Золотые крылья сильфиды

25 Глава (часть 1)

Когда гости в панике начали разбегаться, Милор спрятался в укромном уголке, стараясь лишний раз не показываться на глаза ни испуганным слугам, ни мечущимся в истерике гостям. Перебьют всех – не велика потеря, это всегда можно будет списать на внезапное нападение сильфов. Поэтому, он не собирался ни вооружать гарнизон, ни организовывать защиту замка.

Кто мог, сбежали порталами. То тут, то там то и дело мелькали искры спешно строящихся переходов: алые – дэвов, бирюзовые – эльфов, темно-лиловые - дроу. Кто не мог спастись таким образом, пытались укрыться в парке и в глубинах герцогского замка.

Лишь некоторые смельчаки, вооружившись тем, то попало под руку, готовились дать отпор захватчикам. Милор им мысленно отсалютовал и попрощался. Выстоять против до зубов вооруженных гардианов с чародеями было чистейшим самоубийством.

У него была другая задача: Милор следил за своим отцом. При первых же звуках сильфского рога герцог, бесцеремонно схватив Аридию, потащил ее к потайному ходу в задней стене. Новобрачная, споткнувшись по дороге о чей-то упавший драгоценный гребень, не удержалась и полетела на пол под чужие ноги.  Герцог даже не остановился.  Пока гости метались в панике по залу, он открыл ключом едва заметную дверь за постаментом Слезы света, рывком и пинками заставил жену подняться и затолкал в узкий проход. 

Милор знал, куда ведет ход. В свое время он наизусть выучил карту внутренних переходов и теперь мог отчетливо представить весь путь, что пройдет отец. Сначала – мимо оружейной, там есть дверь за большим портретом какого-то давнего родственника в полный рост. И если в папеньке, как выражалась Лиатрис, осталась хотя бы капля мужества, герцог заглянет туда взять меч или кинжал для защиты.

Затем проход поведет его к жилым комнатам, огибая будуар герцогини. Дальше потайной ход раздвоится и одно из коротких ответвлений выведет к кабинету хозяина замка. Милор был уверен, что конечная точка тайного путешествия герцога лежит именно там. Спасать свою жизнь без важных документов и ценностей было глупо.

Хорошо, что в свое время, изучая магию порталов, он настроил в замке несколько точек для магического перехода. На всякий случай.

Незаметно покинуть зал Слезы света оказалось проще простого. Легким жестом нарисовать руну перехода, влить немного магии, совсем чуть-чуть, чтобы никто не сумел засечь. Хотя… Милор чуть улыбнулся кончиками губ. Магией в замке сегодня никого не удивишь.

Портал перебросил его у жилых комнат Оливии, откуда до отцовского кабинета рукой подать. Стражи в коридоре не было, только у лестницы послышался лязг железа и спешные звонкие шаги, сбегающие вниз по мраморным ступеням.

«Смельчаки!» - с презрением подумал о перетрусивших стражниках Милор и, постоянно оглядываясь по сторонам, пошел вперед. В коридоре было темно и пустынно, свечи почти потухли. Мрачные тени ложились на темно-красный ковер, когда Милор проходил мимо очередного едва светящего канделябра.   

А вот из-под двери отцовского кабинета горела тонкая полоска яркого света. Милор осторожно приоткрыл дверь и вошел.

В комнате царил полный бардак. Картина на противоположной стене рывком сорвана с крюка, тайная дверца сейфа открыта. Все документы, что герцог прятал в небольшой шкатулке, валялись на столе скомканной кучей, а сам хозяин кабинета, стоя на коленях перед узорным шкафчиком, копался в его ящиках. Рядом со столом Милор заметил небольшой битком набитый холщовый мешок. Герцог нечаянно задел его ногой и тот подозрительно звякнул. На кресле лежали ножны и меч. Все-таки в оружейную папенька заглянул.    

Слуг рядом не было, лишь новобрачная, бледная как фата, что сползла с прически набок, забилась в угол, испуганной ланью следя за мужем. В руках она бережно держала подарок Великой матери Шасс-нир, ярко-красный цветок киассар. Его приторно-сладкий аромат плыл по комнате удушающей тошнотворной волной, но Аридия, казалось, этого не замечала.

Найдя то, что искал, герцог, кряхтя и грязно ругаясь, встал на ноги. Получилось с трудом – за годы мирной жизни он располнел и потерял былую сноровку и расторопность. Бросил перевязанную кипу бумаг на стол, выдохнул и, сдвинув к самой спинке кресла свое вооружение, упал на бархатную подушку сидения.

Покрасневший, располневший, со лба крупными каплями стекал пот. Милор презрительно скривил губы – вот он, великий правитель герцогства Иллийского во всей красе! Достойная защита маленького государства!

Отца он никогда не любил. Поначалу просто боялся. Герцог в молодости был скор на расправу и слуги старались ему не попадаться на глаза, особенно, когда его светлость был не в духе. Что уж говорить о маленьком дворовом мальчишке, помощнике старого конюха. Когда герцог Иллийский приходил в конюшню проведать и приласкать своего громадного черного жеребца, маленький Милор всегда убегал к дальним стойлам.

Но герцог приметил юного конюха, и, как только выяснилось, что его матерью является одна из фрейлин леди Ислин, с которой герцог пару раз поразвлекся, то мальчишка был взят в замок.  Поручив его обучение тем же учителям, что занимались и с законными дочерями, герцог стал присматриваться к хваткому и умному пареньку, а позже и привлекать к своим делам. В конце концов, Милор занял место доверенного секретаря герцога. Он так надеялся, что в один прекрасный день тот объявит его своим сыном, родным сыном. Признает перед всеми, даст свою фамилию, назовет наследником в обход Оливии, которая была его старше на всего лишь пару месяцев.

Но герцог не собирался признавать бастарда и Милору он очень доступно это объяснил, самостоятельно выпоров до полусмерти, когда тот пришел к нему с просьбой.

И ведь какой день выбрал – свой день рождения! Думал, смилостивится отец, расщедрится на подарок.

Расщедрился. Пятьдесят ударов Милор запомнил навсегда.



Анна Азарцева

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться