Золотое солнце моей души

Размер шрифта: - +

Глава 5

Почему любимые четвероногие, и не только, друзья, к которым мы привыкаем, которые становятся частью нас, нашего сердца, души, живут так мало? Они уходят по Радуге, тропой охоты, но не оставляют нас, стараясь оберегать даже с Небес… У них огромные сердца, которые наполнены любовью и верностью.

А нам без них всё равно плохо. По инерции зовёшь, ищешь глазами, тянешь руку…

Когда Геркулес, он же по-домашнему Геша, умер, то смотреть на Пуха и Мишку было невозможно – они словно потерялись… Да, шестнадцать лет для мастино много, но как это мало…

Чтобы как-то пережить эту потерю Мишка увёз Пуха на Селигер, хоть и ненадолго, но всё-таки смена обстановки.

Дарлуха тоже как-то сразу постарел без друга, который его защищал, а главное, понимал. У них и игры были общие – зимой валяться в снегу, летом гоняться за бабочками.

 

Без Геши дом был пустым. Нет, мы ходили гулять, но каждый раз вспоминался самый главный в доме после хозяина. Мудрый и честный. Он охранял щенков в парке, пока их мамаша отдыхала от замучившего дома выводка, никого к ним не подпуская из чужих – ни собак, ни людей. Жалко, что я с ним не так уж долго смог пообщаться. Наверное, надо было всё делать иначе, но Геши нет и это не исправить.

Без мастино дом не дом. Мы с Мишкой начали через какое-то время искать собаку, но оказалось это не так-то просто. На благотворительном сайте нашёлся Гамлет. Пёс с трудной судьбой. Мишка поехал с ним знакомиться, чтобы забрать. Увы, но бабы всё-таки дуры, не решились отдать Гамлета, раз в доме есть кавказец. Никакие доводы, ни то, что пёс потянулся к Мишке, на них не действовали. Жаль… Гамлета кому-то отдали, через некоторое время нашли его привязанным к дереву. Потом был ещё хозяин…

Зная, что мы ищем мастюшу, однажды нам позвонили. На станции Москва-Товарная в бытовке появился приблудыш, которого надо срочно забрать, иначе его выкинут. Рабочие как не уговаривали, но хозяин барин… На улице зима, мороз под тридцать.

Как назло сломалась машина, но девчонка, что звонила, предложила воспользоваться её, потому что времени не было, собака могла погибнуть.

Так появился в большой семье Барька. Худющий и несчастный. Пух принял его спокойно, конечно, это не Геша, но он понимал, что у этого приблудыша тяжёлая судьба – молодой пёс, его ровесник, а уже хлебнул горюшка. К сожалению, их отношения не были безоблачными – эпизодически Барька пытался показать, что он в доме хозяин. Мишка воспитывал, терпеливо объясняя, что здесь у него врагов нет, но крышу иногда срывало…и Барька сцеплялся с Пухом. Доставалось, если не прекращали по команде, обоим. Притирались они долго. А сроднило одно горе – по Радуге ушёл Дарлинг…

 

Вот и ещё одна потеря… Барька вроде привык, жил по правилам, что установил хозяин, но иногда взбрыкивал, приходилось ставить наглеца на место. Всё-таки Геша не зря меня воспитывал, вот я и старался также терпеливо объяснять новому приятелю.

Та, видно, скучала по Дарлухе и через какое-то время появился цвергшнауцер Яша. Не-е, имя у него было прикольное и поэтому трудно выговариваемое. Прикиньте звать в парке Януш из Солнечного Дома… Хозяин и придумал ему имя покороче. Смешной такой. Мелкий, но компанейский. Жалко, что сестра Той боялась Яшку с нами отпускать гулять, больше сама им занималась. Та на этом не остановилась и появился Тотошка. Вот ведь упёртая! Он был той же породы, что и Дарлуха, даже чем-то его напоминал, но исключительно внешне. Характер у этого девятимесячного засранца был ещё тот, по стать имечку, что значилась в родословной – Виксвилл Харри Купер. Язык сломаешь! Хотя и у меня-то, если честно в бумажках не самое простое имечко было, но даже вспоминать не хочется. Я – Пух!

 

Вот с чего я решила завести ещё одну собаку? Вроде и Яшка есть, и Пух с Барькой, но чего-то не хватает… Ума! Надо было мне полезть в инет и наткнуться на фото – копия Дарлуха, а рука сама к телефону тянется… Как должны приехать смотреть? Фигушки, это мой пёс! Нас трудностями не испугаешь! Обзваниваю собачников. У кого машина под задницей? Ага, у хозяина нашего приятеля азиата Камала, у него ещё подружка найдёныш Нюра, машина под окнами. Что значит, обедает? Тут собаку из-под носа уводят, можно сказать! Потом борщ дохлебаешь! Едем. Хозяйка на поводке выводит показать. М-да… Знакомство началось с того, что этот глупыш цапнул за руку. Ладно. Надо пройтись, чтоб освоился. Забираю поводок, а псён не реагирует, что чужой человек ведёт. Нормально так… Хозяйка за мисками-игрушками ушла, а пёс и ухом не ведёт. Это что ж за взаимоотношения у них? В машине малыш забрался на руки и начал меня лизать в нос, щёки. Еле успокоила. Бедняга, видно, не так тебе сладко жилось…

Это потом я узнаю, что его запирали на целый день в ванной, чтоб не писал, не грыз… Купили супер породистую собаку, а зачем? Самолюбие потешить? Похвастать? Ну, да, малыши смешные, симпатичные, как игрушки, но они же живые. Их не отложить в сторону, если надоели… Спасибо, что не выбросили!

Тотошка совсем не спаниелистый спаниель… Никакого добродушия, одна суетливость и болезненное опасение всех окружающих. Он дал жару всем…

 

Да, не Дарлуха! Однозначно! С характером парень и непростым. Тут Барька дурит эпизодически, а Эта новое чудо отыскала на руки хозяина, потому что слушается исключительно его. Рычит, злится, сам себя подзаводит, но при этом хвостом виляет, точнее тем, что от хвоста осталось.

Спаниель? Папе руки погрыз больше, чем все кавказы вместе взятые, что были у хозяина. Вот тебе и спаниель…

В парке все обалдевают, когда хозяин разрешает гладить нас с Барькой, а к Тотошке руки советует не протягивать – бросается он на протянутую руку. Вроде не дурак, а переклинивает, мама не горюй! Спаниель, который ходит по команде «рядом», быстро освоился сред других собак, понимает, что клумбы надо обходить… и такое! Вот как? Но нашего хозяина надо знать, это вам не Та теперь с Тотошей! Кстати, этот пёс сообразительный – устроил погром в квартире Той и нагло переселился в нашу компашку! Устроился под креслом, когда хозяин в кресле сидит, а на ночь в кресло перебирается.



Селена Кард

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться