Золушка 101

Размер шрифта: - +

Эпилог

Сегодня за окном было особенно тихо. Словно мягкий снег, идущий с самого утра, приглушал все звуки своим искрящимся покрывалом. Он пальцами отодвинул манжет рубашки и посмотрел на часы. Губы Громова тронула лёгкая улыбка. Осталось совсем немного… Его мысли были прерваны зазвонившим телефоном. Алексей поднёс мобильник к уху, продолжая смотреть в окно.

– Лё-ёш! – раздался голос Натальи.

– Да? – улыбнулся Громов.

– Соскучился?

– Ещё как. Отец не звонил?

– Задерживается, – вздохнула мачеха, – обещал успеть до десяти вечера.

– Не волнуйся. Раз обещал, то так и будет, – успокоил её Алексей.

– Лё-ёш!

– М-м?

– Заберёшь девочек из театра? У Сергея Михайловича зуб режется, настроение у нас испортилось…  мне из дома никак! – вздохнула Наталья.

– Я заберу, адрес говори, – усмехнулся Громов, – Сергею Михайловичу привет передавай.

Он потянулся за ручкой и быстро записал нужную информацию на листке. Едва убрал телефон, как дверь кабинета приоткрылась, и к нему заглянула помощница, поправляя тонкую оправу очков:

– Алексей Михайлович, наконец, удалось связаться. Встреча на восьмое января подтверждена.

– Спасибо, – Алексей поднялся с кресла, и оно привычно скрипнуло кожаной обивкой, – на сегодня вы свободны. С Наступающим…

– С Наступающим, – сверкнула улыбкой секретарь, и тихо прикрыла дверь, торопясь домой.

Он тоже не собирался задерживаться. Громов подхватил свой пиджак, до этого брошенный на спинку кресла. Оно качнулось от действий молодого человека, и теперь не загораживало солнце, позволяя его лучам скользнуть по столу.

Алексей тихо усмехнулся, застёгивая пуговицы и глядя, как пафосно сверкнула на самом краю прозрачная табличка, с простыми лаконичными буквами. До сих пор было странно видеть на ней своё имя. Громов накинул пальто, проверил, есть ли в кармане перчатки, и вышел из собственного кабинета.

По дороге пришлось неоднократно выслушивать поздравления от подчинённых, отвечая терпеливо и сдержанно, желая каждому в новом году всех благ. Едва вышел на крыльцо здания офиса, как шумно вдохнул морозный воздух, и с его губ сорвалось белое облачко пара.

Рождество. Новый год. Годы идут, но ощущение волшебства с привкусом мандаринов, не исчезает. Мужчина сошёл с заметённых снегом ступенек и неспешно пошёл по дороге к крытой парковке.

Вскоре машина отъехала в направлении театра, где сегодня уже в который раз давали новогоднее представление, а именно горемычную «Золушку». Свободного места на небольшой стоянке перед театром не нашлось и он был вынужден оставить машину немного дальше по улице.  Алексей вышел и огляделся, затем выбирая самую короткую дорогу, и вскоре оказался на крыльце нужного здания. В фойе было замечательно тепло, и оставалось буквально минут десять до конца представления. Громов уже намерился присесть на одну из деревянных скамеек, установленных для посетителей, когда услышал знакомый голос.

– Да не может такого быть… – он бесшумно прошёл к приоткрытым дверям, ведущим в зал, где шло представление, и мог наблюдать часть сцены.

Сверкая блёстками, пышными юбками, и прозрачными пластиковыми крыльями, Мария Зельберг творила своё волшебство. Голос пожилой актрисы лился по залу, заставляя Золушку с завистью поджимать губы, а детвору притихнуть и слушать с открытыми ртами.

– Как всегда прекрасна, – Громов усмехнулся, и так же тихо прислонился плечом к дверному косяку.

Его не отогнали, и позволили остаться и наблюдать, видимо предстоящие праздники действительно обладали какой-то удивительной магией. Алексей благодарно кивнул женщине с бейджем на вязаной кофточке. Она широко улыбнулась и продолжила попивать кофе из пластикового стаканчика, предвкушая окончание спектакля, как стихийное бедствие.

Когда юные зрители звонким горохом высыпали в фойе, Громов ловко выудил из разноцветной толпы двух мелких пакостниц, привычно хватая и удерживая их подмышками. Олька и Юлька счастливо пищали, и болтали ногами в ярких ботинках, пока Алексей повертелся, соображая, как лучше подобраться к прекрасной «крестной». Мария облегчила его задачу, словно по волшебству оказываясь за спиной, и деловито поигрывая своей волшебной палочкой. С той осыпались наклеенные блёстки, что ничуть не смущало актрису.

– Мария… – тепло улыбнулся Алексей, на минуту отпуская сестёр, и галантно поцеловал руку «фее», – какой приятный сюрприз, видеть вас сегодня на этой сцене.

– Ах, мой дорогой друг! – воскликнула Зельберг, – Галина Фёкловна, дай ей Бог здоровья, подвернула ногу на катке, вот и пришлось заменить её по старой дружбе. Я так рада видеть вас, Алексей, это просто какое-то чудо. Вы совсем забыли свою подругу!

Мария обмахнулась палочкой и подмигнула Громову.

– Я бы просто не смог, – усмехнулся молодой человек, – сегодня вы покорили сердца всех, включая принца.



Оксана Головина

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться