Золушки xxi века

Глава 10.

Сестра Дарьи, младшая Демонова, успокаиваться не хотела до самого прихода бабушки и мамы, но под напором старшей сестры и Ники, твердящие о том, как она расстроит старших Демоновых, сдалась и вытерла слезы. Дарья и Николетта, обменявшись лишь одним коротким взглядом, сделали пометку, что поговорят с причинной слез Даны.

-Девочки, мы дома,- провозгласила Инесса Августовна, грациозно прохаживая в комнату младшей внучки.

Потомственных ведьм было нелегко обмануть, особенно тому, кто был связан с ними кровью, поэтому женщина сразу поняла, что с её малышкой что-то не то. Вся энергетика в комнате Даниэлы, как любила называть бабушка внучку, была напряженной, неуютной. Малышку не выдали красные опухшие глаза и нос, к удивлению, после продолжительно нытья у Даньки с лицом было всё в порядке.

Дарья и Данька приосанились, стоило Инессе Августовне войти в комнату, а Ника, как и всегда, с восхищением глядела на всю семью.

Лис всегда интересовали ведьма, а когда узнала, что её подруга одна из них, то чуть не сошла с ума от счастья и шока. Конечно, Николетта долго не верила, пока случайным образом не попала на семейное гадание Демоновых.

В тот вечер Лис поняла смысл их фамилии, необычной внешности, статности, величия.

А ещё Николетту радовало то, что бабушка Дарьи и Даниэлы, Инесса Августовна, оценила внешность Ники, неофициально причисляя её к одной из ведьм.

Естественно, Николетта прекрасно знала сама, что девушек с её внешность в средневековье сжигали на кострах. Пышные вьющиеся рыжие волосы, кошачьи зеленые глаза – признаки ведьм.

Но рыжеволосая девчонка призналась себе, что это не сравниться с красотой Демоновых. Их прямые длинные черные волосы в сочетании таких же, как у неё, зеленых глаз, создавали образ мистики куда больше, чем её внешность.

Ника была похожа на Божий одуванчик, ни как не на потомственную ведьму, если честно.

-Захочешь, расскажешь сама, моя милая,- ласково произнесла бабушка, вырывая Николетту из её мыслей.

-Нечего рассказывать, бабушка,- просто ответила Даниэла,- причина всё та же, Елисей.

-Нечего из-за мальчиков плакать,- тут же воскликнула бабушка,- слезы льешь – счастье прогоняешь.

Эту фразу Дарья слышала всё свое детство, начиная с одного года, поэтому научилась не плакать, а смеяться. Разбитая коленка, полученная в школе двойка и многие другие вещи, из-за которых обычно дети плачут, стали причиной для Дашкиной улыбки или смеха.

-Правильно,- вставила Ника,- слушай бабушку, а Елисею этому мы ещё устроим! Ишь, какой наглый мальчик, девочку мою обижает.

Дана захохотала, мысленно поблагодарив подругу, что сумела поднять настроение.

-Ой,- сразу же воскликнула Николетта, взглянув на часы,- мне уже домой пора, мои подданные меня уже заждались.

На самом деле, конечно, у Николетты должна была скоро вернуться мачеха, которая начнет возмущаться, если падчерица вернется домой позже неё. Как по заказу, телефон лисички оживился, являя взору сообщения от старшего брата Артема, который сообщил, что злая ведьма вернется через сорок минут.

Прикинув, что от дома лучшей подружки до её собственного места жительства идти около двадцати минут, и это если быстрым шагом, а ещё нужно создать вид, что дома Ника была долгое время, девушка подскочила с пола, собирая свои разбросанные вещи.

-Люблю, целую, всем до скорой встречи. С тобой, красотка, мы ещё спишемся,- последнее обращение, конечно, было адресовано Дарье.

Но если бы Николетта только знала, что по пути ей встретится её возлюбленный с его девушкой, а дома находится лучший друг брата, то никакими бы силами Лис не вытащили из дома Демоновых.

Ника почувствовала что-то неладное, как только выбежала из подъезда подружки. Нога девушки неожиданно заболела, заставляя сбавить скорость шага, но Лис уперто шла быстро, боясь опоздать.

На самом деле, если бы Николетта сбавила шаг, то она бы не пересеклась с Даниилом, Алиной и Ярославом, успев домой до прихода мачехи.

Едва не споткнувшись об собственную ногу, Николетта с ужасом посмотрела на своего возлюбленного, целующегося с его девушкой. Они целовались так нежно, что если Ника не была влюблена в Даниила, то её сердце бы кольнуло от милой картины. Но в реальности девушка едва сдержала слезы и рвотные порывы.

Наверное, Ника бы подошла к этим двоим, отвлекла бы от этого поцелуя, разрушив их сказочный момент, но в голове крутилась мысль, что разрушить их отношения она ещё успеет, а вот выслушивать крики мачехи очередной раз совсем не хочется. До дома Ника едва ли не бежала.

Зайдя во двор, Ника, просканировав парковку и убедившись, что машины мачехи нет на месте, заскочила в дом, успев проскочить через закрывающиеся двери лифта.

-Вам какой?- поинтересовалась Ника, поначалу не заметив, что в лифте находится совершенно одна.- Никакой? Вот и славно. Обожаю, когда соседям по лифту нужен никакой этаж. Это знатно облегчает мне поезду до своего этажа. Лифты так долго ходят. Вот видите, прошло две минуты, а мы только на седьмом этаже!

Николетта перестала разговаривать сама с собой только тогда, когда лифт остановился на её этаже.

-Привет,- провозгласила Ника громко.- Я дома.

-Бегом,- поторопил сестру Артем, ведь ненавидел, когда его родная мать кричит на его сестру.- Она только что звонила, сказала, что уже выезжает. Ярый, помоги мне.

Услышав знакомое имечко, Николетта замерла, совершенно забывая, что мачеха прибудет с минуты на минуту.

В этот момент, Ярослав вышел из комнаты друга и, увидев зависшую младшую сестру лучшего друга, не придумал ничего лучше, как подхватить её на руки и отнести в комнату. Конечно, Ника после такого оживилась.

-Прежде чем ты начнешь верещать,- перебил Нику Артем, вытаскивая из её шкафа домашнюю одежду,- он поступил правильно.

Кивнув, Ника быстро смыла косметику, взяла одежду из рук брата и, не стесняясь ни Артема, ни Ярослава, быстро сменила одежду.



Диана Логунова

Отредактировано: 25.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться