Золушка Бирюк

Размер шрифта: - +

Золушка Бирюк


"Начнем с того момента, - красивым почерком выводила Анна Бирюк, ныне известная написательница мемуаров, а раньше скромная падчерица по прозвищу Золушка, - когда командир Бирюк вернулся через полчаса, после того, как впервые постучал в дверь..."

*****

Золушка не знала, кого еще принесла нелегкая в этот трудный вечер. 

- И это опять я, мисс... эээ... Золушка, - козырнул злой, как голодный волк, командир Бирюк и прошел в гостиную. 

Анне ничего не оставалось, как посеменить за ним. Нервный незванный гость уселся в кресло, положил ногу за ногу и уставился на хозяйку дома.

- Ну и где эта фурия? - зло спросил он, сверкая желтыми в темную крапинку глазами из-под спадавших на них каштановых вихров.

- Так вот на бал поехала с женихом. А мне бумагу на дом оставила. Всё по закону, - испуганно зачастила Анна, помня, зачем проходил командир в первый раз. - Простите, что спрашиваю, а что стало с моей крестной? - не смогла промолчать она, жутко волнуясь за Фею.

- Так я по ее душу и пришёл, - вскричал Бирюк, подскакивая на ноги, - а ты мне зубы заговариваешь. Где твоя эта заррраза крылатая? - зло прищурившись, еще раз спросил мужчина, приближаясь практически вплотную к девушке.

Выше ее на голову, он нависал угрожающей скалой. А Золушка понятия не имела, в чем провинилась в этот раз. Да и остатки смирения погибли еще поутру.

- Знаете, что? Я не посмотрю, что вы весь такой большой и грозный, - немного отойдя, Анна наставила в допрашивателя свой мозолистый палец, - И пусть вы трижды капитан, любимчик принца, оборотень и черт еще знает, кто... 
 
- Чёрт не знает, кто этот бугай, - внезапный пронзительный писк, шум пламени, стоны и крики прервали девушку на полуслове. - Не врите!

Как бы Анна ни хорохорилась и ни старалась быть смелой, но в ту же секунду оказалась почему-то повисшей на командире. И только из кокона его спасательных объятий - а командир, как джентельмен, все же пытался успокоить дамочку, обнимая, - взглянула в сторону голоса.

Шум пламени и стоны стихли. А на том же месте остался лишь чертик в белом парике и голубом камзоле. Глазки-бусинки горели красным, черный мохнатый пятачок нервно подергивался и принюхивался.

Бирюк натуральным образом зарычал и спрятал Анну за спину. А сам на глазах покрывался шерстью. Белый парадный китель жалобно трещал по швам.

- Дамочка! Угомоните своего волка! Я с посланием от маман вашей, - опасливо отступая копытцами без штанишек, пропищал чертик, размахивая перед собой свитком.

До Золушки наконец-то дошло, кто это и от кого. Но и отвлекать оборотня от занятия перевоплощения боялась. Причем он мастерски оттеснил девушку к стене, прикрывая от опасности.

Анне очень понравилось быть за широкой спиной. Но вот как из-за нее высунуться без риска, не знала. У командира уже и уши стали проклевываться волчьи. Золушка подумала о том, каково хвосту в штанах, но тут же устыдилась и от смущения за мысли забыла о страхе. 

Погладила легонько по плечу спасителя и встав на цыпочки прошептала в мохнатое ухо, что все хорошо. И что опасности нет.

Оборотень с недоверием повернул к ней голову со звериными глазами и застыл. Его крупный, вполне еще человеческий нос, тоже зажил своей жизнью. Принюхивался. Анне стало неловко. Вдруг от нее нехорошо пахнет. 
Вжалась в стенку.

Постепенно черты лица и рук Бирюка стали сглаживаться, и вскоре приняли прежний, человеческий вид. От злости у мужчины не осталось и следа, а вот странный блеск в глазах и загадочная улыбка напугали девушку больше изменений при превращении. 

Стало очень даже любопытно, что же прислала мачеха. Осторожненько обошла командира и как можно подальше, на расстояние вытянутой руки, подкралась к чертику-почтальону.

Как только она взяла свиток в руки, посланец сгинул в ревущем пламени. 
В свитке счастливая мать семейства в очередной раз приглашала Анну в гости на свою свадьбу. Вот уж нет. 

- Значит, и про мачеху не соврала, и где фея, не знаешь, - задумчиво протянул гость, через плечо подглядывая в свиток.

Анна только кивнула, тоже уже не злясь на былую фамильярность. После того, как тебя защищали, сложно злиться на такую малость.

- Так что там с моей крёстной, милсударь Бирюк? Насколько помню, вы уходили вместе? - спросила Анна и почему-то раскраснелась.

- Она привела меня в лабиринт парка и испарилась. Но это уже не важно, - с ухмылкой ответил командир, снова усаживаясь в кресло. И опять же пристально разглядывая девушку. - Интересно, а у тебя такие же вольные взгляды на отношения, как и у родственницы. И да, зови меня Ингольф. Мало кто видел мое превращение. Это очень... как бы сказать, интимный процесс, - добавил он.

- Ингольф Бирюк, вы - хам. Крестной здесь нет. Вы уже должны были убедиться в этом. Так что извольте забрать свои оскорбительные слова и покинуть мой дом, - вспыхнула Анна.

И не проронила больше ни слова. А Бирюк все сидел и сидел. Смотрел и смотрел, подставив руку под щеку. И, похоже, уходить не собирался. Золушка измоталась за день и хотела покоя. Но что сделать, чтобы выставить хама из особняка, тоже не знала. Из прислуги всегда была она одна. 
Оставалось гордо и молча уйти в спальню мачехи. Но и там она бродила из угла в угол, не смея присесть.

Наконец, волку надоело восседать в одиночестве, и Анна услышала долгожданный хлопок двери. 

Как только это произошло, откуда-то сверху послышался шелест, и явилась виновница нервного вечера. Крестная фея.

- Дорогая моя, извини, пожалуйста. Я не думала, что этот мужлан ворвется к тебе. Нет. Если бы тебе грозила опасность, то я сразу же вмешалась бы, - ворковала она, протягивая руки для объятий.

Но Золушку так все утомило, что она увернулась. 

- Почему ты сбежала? А я просила о помощи. А если бы мачеха не нашлась? Крестная?! Ты не могла с ним побеседовать там, я не знаю, послушать о его ратных подвигах подольше? Вроде бы, он хорош собой, высокий, широкоплечий, кучерявый. Как ты любишь. Что тебе не понравилось?



Вера Холодная

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться