Зона 17 или напротив

Размер шрифта: - +

часть1

Просыпание шло плохо, а точнее сказать, совсем не так, как надо. Без переливания крови ежедневно ощущались боли в голове. Без анализа состояния тела и контроля сна складывалось ощущение, что тебя забыли и бросили. Компьютер отказывался взять ситуацию под контроль из-за недостаточности данных о состоянии здоровья. В общем, все плохо. Единственный плюс – это свобода. Хотя каждый понимает этот термин по-своему. В большой степени это очень размытое понятие: от очень маленького понимания свободы до очень большого. И даже имея очень маленькую свободу, приходит радостное ощущение чего-то большого. Вот не следят за тобой – и это еще один плюсик в копилке свободы. А жизнь, которой я сейчас живу, насколько близко к свободе? Сбежал от своих, скрываюсь от всех служб, при этом живу на острове в окружении таких же сбежавших, правда, по другим причинам. А наличие больших финансовых возможностей с неограничен­ным кредитом – это свобода? Умение руководить и иметь возможность управлять большим количеством людей – это свобода? А обладать широкими возможностями предвидеть ход событий, просчитывать все ходы заранее и быть к ним готовым – это вся свобода или часть ее? И чем можно пожертвовать ради свободы? И существует ли высшая цель, ради которой можно принести в жертву свободу? Да. Сложные вопросы со сложными ответами. 
Пойду-ка я пообщаюсь со свои другом. Умник – он и есть умник. Я ему расскажу про свободу, и он, наверняка, разберется, что к чему. 
***
Резиденция, в которой происходят эти события, представляет собой целый комплекс зданий и сооружений. Проектировал и утверждал, конечно, это все Вит, и поэтому трудно угадать стиль данных построек. Если описывать кратко, то можно сказать, что стиль сочетает в себе все стили всех времен. Это и колонны из раннего Ренессанса, и открытые надстройки из постмодернизма. Скажем, Гауди из будущего с еще более извращенным мышлением. Но некоторым это нравилось. Потому что, передвигаясь между построек, по узким улочкам, никогда не было понятно, по какой улице идешь и куда выйдешь. Уж слишком много было вариантов прохода. Как говорил сам Вит, дорогу выбирает душа, а куда она выведет, одному богу известно. Зато, на какую бы террасу ты не вышел, всегда открывался прекрасный вид на море, усыпанное многочисленными островками и еще более многочисленными туристическими лодками всех мастей и раскрасок. 
Вит шел не спеша и любовался открывающимися видами. Нравилась ему эта планета, что ни говори. 
–    Здравствуй, Умник, – обратился он к своему другу, зайдя к нему в лабораторию. 
–    Приветствую, Магистр. 
–    Мы стали свободными? Как думаешь, Умник?
–    Это вы так меня подбодрить захотели? Или это шутка такая?
–    Что за вопросы?
–    Мне нравится, что у вас при этом еще и такое непосредственное выражение лица, Магистр. Мне нравится, что вы задали мне вопрос. Мне нравится, что вы решили поднять мне настроение. Я ведь знаю, что вы прекрасно знаете все ответы. Вы ведь и мою реакцию тоже знали. Спасибо все равно. 
–    Умник, мы с тобой друзья, и я просто хотел спросить как у друга. 
Раздался звук открывающейся двери. В лабораторию вошел Макс. 
–    Хай. И тебе, Умник, тоже хай. 
–    Привет, – ответили друзья. 
–    Как жизнь? – спросил Макс. 
–    Судя по тому, как часто ты тут бываешь, то мог бы и не здороваться, – сказал Вит. 
–    Все отлично, – ответил Умник. – Кстати, хорошо, что совершенно случайно зашел. Я вам хотел показать одну интересную штуку. Пойдемте. 
Все дружно, а Макс почти вприпрыжку, двинулись за Умником. Лаборатория была огромной, и там стояло, лежало много всякого разного оборудования. Что-то было накрыто пленкой. Что-то крутилось и моргало лампочками. Какие-то устройства взбалтывали жидкости. Умник подошел к одному устройству и снял пленку. Там оказался большой металлический ящик. 
–    И что? – спросил Макс. – Ящик видим. Скажи уже, что внутри, загадочный ты наш. 
–    Это сталеплавильная печь четвертого уровня. А если вкратце, то мы теперь можем сами изготовить любую запчасть киборга. Это наш первый станок в цепи изготовления собственных киборгов. 
–    Круто, – сказал Макс, – я так понял, что мы для начала уже даже можем чинить собственного киборга. Типа, какую-нибудь часть вновь сплавить или снова выплавить. Типа, суперязык суперкиборга может? 
–    Отстань от Лены, – сказал Вит. – Кто тебе скажет правду, если не друг, даже если это смешная правда?
–    И ты туда же. В правду потянуло?
–    Все совпадение только в том, что это я ее запро­граммировал. Вот и все. Металл точно не при чем. 
–    Умник, – Макс решил сменить тему, – скажи, а ты в программировании киборгов сечешь? Ты можешь меня просветить по данному вопросу? Мне как специалисту в области безопасности это может пригодиться. 
–    Конечно, расскажу, – сказал Умник, – но, думаю, что ты – мечтатель. С Леной ничего не получится. 
–    Кстати, – продолжал Макс, понимая что против двоих он не потянет, а вот с Умником надо отдельно провести беседу, – Вит, у нас совещание через пять минут. Так что, нам пора. Пока, Умник. 
–    Пока. 

***
Вашингтон переливался огнями. Народ на улицы выходил в поисках приключений. Кто-то, видимо, уже нашедший свою порцию приключений, валялся прямо на мостовой. Остальные искатели спокойно проходили мимо. Ведь их ждала своя порция, и тратить время никто не собирался. Но были и такие, которых приключения не интересовали. Карьерная лестница, финансовое благополучие и прочие прелести богатой жизни манили больше. Таким был Джон Уилкит. Он шел по улице, высоко подняв голову, и, конечно, не замечал валяющиеся тела на своем пути. После упорного труда и невиданного усердия на службе в армии он получил неожиданное приглашение на собеседование в Агентство национальной безопасности. И это был шанс, который дается раз в жизни. Встреча назначена на завтрашнее утро. Мысли Джона путались в голове и не находили выхода. Было понятно, чем занимается Агентство, но нужно найти себя и свое место на этой службе. Конечно, нужно прорывное дело и успешное его решение. С этими мыслями он шел по улице, радуясь той удаче, что его нашла. Тут неожиданно какой-то мужик противной наружности явно с недобрыми намерениями двинулся в сторону Джона. Сзади, делая круг, заходил другой мужик, что-то пряча за спиной. Джон раздумывал недолго. Боевая подготовка в армии давала о себе знать. Хук слева в шею первому мужику. Захват и разворот, прикрываясь от второго нападавшего. В тело первого воткнулся нож. Прыжок вперед, и Джон ударил в висок второго нападавшего. Тот обмяк и начал опускаться на землю, выронив второй нож. Джон усмехнулся, встал, отряхнул одежду и продолжил путь домой. Мысли о завтрашнем собеседовании не могли быть омрачены мелкими неприятностями. 



Виктор Мишин

Отредактировано: 23.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться