Золотые бархатцы

Размер шрифта: - +

Глава 14

- Приехал! – радостно кричит Лиза и выбегает в коридор.

Гляжу в окно и замечаю припаркованный белый внедорожник. Тут же в дверном проёме появляется загорелый, небритый и немного уставший директор с Лизой, повисшей у него на шее:

- Всем здравствуйте.

Я поспешно встаю со стула и беру в руки заранее приготовленную сумку. И, как бы мне не хотелось подольше побыть в его компании, быстро бормочу:

- Здравствуйте, Лев Александрович. Как видите, все в целости и сохранности. Я теперь, пожалуй, пойду.

- А как же наш сюрприз?  - возмущенно восклицает Лиза.

- И, вправду, Витоша, если ты не спешишь, останься с нами, хотя бы на обед, - прибавляет Лидия Михайловна.

Директор доброжелательно смотрит на меня и согласно кивает.

- Хорошо, - улыбаюсь я.

- Вот и замечательно. А что за сюрприз? – удивленно вскидывает брови директор.

- А о сюрпризе не разговаривают. Его надо пробовать, - раскрывает карты воодушевленная Лиза.

- Тогда я быстро в душ, а вы можете ставить на стол свой сюрприз, потому что я жутко голодный, - он шутливо щелкает по курносому носу Лизу и удаляется.

А оказывается, он может быть и таким... Игривым и беззаботным. Наверное, присутствие дочери на него так влияет. Видимо, она напоминает ему о том времени, когда он был счастлив. Ох, мой грустный Лев, как бы я хотела сделать тебя счастливым и чаще видеть твои лучистые глаза и радостную улыбку.

Тем временем Лиза уже разогревает суп. Поставив каждому по порции борща, она с видом маленькой хозяйки раскладывает столовые приборы и  красивые белые салфетки.

- Ух, как пахнет! Неужели, суп?! - изумляется директор.

Он уже переоделся. И сейчас на нем синие потёртые джинсы и белая облегающая футболка, которая открывает взору внушительных размеров бицепсы. Его волосы, все ещё мокрые после душа, кажутся совсем чёрными, как жидкая нефть.

- Не просто суп, а борщ! - гордо восклицает Лиза.

- И ты сама его варила?

- Нет, мы все вместе, - признаётся Лиза, - но идея была моя.

Директор осторожно пробует.

- Ммм, как вкусно! - он пробует ещё и ещё. - Как давно я не ел домашней еды.

Мы с Лизой и Лидией Михайловной, словно три кумушки, позабыв о собственных тарелках, наблюдаем, как директор поглощает наше совместное творение кулинарного искусства. Сейчас он больше похож на голодного мальчишку, прибежавшего с пляжа домой. На такого увлеченного, двухметрового сорокалетнего мальчишку.

- Ещё хлеба? - с жеманной учтивостью Лиза протягивает отцу хлебницу.

- Угу, - мычит голодный великан и берёт два куска ржаного хлеба. – Вы сами-то кушайте. Чего замерли?

Приговорив вторую тарелку борща, директор удовлетворённо выдыхает:

- Ох, и накормили. Спасибо. Если мне понадобятся повара, буду знать, где их искать.

Мы все вместе убираем со стола. Лиза уверенными движениями загружает грязную посуду в посудомоечную машину.

- Вот времена пошли: ничего самому делать не надо, - сетует Лидия Михайловна. - Так можно и разлениться совсем. Мы раньше всё делали сами, своими ручками: и стирали, и мыли - а теперь машинки есть.

С улыбкой наблюдаю за разглагольствованием Лизы и её бабушки о пользе и вреде технического процесса. Их голоса контрастируют, как звон колокольчика и скрип половицы. Если посмотреть на нас со стороны, мы вполне похожи на обычную дружную семью: папа, мама, дочка и бабушка - просто домашняя идиллия. Ну, разве что дочка у меня очень взрослая. Но в моей фантазии можно опустить  эту незначительную деталь.

Спиной чувствую, что за мной наблюдают. И, заглянув прямо в бездонные глаза директора, встречаю задумчивый пытливый взгляд. Он поглаживает свой подбородок подушечкой указательного пальца и рассматривает меня, словно диковинную птицу. Я делаю над собой усилие, чтобы не отвести  глаза, и одариваю его дружелюбной улыбкой. Он отвечает мне немного грустной усмешкой.

После сытного обеда Лидия Михайловна ушла в свою комнату отдохнуть. Лиза тоже куда-то убежала в обнимку с телефоном.

- И мне, наверное, всё-таки пора, - робко шепчу я, смущаясь от того, что мы с директором остались наедине.

- Конечно, мы и так украли у тебя почти все выходные.

- Мне это было не трудно. Мы хорошо провели время.

- Тогда пойдём, я отвезу тебя домой.

- Спасибо, не стоит. Я и сама доберусь.

- Ох, уж эти самостоятельные, современные женщины. Всё сами.

- Просто у меня здесь машина на парковке, - слабо отбиваюсь я.

- Ничего. Твой форд там в безопасности и, думаю, особо по тебе не соскучился. Завтра я пришлю за тобой машину. У тебя какая смена будет? Или хочешь завтра отдохнуть? Мы можем вернуть нашу проштрафившуюся Светлану, она тебя подменит.

- Я не устала совсем. Завтра у меня первая смена, Эле нужно к доктору, и она попросила поменяться с ней.

Мысль о возвращении Светы греет мне душу. Вспоминая, как категоричено Лев был настроен к её персоне, и как он смягчился впоследствии,  я улыбаюсь. Может быть, всё-таки моя протекция сыграла какую-то роль.

- А Света еще долго будет в больнице работать?

- Ну, в общем-то, ей там нравится, насколько я знаю. Если хочешь, завтра её переведут обратно.

Вот это да! Я - уже вершитель судеб?

- Если можно. Хорошо, если бы она скорее вернулась на работу сиделки. Мне кажется, и Лидия Михайловна обрадуется.

- Ладно. Скорее так скорее. Ты бы видела, какие квадратные глаза были у кадровиков, когда я им сказал про все эти Светины пертурбации, - он по-хулигански улыбается.

Железный конь встречает нас ослепительной белизной. Такое ощущение, что на этой машине вообще не ездят. Директор галантно открывает передо мной дверцу и подаёт руку. Усаживаюсь на переднее пассажирское сидение. В салоне пахнет кожей и приятным парфюмом с древесной ноткой.



Маша Тович

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться