Золушка 101

Глава 15

Проснулась она посреди ночи, сама не понимая, что её разбудило. Тревога не отпускала, и София поднялась с кровати. Она едва смогла обуться спросонья и, шатаясь, вышла в тёмный коридор. Когда вошла в гостиную, то смогла лучше оглядеться. Ночь выдалась лунной, и можно было даже не включать свет. Здесь София смогла расслышать то, что заставило её проснуться. Это был голос, тихий, похожий на невнятное бормотание. Она не могла разобрать слов, но испуганно принялась подниматься по ступенькам наверх. Дверь по-прежнему была приоткрыта и София рискнула заглянуть внутрь комнаты.

— Алексей? — шёпотом позвала она, но слышала только его прерывистое дыхание, говорившее о том, что купленные таблетки явно не справились.

— Так и знала, что не додумаетесь позвать меня, — возмутилась София и уже смелее прошла внутрь, решаясь подойти ближе.

Она остановилась у постели. Алексей лежал на животе, укрытый одеялом по пояс, что позволяло видеть его спину. София прижала ладонь к губам, глядя на ужасный шрам, тянувшийся извилистой линией.

— Что с тобой произошло? — прошептала она и немедленно отпрянула, едва Алексей шевельнулся.

— Держи… — пробормотал он, внезапно заходясь сухим кашлем.

Неосознанно, он прикрывал лицо одной ладонью, словно заслонялся от чего-то, а вторую руку тянул к тому, кто был виден только ему.

— Просто держи… Держи её, чёрт возьми! — судорожно выкрикнул Алексей.

Не найдясь, что ещё могла сделать, София просто вложила свою ладонь в его руку. Алексей сжал пальцы с такой силой, что ей показалось, они сейчас сломаются. Его лицо покрылось испариной, а рука была такой горячей. София присела на пол рядом с кроватью, с волнением глядя на помощника.

— Алексей, проснитесь, — она позвала, но её не слышали, кошмар продолжал мучить Алексея.

— Держи её…

— Я держу, — София протянула свободную руку и рискнула погладить его по голове, пытаясь успокоить. — Не волнуйся, я держу её.

— Ты слышишь? Вот сейчас, ты слышишь? — продолжил говорить с неизвестным Громов, прерываясь судорожным кашлем и стискивая её ладонь. — Потерпи, они найдут нас… Найдут… Ты главное держи её… Они найдут нас…

…Завеса дыма становилась всё плотнее. Лёгкие обжигало горячим воздухом, и он вновь закашлялся. Громов прополз под завалом и смог добраться до входа. Здесь огонь был сильнее. Вся южная часть здания полыхала. Им не удалось локализовать горение даже при вводе дополнительного количества сил. Они продвигались вглубь завода по мере ликвидации пожара, когда часть потолка просто обрушилась над ними.

В глазах потемнело, а противный звон в ушах не давал расслышать происходившего вокруг. Одна балка, разламываясь от падения, пришлась как раз на спину. Боль моментально сковала движения, выбивая воздух из лёгких. Форма мокла в месте раны, и Громов чувствовал, как кровь струйкой стекала по его боку. Всё что мог тогда, это просто ползти вперёд…

Алексей застонал, стискивая зубы, и перевернулся на спину. София прижала прохладную ладонь к его колючей щеке, надеясь, что ночной кошмар отпустил, но ошибалась. Он продолжал метаться на постели, и оставалось только гадать, в каком аду сейчас находился.

— Алексей. — София склонила голову на подушку рядом с ним, и снова погладила по щеке. — Просыпайся же, хватит себя мучить.

…Темнота перед глазами рассеивалась, позволяя хоть что-то видеть, и он услышал его, этот голос. Человек кричал где-то неподалёку. Значит, они не ошибались. В здании всё ещё оставались люди. Громов заставил себя заглушить боль и пробраться под завалом. Вот он, вход в соседнее помещение. Видимо очередной цех. Чёртова пожарная безопасность на этом частном заводе была такой отвратной, что он готов был собственными зубами перегрызть глотку его хозяину! Если только сумеет выбраться. Всё что увидел тогда, это руку, ободранную, перепачканную, которая тянулась через брешь в искорёженной двери, у самого пола. Ему удалось дотянуться до неё, и схватить эту ладонь.

— Держи её, — Громов сам не узнавал свой голос, звучавший, словно через вату.

Неизвестный мужчина слабо ухватился за его перчатку, но сил ему не хватало. Алексей стянул её с руки и вновь протянул, теперь крепче хватаясь.

— Держи! Слышишь меня?

— Не выйду… Не выйду отсюда… — по тому, как затряслась ладонь, которую Громов сжимал, он понял, что рабочий беззвучно рыдал.

— Ты слышишь? Вот, сейчас, ты слышишь? — горло сдавил судорожный кашель. Алексей сильнее стиснул руку. — Потерпи, они найдут нас! Найдут, ты главное держи её! Они найдут нас. Новый год, чёрт возьми! Мы с тобой ещё по пиву сходим, слышишь?

— Обязательно…

Пальцы в ладони Громова разжались, но он продолжал держать руку.

— Ты какое больше любишь, а?..

— А без… разницы… На халяву… Всё вкусное… Ты ж… платишь?..

— Плачу. — Громов продвинулся ближе к двери, налегая на неё плечом, со стоном пытаясь хоть немного сдвинуть с места.

— Да брось ты это… Уходи.

— Держи руку! — Алексей закашлялся, чувствуя, как от едкого дыма влага застилает глаза, не давая никакого обзора.

Он зарычал, словно зверь, и снова ударил плечом дверь. Боль в спине стала нестерпимой, а преграда не поддавалась. Алексей бил и бил её, от отчаяния понимая, что попытки тщетны.



Оксана Головина

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться