Золушка 101

Размер шрифта: - +

Глава 9

Она невольно залюбовалась этим странным мужчиной, не сразу замечая лежащие на столе цветы и до безобразия знакомую марку вина на оставленной бутылке. София взволнованно вздохнула, подошла к Алексею, и не глядя, отодвинула букет.

– Что здесь произошло, пока меня не было? Кто приходил, Алексей?

Громов убрал улыбку и поставил тарелку с остывавшим ужином на край стола.

– Этот мужчина оставил для вас вино и цветы, – доложил молодой человек,  – он сожалел, что у него не было времени, чтобы задержаться и поздороваться с вами.

– Он так и сказал? – не поверила София.

– Дословно, – отозвался Алексей.

– Он… он ещё что-нибудь говорил? – вкрадчиво спросила девушка.

Громов вздохнул, и опёрся об столешницу, складывая руки на груди.

– Мне будет гораздо легче, Софья Николавна, если я буду в курсе отведённой мне роли.

Она вспыхнула, будто её поймали с поличным, и села на стул, принимаясь нервно крутить тарелку. Алексей отобрал еду, поставил её перед хозяйкой и положил рядом вилку, призывая, словно малое дитя, ужинать и не баловаться с едой.

– У вашего гостя был ключ от входной двери. Говорю на тот случай, если вы, по какой-то причине забыли об этом, – мягко пояснил помощник.

Какой ужас! София почувствовала, что её знобило. Она ведь отобрала ключи у Валентина! В тот же день, как выставила его за дверь. Выходит, он умудрился сделать копию. Девушка печально покосилась на тарелку. Боже, пахло так чудесно. Выглядело ещё лучше. А этот джем! Клубничный… этот мужчина, точно дьявол. Романова покосилась на помощника.

– Необходимо будет заменить замок. Вы…

– Я прослежу за этим, – кивнул Алексей, наблюдая, как она нерешительно держит вилку, – они остынут, и станут не вкусными.

– Я просила вас приготовить что-нибудь лёгкое, – поджала губы хозяйка, вожделея проклятые блинчики.

– Так не тяжёлые они, – усмехнулся Громов, – грамм по пятьдесят каждый. Вы легко подымете их. Уж если совсем ослабли после рабочего дня, то позвольте, я вам их на куски порежу.

– Благодарю, я сама! – проворчала девушка.

Он снова дразнил её. И не придерёшься ведь, сама вежливость. Терпи Романова. Сама виновата.

– Вы собираетесь выйти после ужина? – поинтересовался молодой человек, теперь обращая внимание на платье хозяйки.

Голубой шёлк и тонкая нитка жемчуга на шее, прекрасно шли ей.

– С чего вы взяли? – София откусила кусок блина, словно чудесным образом возвращаясь в детство.

Алексей с улыбкой смотрел, как она болтала ногами под столом, словно маленькая девочка.

– Ваше платье, – пояснил помощник.

Девушка с неподдельным удивлением осмотрела себя, не понимая его вопроса.

– Хотите сказать, что ходите так дома? – удивился он.

– Разумеется, – обиделась хозяйка, – как ещё я, по-вашему, должна выглядеть дома? Надеть халат и эти… ужасные бигуди?

– Что вы, как можно? – усмехнулся Громов, – просто ожидал увидеть что-то более удобное, и менее официальное.

– И это говорит человек в рубашке от Umo, –  возмутилась София, отправляя в рот ещё один кусочек сладости.

– Это полностью ваша вина.

– В чём же, интересно? – она отложила вилку, глядя на помощника.

Алексей выглядел так естественно на её кухне, что девушке удалось немного расслабиться. Даже известие о том, что бывший жених пролез в дом, теряло всю свою ужасность. Кажется, согласие нанять этого человека было не самой худшей её идеей. Именно так София себя успокаивала, и пальцем всё дальше отодвигала в сторону ненавистный букет.

– Так в чём же моя вина? – повторила она свой вопрос.

– Вы не позволили мне переодеться. Забыли? – хмыкнул молодой человек, наблюдая за её действиями.

– Верно, – виновато улыбнулась девушка.

– Послушайте, – не выдержал Алексей, – понимаю, что я на испытательном сроке и простой помощник, но если вы эм-м… более чётко будете отдавать распоряжения, то я постараюсь более чётко их выполнять.

Громов намекал, как мог, стараясь не давить на эту девушку, но хотел иметь хоть какое-то представление о том, на кой чёрт он ей понадобился.

– Этот человек, что приходил сегодня, – начала нерешительно София, – я…

– Да?

– Я запрещаю вам впускать его в мой дом. И в моё отсутствие, и без моего позволения, когда я на месте, – на выдохе повелела хозяйка.

– Умница… то есть, – Громов прокашлялся в кулак, – то есть – понял!



Оксана Головина

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться