Золотой путь, или Как полюбить дракона

Размер шрифта: - +

Часть первая. Знакомство. Глава 1

Безумец стоял над распростертым на алтаре телом своего врага. В давно выцветших глазах, плескалась ненависть и злоба. Забрать силу молодого мага - что может быть слаще?

- Ты - последний некромант в том ненавистном мне мире, а значит – скоро я подчиню всех. Не осталось мага, способного мне противостоять! – глаза старика алчно сверкнули.

Торин просто молчал, глядя в каменный потолок. Даже заклинание подчинения не помогло Альгерду узнать его секрет. Тайну, которую скрывал даже от близких друзей.

Придет время и его дитя сможет противостоять этому безумцу, продавшему душу тьме. Она станет сильным магом - в этом мужчина не сомневался.

***

- Лекса, ты уверена, что нас примут в школу? - в который раз спросила моя сестренка.

- Ну конечно, неуверена, Тана, но, если не попробуем - не узнаем, - улыбнулась я ей.

А беспокоиться было отчего: желающих поступить в школу оказалось так много, что моя решимость начала таять. Ну да, мы умеем читать и писать, неплохо считаем, но на этом все! А рядом столько роскошно одетых девушек, что поневоле чувствуешь себя нищенкой, случайно попавшей на бал.

- После всего, что с вами произошло, поступление в школу - шанс поменять что-то в своей жизни. Вы девочки смелые и решительные, вот и не огорчайте старика своими сомнениями! - напутствовал дядька Петрим, провожая нас в дорогу и вручая сопроводительный свиток.

Вспомнив наставления егеря, я сжала руки девочек и начала пробираться поближе, к первым рядам, но далеко нам пройти не удалось. Со всех сторон стали ругаться, толкаться и давить локтями такие же «смелые и решительные». Пришлось остановиться.

Не знаю, почему дали такое название школе, но тут учили не только швей. По рассказам дядьки Петрима, в «Золотой нити» обучали будущих гувернанток, секретарей, кондитеров, ну и швей. Помимо этого, есть отдельный факультет, обучающий девушек аристократического происхождения. Уж не знаю чему там можно учить, но говорили, эти девушки становятся фрейлинами при королеве. И куда ей столько фрейлин, не пойму?

Вскоре толпа возбужденно загомонила, и я сразу поняла - появилась директор школы «Золотая нить».

Вышедшая вперед женщина производила впечатление строгого, но доброго человека, о чем указывали морщинки в уголках глаз и губ. Высокая, немного полновата, с темными волосами, собранными в аккуратный пучок; на вид около сорока лет, возможно, чуть больше.

- Сейчас вы, по одному, будете подходить к нам, - сказала дама, кивая на уже вынесенные кем-то столы, за которыми сидели два мужчины и три женщины. Место в центре было свободно. Толпа тут же опять загалдела, но под строгим взглядом директрисы  все смолкли. Тетушки, дядюшки и другие сопровождающие, как по команде, стали отходить в сторону, и оказалось, что поступающих не так и много. Человек двести, а, может, и меньше. Но для меня, выросшей в небольшом селе, даже такое количество казалось громадным.

Несмело стала строиться очередь из девушек, по одной начали подходить к столам. Что там спрашивали, слышно не было, похоже, оградились магическим куполом.

 Про магию я практически ничего не знала, в нашем мире все люди рождались с даром, но жрецы в храме в пять лет отбирали только сильных, остальным дар закрывали. И правильно, необученные маги уже натворили много дел: развязали войны, создали таких чудовищ, что уже более двухсот лет не можем разгрести последствия. Именно тогда Великий император издал указ, и дар стали блокировать.

Я никогда не жалела, что не стала «великим магом», они хоть и живут дольше, но постоянные проверки, служба на благо государства, борьба с нежитью, все это как-то не вдохновляло пятнадцатилетнюю девочку.

Всегда мечтала, что выйду замуж, рожу детей и буду заниматься хозяйством, ходить за травами и помогать мужу вести дела. Почему-то представлялось, что супруг будет, как отец, старостой деревни и очень уважаемым человеком. И мы станем растить наших детей и любить друг друга крепко и всю жизнь.

Так я и предполагала, до того дня… Очнулась от тычка в бок от сестры, оказалось уже подошла наша очередь, пока я погрузилась в размышления о былом.

Рука Таны мелко дрожала в моей руке, хотя, может, это и моя дрожь. Очень страшно, ведь если нас не примут, хоть кого-то из троих - мы вернемся в деревню. А там нет будущего.

Ну вот и наш черед, я пошла первая, хоть у нас и разница в возрасте всего месяц с сестрой, а подруга Лика младше на полгода, в нашей троице я считалась старшей и более смелой. Подошла к столу, и посмотрела в глаза директрисе. Что говорить не знаю, они тоже молчат, просто смотрят.

- Меня зовут Алекса Остова, из деревни Малые Остовки. Дочь старосты, бывшего, - добавила, чувствуя, что предательские слезы опять подступают к горлу, - прибыла сюда с сестрой и подругой, обучена грамоте и счету.

Я мазнула ладошкой по щеке, вытирая слезинку, которая все же пробилась, как я ее не сдерживала.

- Леди Картари, егерь Петрим просил передать вам это, - достала я из наплечной сумки скрученный свиток. Она лишь приподняла в изумлении бровь, и, протянув руку, взяла письмо.

Пока директриса читала послание, слово взял мрачный мужчина лет тридцати, одетый в черную свободную накидку, какие носили только маги:

- Милая девушка, я вижу на вас печать смерти, и не одну, как получилось, что девочка, которой нет и шестнадцати, уже убила человека?

Все настороженно стали вглядываться в мое лицо, хотя до этого сидели расслаблено, откинувшись в креслах. Одна леди Картари не отрывалась от письма, и лицо ее мрачнело все больше и больше. Что такое написал дядька Петрим, ведь ничего плохого же? Нет, точно не мог. Он единственный, кто по-настоящему  поддержал нас после того возвращения.

- Да я убила несколько человек, - сказала я, гордо вскинув голову и глядя в глаза магистру, - и нет, я не жалею о содеянном. Я защищала себя и своих подруг, и если придется, сделаю это снова!



Ирина Зимина

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться