Золушка 101

Размер шрифта: - +

Глава 10

Стоя над печально пустой кастрюлей, Громов понял, что как никогда был близок к провалу. Он взъерошил волосы, зевнул, тряхнул головой, пытаясь прогнать сонливость, и вновь заглянул в холодильник.

– И что, такие как она, едят на завтрак? – Алексей обтянул майку.

Сегодня пришлось остаться дома, ведь проснётся и опять запаникует. Обещал, значит нужно сторожить. Молодой человек покосился на пакет с купленной вчера картошкой, скривился и взялся за нож. Эх, в конце концов, с утра нужно хорошо подкрепиться, а то ветром сдует. Убедив себя, Алексей  вновь привычно принялся насвистывать и готовить завтрак.

София проснулась раньше будильника, и некоторое время прислушивалась к мелодии, которая доносилась из кухни. И что за манера свистеть в доме? Странный он. Девушка лениво потянулась, пошевелила пальцами ног, выглянувшими из-под одеяла, и вновь вернулась головой на подушку. Оставалось целых пятнадцать минут до того момента, когда нужно будет вставать. Но любопытство вынудило её подняться и прокрасться к двери. Стоп! Что это она, в самом деле?

– Я в своём доме, – хмыкнула сама себе София и выглянула в коридор.

Помощника не было видно, только запах готовящейся еды вынудил последовать на кухню. Девушка тихонько подошла и остановилась у открытых дверей, глядя, как мужчина склонился над столешницей и что-то увлечённо нарезал. Он переоделся в простые серые джинсы и голубую майку, и теперь выглядел вовсе по-домашнему, как-то уж слишком уютно.

– Доброе утро, – Громов с улыбкой повернул голову к хозяйке.

– Доброе утро, Алексей.

У самой улыбка до ушей. Куда это годится? София убрала прядки волос за те самые уши и деловито поинтересовалась:

– Вы хоть немного поспали?

– Как я мог, Софья Николавна? – молодой человек и вовсе к ней развернулся, убирая нож в сторону, – разве положено спать на посту?

– Я… вы так тихо тут находились, – пробормотала девушка.

– В следующий раз можете выдать мне доспехи, и я обещаю греметь и лязгать ими всю ночь, – усмехнулся помощник.

Её хлопковая пижама так отличалась от тех вещей, что он видел раньше. Теперь София казалась обычной девушкой, взъерошенной и весьма милой. Наверняка забыла, что явилась сюда в таком виде. Похоже, действительно не привыкла к тому, что по её дому разгуливал чужой человек. Алексей не стал заострять внимание хозяйки на её легкомысленном наряде, понимая, что она наденет ему на голову тарелку и просто поставил еду на стол. София испуганно уставилась на свой завтрак – гора картошки и шашкой рубленый помидор.

– Что… что это? – пробормотала она, глядя большими глазами на выложенный в виде цветка овощ.

– Извинение за грубость, – помощник обтёр руки полотенцем и закинул его себе на плечо, – вы ешьте, Софья Николавна. Я пока переоденусь.

Есть это? Серьёзно? Это вообще можно есть? Так ей скоро ни в одно платье не влезть! Она уже хотела возмутиться, но вдруг припомнила:

– Вы уже завтракали? – девушка окинула кухню быстрым взглядом, не замечая грязной посуды.

Как неловко, и вчера не поинтересовалась тем, не был ли голоден её помощник. Она совсем сбилась с мыслей.

– Успеется. Спасибо, – Алексей виновато склонил голову, – обещаю приготовить на ужин то, что вы пожелаете. Только буду благодарен, если напишите список любимой еды. Чтоб я мог ориентироваться.

– Я этим займусь. Непременно… – София села на край стула, с ужасом глядя на свой «лёгкий» завтрак.

Наверняка раньше этому мужчине не приходилось работать по дому. Она как-то не задавалась вопросом, чем же занимался Алексей Громов до того, как «попал» к ней. И в агентстве не поинтересовалась… готовить её домработник совершенно не умел, но создавать уют одним своим присутствием мог отменно. Наверняка госпожа Туркина подсунула ей одного из агентского списка телохранителей. Так и есть, а всё про какую-то особую программу ей песни пела. Вот угадывалось в движении и всех манерах Алексея что-то такое… Продолжая размышлять, София наколола на вилку кусочек картошки и вздохнула.

Громов поднялся к себе в комнату, где на кровати уже лежала приготовленная одежда. Молодой человек стянул майку и бросил её на край постели. На загорелой спине светлой полосой выделялся длинный недавний шрам, который шёл от одной лопатки вниз, доходя едва ли не до середины спины. Алексей потянулся за рубашкой, и сам себе усмехнулся:

– Домработник превращается… домработник превращается… в шофёра… – прохладная ткань рубашки вновь приятно холодила кожу.

Алексей успел застегнуть только одну пуговицу, когда зазвонил телефон. На экране высветилась широкая физиономия Сашки, и Громов поднял мобильник с кровати.

– Что так рано? – спросил он приятеля, одной рукой застёгиваясь.

– Да я на смену, – отозвался мужчина, – я, что спросить хотел, ты это…

– Что? – Алексей удобнее взял телефон, расправляя воротник рубашки, –  я спешу, выкладывай уже.



Оксана Головина

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться