Золушка à la russe: Постскриптум

Размер шрифта: - +

Золушка à la russe: Постскриптум. Главы 20-29

20

У самых ног моих

Летают ласточки.

Предчувствие томит.

            Маргарита Павловна в предвкушении новых положительных эмоций устроилась перед телевизором. На изящном стеклянном столике рядом с креслом – запечатанная бутылка красного вина, два фужера и закуска на тарелочках.

– Дорогой, ну ты скоро? – Маргарита Павловна час мучила супруга, пока он добирался из банка домой, – осталось десять минут… Хорошо, хорошо, я не буду больше звонить…

Она положила телефон на столик, окинула взглядом приготовленную закуску и побежала за штопором, про который забыла. Банкир опоздал на минуту, передача-отчет только началась, и шла заставка.

– Я руки помою, – он засучил рукава.

– Садись, на рекламе помоешь, – жена протянула ему бутылку, – лучше открой вино. Все, тихо! Слушай!

 

…Карина Собак стояла у входной двери дома проекта:

– Здравствуйте, уважаемые телезрители! Судя по итогам посещения нашего сайта (напоминаю, один тэвэ – точка – синдерелла – точка – ру) начало неплохое. Сегодня в нашей программе: десять имен, десять красавиц; самопрезентация наших участниц, а так же сюрприз для телезрителей, о котором будут знать только они, наши телезрители. Итак, знакомьтесь с участницами…

В это же самое время в Доме, в кабинете, куда приходили участницы потренироваться в пении с караоке, стоял телевизор. Сама комната была до отказа заполнена обитателями дома: здесь были золушки, вся Верина бригада, оба оператора, Вера и сама Ксения Собак.

При представлении с телеэкрана очередной участницы присутствующие аплодировали. Ведущая стояла неподалеку от телевизора с хладнокровным видом и иногда многозначительно переглядывалась с Верой, но никто этого в море всеобщего волнения и азарта не замечал. Впрочем, в комнате было еще четыре человека, сохранявших спокойствие. Виктор и Макс уже видели передачу, поскольку сами имели непосредственное отношение к монтажу, они больше наблюдали за реакцией девушек, подобно зрителям в театре, актерами в котором были девушки. Была невозмутима Маслова, время от времени она отводила взгляд от телевизора и обозревала очередной взрыв эмоций, еле уловимо усмехалась и снова «возвращалась» к выпуску. Но Маслова перестала бы быть собой, если бы не выкрикнула невпопад пару фраз во время просмотра, и каждый раз (девушкам было не до того, они только фыркали) Макс и Виктор покатывались со смеху.

Четвертым человеком была Ольга: она изначально негативно относилась к проекту, и поэтому, в противоположность другим помощницам, когда замечала себя на заднем плане, то хмурилась, то качала головой, то опускала глаза и стыдливо потирала лоб, то вздыхала с обреченным видом заложницы и перебирала пальцами некие свои талисманы на цепочке. Макс, стоящий у двери лицом ко всем девушкам, с улыбкой наблюдал за Ольгиными контрастными переживаниями.

После третьей рекламной паузы Николаева не выдержала и стала пробираться к выходу. Вера вопросительно кивнула ей, и девушка в ответ притронулась к вискам и помахала пальцами, показывая, что душно. Вера медленно моргнула глазами, разрешая выйти. За Ольгой в коридор выскользнул Макс:

– Т-ты чего?

– Батарейка села.

– К-какая б-батарейка?

– Голова болит – я пойду спать, иначе завтра целый день буду от мигрени мучиться, – Ольга устало прикоснулась к плечу Макса, – спасибо за беспокойство. Спокойной ночи.

– Сп-покойной ночи…– оператор немного постоял в коридоре, рассеянно провожая взглядом выдохшуюся Ольгу.

21

Расцвечено небо

В цвет радуги – счастья.

Кисти еще мокры.

– Ой, как я удачно получилась! – воскликнула Ирэн Артисян, когда показали фрагмент ее выступления, вызвавшего восхищение у известных актеров. Перед презентацией Ольга так напоила Ирэн валерьянкой, что танцовщица показалась гостям немного томной. Артисян даже вошла во вкус, почувствовав вдохновение, а Макс из-за камеры показал ей «о-кей»: ученица оправдала ожидания своей учительницы, и справилась, как с движениями, так и с «контактом глаз».

– Все нормально смотрятся! – подытожила Александра Сергеева, – а Татьяна с гитарой была просто супер!

– Да тихо вы! – кто-то из помощниц зашипел рядом.

– …Итак, согласно решению жюри, в конце этой недели ни одна золушка не покинет нашего проекта, – вещала с экрана вторая Собак, – но на сегодня и это еще не все: смотрите нас после рекламного блока.

На три минуты атмосферу комнаты заполнило безумие. Золушки ликовали, а их помощницы с облегчением поздравляли друг друга. И вдруг изображение на экране потухло, в кабинете стало темно.

– О-о-о! Включите свет! Только не это! – ликование сменилось отчаянием.



Yuliya Eff

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться