Зона особой ментальной белой армии им Кошкина

Размер шрифта: - +

Зона особой ментальной белой армии им Кошкина

Зона особой ментальной белой армии им. Кошкина  

 

 

Когда двери поезда закрылись, Нютинава облегченно вздохнул. Минут через сорок он будет в аэропорту, и весь этот кошмар для него окончательно развеется. Страх почти полностью исчез, уступив место ликованию. Он их сделал!  

Если бы неделю назад ему сказали, что он бросит работу, жену и, сняв все доступные на картах деньги, без вещей улетит неизвестно куда и будет при этом испытывать эйфорию от чувства полноты жизни, на которое он раньше и внимания не обращал, Нютинава ни за что не поверил бы. 

В проходе между рядами появился стюард, или как там называются торговцы напитками, бутербродами и прочими закусками в аэроэкспрессах.  

— Молодой человек, что у вас есть из алкоголя? — с невероятным оптимизмом спросил Нютинава торговца.  

— Только пиво, три сорта. 

— А как же водка? — уточнил Нютинава и попытался вспомнить, когда в последний раз пил русский национальный напиток. Поймав настороженный взгляд официанта, он снисходительно протянул ему тысячу и добавил, улыбнувшись: 

— Шучу, две бутылки, пожалуйста, сдачи не надо.  

Настороженность моментально сменилась подобострастной учтивостью:  

— Орешков, чипсов, солёной рыбки? 

Нютинава покачал головой, и стюард покатил свою тележку дальше. Пассажиров было немного, и он радовался, что сумел получить щедрые чаевые. 

Отхлебнув пива, Нютинава отметил, что его вкус за последние 7 лет не изменился. «Да, не завязал бы я тогда, ничего бы этого со мной теперь не случилось, — подумал он, — да никто ведь и предположить не мог, что этим тварям нужны только трезвенники». Впрочем, он недолго проворачивал эти мысли в уме, так как был человеком, не склонным к пустым сантиментам, он никогда не сосредотачивался на проблеме, а концентрировался на путях её решения. Когда поезд пересекал по мосту Московскую кольцевую дорогу, он машинально посмотрел на часы и непроизвольно выругался. Крупные капли холодного пота выступили на спине. Настроение резко испортилось. 

Впопыхах он забыл избавиться от айвотча. Сорвав часы, он попытался раздавить их каблуком, но они оказались прочными. Окна были намертво закрыты, оставалось только утопить часы в унитазе. В туалет была очередь, и тут Нютинаве пришла в голову отличная идея, которую он тут же претворил в жизнь, незаметно опустив айвотч в карман рюкзака, стоящего в очереди туриста.  

До прибытия оставалось минут 15. 

Нютинава подумал, что в любом случае, если за ним следили при помощи этих часов, теперь они знают, что он едет в аэропорт. 

И дёрнул же его черт зайти вчера к начальству! Чувствовал же, что не надо. Ушёл бы на полчаса пораньше, как хотел, и не случилось бы всего этого кошмара. Все из-за Пименова. Ждал ведь, пока он презентацию делать закончит. Даже не верилось, что сегодня суббота, и за какие-то неполные сутки его жизнь полностью изменилась.  

 

 

До конца пятничного рабочего дня оставалось полчаса. Нютинава с папкой под мышкой, в которой, к слову, кроме его личного ультратонкого ноутбука ничего не было, с напускным озабоченным видом подошёл к двери и сказал, тревожно глядя на замигавшую на его рабочем телефоне лампочку вызова: 

— Заскочу по дороге к клиенту, отдам допник, всем пока!  

— Подожди меня, подкинешь до «Чеховской», — требовательно попросил Пименов, не подымая головы от монитора. Со стороны могло показаться, что он его начальник, а не наоборот. 

— Клиент строго до 17:00, ждать не будет, — поморщился Нютинава и отпустил ручку двери, — давай быстрее.  

— Пять сек, сейчас только презентацию сохраню, — заверил Пименов. 

Ровно через 5 секунд на столе Пименова зазвонил телефон. Сняв трубку, он покосился на Нютинаву: 

— Да, Илья Валентинович, здесь. Сейчас передам, чтоб зашёл. Нет, нет, весь день у нас в подразделении, наставляет молодёжь.  

— Не ожидал от тебя, — «поблагодарил» Пименова Нютинава. — Я от Валентиновича целый день сегодня прячусь, и не просто так, а по твоему косяку, между прочим.  

Пименов извинительно вжал плечи в голову и покосился глазами направо и налево, давая понять, что он опасался стукачей, которые не упустили бы возможность сообщить наверх, что он прикрывает начальство, прогуливающее работу.  

Поднявшись наверх, Нютинава решительно вошел в кабинет шефа. 

Вопреки его ожиданиям, Илья Валентинович находился в прекрасном расположении духа и не стал даже подымать тему сегодняшнего косяка.  

— Я вот о чем с тобой поговорить хотел, Сергей, — сказал он, приглашая садиться. — Ты уже сколько у нас начальником управления работаешь? 

— Да лет пять уже или около того.  

— На самом деле шесть уже, — уточнил Илья Валентинович.  



Денис Бобкин

Отредактировано: 21.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться