Золотые крылья сильфиды

Размер шрифта: - +

11 Глава (часть 1)

Герцог стремительно шагал по коридору, жестко по-военному чеканя шаг. Глаза метали молнии, плащ за спиной зловеще развивался словно черные крылья ворона. Встречающиеся на пути герцога люди разбегались от разъярённого господина, а те, кто не успел, старались стать как можно незаметней и слиться со стенами. Ключница же, в отличие от его светлости, вышагивала гордо, с достоинством, ничем не показывая ни осознания своей вины, ни раскаяния. Имирия лебедем плыла по ковровой дорожке, едва заметно кивая на поклоны и реверансы слуг.

Дойдя до своего кабинета, его светлость демонстративно распахнул двери и нетерпеливым жестом приказал мистрис Имирии войти. Милор, работавший с бумагами за столом герцога, удивленно глянул на отца, но тому даже не понадобилось отдельно приказывать сыну. Бросив взгляд на безмолвную экономку, парень мгновенно все понял, и, подхватив пару рукописей и перо, стремглав вылетел из кабинета. Герцог на него не обратил никакого внимания.  Он мрачно проследил взглядом за степенно вошедшей ключницей и с громким стуком захлопнул за ней дверь.

Экономка остановилась у заваленного бумагами стола и обернулась к его светлости.

 - Ты… Ты!!! – он гневно потрясал пальцем перед носом Имирии, не находя достаточных слов, чтобы выразить свое негодование, - Ты посмела… При ней!! Да как только твой язык повернулся!

Ключница сложила руки на груди:

- Осмелюсь спросить, ваша светлость, что такого страшного я сказала при госпоже Лиатрис?

- Да ты…, Да она…, - лицо герцога покраснело от бешенства, казалось, его светлость сейчас удар хватит, - Ты не знаешь, кто она?!

- Кто же? – высоко подняла бровь Имирия, - Лиатрис, насколько мне известно, Ваша дочь и человек.

Герцог в негодовании ходил кругами по комнате.

- Человек? Нет, она не человек! Она сильф и отродье сильфа! Она…

Имирия удивленно подняла бровь и ледяным тоном спросила:

- Вы в этом уверены, ваша светлость?

Герцог на мгновение опешил. Прислуга вдруг осмелилась подвергнуть его слова сомнению?!

- В этом была уверена госпожа Ислин, да сохранят титаны ее душу в мире и спокойствии!

Имирия с почтением склонила голову, вспоминая мертвую герцогиню:

- Да хранят. Но, при всем моем уважении, ваша светлость, госпожа Ислин, хоть и была драконом, не была магом, - при этих словах герцог, не переставая кружить по кабинету, злобно фыркнул, - Она не чувствовала хмира. Как ваша третья дочь.

- Откуда у нее вообще могла появиться магия? – он недовольно хмыкнул, - Я следил за девчонкой, она никогда даже малейших признаков не подавала!

- Быть может, в роду ее матери…, - и Имирия осеклась, видя, как герцог снова начал злиться.

- Никогда! Никогда даже не заикайся о ее матери! Не было ее! Не существовала, не рождалась, не жила!

Да, в том, что его третья дочь – потомок сильфов, герцог уверен не был, но…   

Но во всем виноваты эти трижды проклятые драконы со своими трижды проклятыми сказками про сбежавшую королеву! И главное, ведь все так удивительно совпадало с их рассказом и было так достоверно!

Герцог помнил Лейзию, до сих пор помнил. Только не знал, любил ли все еще или уже только боялся.

Ранней весной, направляясь по обыкновению провести очередную инспекцию в пограничных войсках, он увидел ее, стоящую посреди дороги в белом простом платье и темном шерстяном плаще. Тоненькая, хрупкая, божественной красоты девушка с длинными золотыми косами и искристыми голубыми глазами.

При ней был лишь младший брат Наралекс, вздорный, наглый и надменный юноша, тем не менее тщательно охраняющий свою сестру, словно она редкое сокровище.

Герцог влюбился с первого взгляда. Лейзия покорила его своей красотой, тихим печальным голосом и светящимся взглядом, в котором казалось собралась вся мудрость мира. Конечно, его светлость, вернувшись из похода домой, навел справки о девушке, пленившей сердце. Сведений о ней было мало – обедневший род, в котором детей больше, чем денег на их содержание, родители, погибшие в последних сильфских налетах и оставившие в наследство лишь полуразрушенный замок, старшие братья, ушедшие мстить за смерть и разрушения. Дальше герцог копать не стал, ему до одури хотелось сделать Лейзию своей женой, а многочисленные братья были лишь показателем того, что первенцем юная красавица родит мальчишку, столь желанного герцогу наследника.

Семейная жизнь не задалась сразу же. Ту ставшую единственной совместную ночь, что герцог провел со своей женой, он не помнил абсолютно – отключился, как только укрылся одеялом и потянулся к своей новобрачной. Утром простыня с кровавым пятном посередине была вывешена в окне господской спальни, но само исполнение супружеского долга напрочь вылетело из памяти герцога.

Больше он к своей жене не прикасался ни разу. Лейзия от него шарахалась как от прокаженного, к тому же забеременела с первой же ночи и боялась выкидыша.

Но ее брат…! Ее проклятущий брат! Наралекс как коршун охранял свою сестру от ее законного мужа. Вытребовал себе покои рядом с господской спальней и стерег Лейзию как зеницу ока, запрещая герцогу даже подходить к жене. Промучившись месяц, его светлость психанул и уехал обратно на границу.

И только гораздо позже, когда спала с глаз пелена любви, герцог при помощи драконов сумел сложить плюсы с минусами и ужаснуться произошедшему. Мозаика сошлась паззл к паззлу: и изумительно красивая молодая женщина знатного рода, появившаяся словно ниоткуда и отчаянно нуждающаяся в помощи и защите, и ее десять якобы братьев, равных по количеству с отрядом королевской стражи, и младший брат Наралекс, чье имя, хоть и частенько встречается в пограничных землях, но так созвучно с именем нынешнего императора сильфов… Один к одному.

Если бы родился сын, герцог был готов поверить, что ребенок от него и Лейзия забеременела именно в ту единственную ночь.



Анна Азарцева

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться