеке, осушая выступившие слезы, забирая вместе с ними тяжесть с души.

Вернувшись в комнату, я с удивлением поняла, что проголодалась. В ответ няня радостно всплеснула руками:

- Моя девочка! Слава Творцу! Сейчас, сейчас! Я все принесу! – она торопливо выбежала из спальни.

« Либеир…» - я тихо позвала деда, присаживаясь в своей гостиной на диванчик.

« Ли, я сейчас буду!» - обрадованный голос родственника вызвал мою ответную улыбку.

Либеир и Киана появились почти одновременно. И пока женщина аккуратно расставляла тарелки на столе, он присел рядом и  взял за руку.

- Как же ты нас напугала, девочка! Я не думал, что у тебя будет такая реакция,– дед смотрел на меня с большим сожалением.



Koshka Black

Отредактировано: 22.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться