Золотой мой, рубиновый...

Размер шрифта: - +

Четвёртый день

Антес не спал. Тяжело далась ему эта ночь. Мечты-надежды рухнули. Он достал нож и смотрел на лезвие.

Ксения заорала в голос от ужаса.
Вся кровать Франчески и она сама были залиты кровью.
На ватных ногах подошла поближе. Она же спала здесь, проснулась и на десять минут ушла в туалет и умыться. Что это?!
Подружка сонно открыла глаза, потом резко села, оглядывая себя.
Ксенька глупо обрадовалась: живая!
— Антес…– вслух сказала Франческа. Окно открыто, не знаешь, на кого и думать.
Слегка отмывшись под причитания тёти Риты и сумрачный взгляд Романа, Франческа, никого не слушая, побежала к Луке.
Тот поднялся еще с восходом. Выслушал её сбивчивый рассказ и обнял молча. Он никого не видел.

Франческу всё трясло.
— Выпей вина немного, — предложила Ксения. Но Франческа была хорошей актрисой. Она так и убедила деда, что настроение у неё в полном порядке.
Выяснилось, что Антес еще с вечера уехал в город. Или собирался. По- любому, утром его дома уже не было.
Даже не поев, Франческа побежала в клуб, чтобы забрать свою скрипку. Открыла ключом главную дверь, достав связку из тайничка. Хотя обычно дверь оставляли открытой.

На сцене стоял гроб.

Франческа замерла. Пустой. На дне — её фотография.
Вот же шуточки!
Наверное, пригодится каким запасливым старичкам. Только хотела уйти, сквозняком сверху на голову ей скинуло свадебное платье и чёрную фату.
— Спасибо-спасибо, — Франческа раскланялась в реверансе на все четыре стороны невидимому благодетелю.
— Фасон не мой. Я это не надену!
Ксения ошарашенно заглянула в зал. Хорошо, что Лука пришёл с ней.

Они отнесли гроб и прочий реквизит в подсобку. Лука накрыл всё это дело крышкой, а фото Франчески забрал.
Теперь они втроём сидели на краю сцены.
— Ой, надо репетировать! — вскочила Франческа. — Подыграй мне, пожалуйста, — попросила она Луку, бросив взгляд на пианино.
Ксения пожала плечами. Хотя пианино было слегка расстроенным, Франческа чётко отбила все свои коронные дроби и тогда успокоилась, даже улыбалась.

Ещё одни глаза наблюдали. Дородная Лола с силой захлопнула дверь.
Ксения тихонько вышла, оставив влюбленных наедине. По просёлочной дороге удалялась чёрная иномарка.

Роман окликнул Розку на мосту, почти у другого берега. Куда это она направилась? Он уже нашел в саду, под окном комнаты Франчески, канистру с остатками крови.

— Что?! — Герман аж похолодел от данной информации.– Давай, быстро уезжай отсюда! — на автомате скомандовал он. Но Лука не согласился на такой план. Вызов закончился.
Отец Луки, поговорив с Франческой, всё же счел необходимым сделать ей укол успокоительного. Рабочий чемоданчик всегда при нём.
Сейчас Франческа спала в своей комнате, предварительно уговорив Ксеньку непременно разбудить её до вечернего выступления.
Подруга прилегла рядом. И, думая, вдруг поняла, что со стола исчезла фотография Луки.
А куда тот маньяк теперь пристроит его фото? И ни одна собака ведь не забрехала.

Проснувшись, Франческа пошла к баро.
— Деда, мне нужно на могилу бабушки. Она звала меня.
Он не хотел разрешать, но внучка упрямая.
— Роман проводит.
— Нет, с Лукой пойду.
Кладбище на другом берегу реки, недалеко от храма.
На холмике бабушкиной могилы — порванная пополам фотография Луки из её комнаты.
Франческа нагнулась и аккуратно взяла половинки, погладив землю. Платок упал ей на плечи.
Она оглянулась.
В пустых окнах храма — свет и свечи. Тихо позванивает кадило.
Миг. И ничего нет. Только остов старой церкви.
Она медленно подошла к паперти.
Хлопок выстрела поднял в воздух белого голубя.
На камнях — кровь.
Нет, это —лепестки цветов, которые унес налетевший ветер.
Она посмотрела на Луку и сильнее сжала его руку.
— Сейчас бы Всенощная началась? Пойдем.
Они вошли в храм.
— Миром Господу помолимся…
Звучала тишина, а тени превращались в силуэты. Завтра они придут снова.

Розка гадала, в чём лучше признаться Роману? Одно дело– шпионить для щедрого Лёвки Разгромова. И совсем другое — оказывать услуги его жуткой невесте. До сих пор мороз по коже!

 

— Это всего минут сорок, а потом я вернусь, — объясняла Франческа танцевальный номер. Ксения с Лукой решили ждать у входа в поместье. Их не приглашали. Просто будут поблизости, и поговорить им есть о чём.
— Думаешь, кто это делает?
— Не знаю. У Лёвки бы ума не хватило.

Время шло долго, когда в тишине, наконец, послышался перебор гитарный струн.
— А где Франческа? — удивилась Ксения. Её не было. Все озадаченно переглянулись, вроде бы шла рядом…
Лука, молча, рванул в особняк.

 

Ой, на беду она задержалась.
Только снять туфли. Высокий каблук сломался пополам, не выдержав стремительных дробей.
Франнческа расстегивала ремешок, когда что-то толкнуло её сзади. И она, не удержавшись на одной ноге, полетела на пол.
Над ней стоял Лев Разгромов. Глаза безумные.

К счастью, Лёвка даже дверь не закрыл. Он теснил испуганную Франческу к стене.
Лука толкнул его так, что тот покатился по коридору. Роман быстро опомнился и тоже подоспел вовремя.

Франческа сжала виски. Её видимо трясло. Ксения отдала ей свои туфли.
— Лука, пойдем в храм, — наконец, сказала она.
Роман, не останавливай меня! —
 Франческа почти сорвалась на крик. Парень с гитарой отдал ей фонарик.

В храме, где крышей было только небо, Франческа о чём-то долго просила, повернувшись в сторону алтаря. Потом спокойно уснула на старой церковной скамейке, положив голову на колени Луки.



Мирела

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться