Золотые крылья сильфиды

3 Глава (часть 2)

— Госпожа Ландорв, - и мы понимающе друг другу улыбнулись, - рассказывала мне, что вы умеете лечить подагру. Моя дядя давно болен и с наступлением холодов у него участились приступы.

Мистрис Ниллин поднялась с кресла и направилась к своим стеллажам.

— Да, сейчас посмотрю, должен был один пузырек остаться.

Она полезла в шкафчик наверху. Закопалась в склянках и пузырьках, мешочках с травами и связках каких-то вонючих грибов, чей «ароматный» запашок долетел даже до окна, заставив меня поморщится и прикрыть рукой нос.

— Боги великие, что это за гадость?

Травница оглянулась на меня, не переставая рыться в своих запасах:

— Зайирский хмир, очень сильное снотворное.

— По - моему, рвотное из него куда лучше вышло бы.

Мистрис Ниллин коротко рассмеялась:

— Вот, нашла, - и протянула мне небольшую бутылочку, - Передайте тете, чтобы давала по одной ложке в день перед завтраком.

— Насколько ее хватит? – я с сомнением разглядывала сосуд, уж очень он был маленьким. Вряд ли на пару недель при том режиме, что оговорила травница.

— До вашего отъезда точно.

— Моего отъезда? – я недоуменно уставилась на травницу.

Она повела бровью:

— Я ведь все и про всех знаю.

Ох, как надоели мне эти загадки.

Я еще раз глянула с сомнением на бутылочку. Эликсир через темное стекло очень уж напоминал кровь. Меня аж передернуло от омерзения. Но госпожа Ландорв  ответственно относилась к своему здоровью и абы кого не посоветует, а эту травницу она нахваливала. Что ж, посмотрим, если настойка поможет дяде Мариусу, то можно и забыть про странности мистрис Ниллин. В конце концов, она имеет дело с различными травками, мало ли чего надышалась во время приготовления своих зелий.

Я встала, чтобы уйти. Положила на стол серебрянную крону оплаты за настойку, направилась к двери.

— А для себя ничего не хотите взять, леата Трис? - остановила меня мистрис Ниллин.

— Для себя?

Да вроде бы мне ничего не надо. Болеть я никогда не болела, даже носом не простужалась, а что еще могло понадобится в лавке травницы?

— Девицы вашего возраста частенько всякие зелья и эликсиры покупают – для блеска глаз, густоты волос. Ухажеры-то любят тех, кто покрасивей да понарядней.

Я фыркнула от смеха. Что - что, а до красоты сестрицы Оливии мне все равно очень далеко, поэтому нет смысла пытаться сделать себя привлекательней с помощью подручных средств. У Ливи длинные густые соломенные волосы, завивающиеся крупными кольцами, яркие голубые глаза, обрамленные густыми ресницами, и коралловые пухлые губки, частенько изгибающиеся в капризной гримасе. Наследница герцога Иллийского была общепризнанной красавицей и соперничать с ней в этом я не смогу при всем желании.

Мои же волосы цветом похожи на деготь, а почти черный цвет глаз вполне обычен для наших мест. Ни травами, ни эликсирами этого не изменить и не исправить, а значит – чего ради тратить деньги?

Ну а насчет нарядов - благодарение папеньке, он меня этим не избаловал, так что я не привыкла ходить в красивых платьях и менять украшения от завтрака к обеду.

— Нет, спасибо, – отказалась я от предложения, - Красоты мне и своей хватает.

— Ну так может быть леате другие зелья нужны, - травница таинственно улыбнулась, - которые от нежданных плодов любви избавляют. Настойка валтиса, эссенция маравии, смешанная с двумя долями…

Я нахмурилась и жестом оборвала травницу:

— Этого добра мне тоже не надо.

— Плодов любви?

— Их тем более.

— Но, благородная леата…

— … ничего покупать больше не будет! – я ее резко оборвала и развернулась к выходу. Не понравились мне намеки этой странной травницы. Можно подумать, я выгляжу как легкодоступная девица.

— Что ж, тогда… - мистрис Ниллин протянула мне маленький пузырек, - вот возьмите просто в подарок.

— Что это? – я недоверчиво глянула на подарок.

— Вам пригодится, леата Трис, уж поверьте.

Я повертела в руках небольшую склянку. Глянула на этикетку с мелкими буковками и удивленно подняла бровь.

— Барилла? - я фыркнула и вернула склянку обратно на стол, - Мои волосы и так темные, зачем мне краска для них?

Мэвлийскую бариллу, настойку из травки с неприятным запахом тухлых яиц, очень любили цирюльники и куаферы, она придавала светлым кудрям яркий рыжий оттенок, делая их почти золотыми, а темным – благородный ультрамарин, сияющий на солнце.

Мистрис Ниллин вдруг жестко схватила меня за руку и буквально всучила мне склянку.

— Берите, леата, вам пригодится. От таких даров не отказываются! – она была настолько серьезна, что меня это сильно напугало. Казалось, травница хочет о чем-то предупредить, но не может. – Берите! – и сквозь силу улыбнулась, - В конце концов, сейчас при дворе герцога это самый модный оттенок, а скоро вы попадете на праздник. Так почему бы себя не побаловать?

На праздник? Интересно, по какому поводу? Неужели, мой день рождения?

Хотя, зная папочку, он из этого события действительно может праздник сделать - как же, избавляется от самой ненавистной из своих дочерей.

Я пожала плечами. Впрочем, почему бы и не взять. В конце концов, отдам Мирабелле, второй сестрице, ей-то уж точно пригодится.

Поблагодарила травницу и только снова повернулась к двери, как услышала:

— Ты очень похожа на свою мать.

Кровь схлынула с моего лица. Я замерла, решив, что мне показалось, а потом развернулась очень и очень медленно.

— Что?

— Ты похожа на нее, Лиатрис, - знахарка сминала в руках белое полотенце, делая из него тряпку.



Анна Азарцева

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться