Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть первая. Глава 8, заключительная.

Сокольских лежал на своем «лохматом» полотнище плащ-палатки и тупо смотрел в потолок.

"Видимо, я схожу с ума. Обидно только что здесь – в безлюдной Зоне. А может это и к лучшему, никто не увидит меня пускающего пену изо рта и разговаривающего с незримыми голосами…"

«А в голове у меня словно радио вещает!», – вспомнились слова армейского сослуживца, Женьки, одного с Птицей призыва. Женю освободили из плена, удачно проведя переговоры с какими-то местными старейшинами. Но за те два месяца что он провел в плену, Женька не только лишился четырех пальцев но и здорово повредился рассудком.

«Так, а если… Если это не сон и не сумасшествие?» - Птица поднялся и подошел к окну.

«Если это знак?» - Сокольских отпил воды из фляги и заметил, как дрожат руки. Попытался закурить, но только понапрасну сломал три сигареты.

«В любом случае я ничего не теряю. Что-то действительно происходит. Все тело звенит. Да оно просто кричит мне: Надо убираться отсюда!! Быть может, шансы все-таки есть?»

Немного посидев с закрытыми глазами, он почувствовал как нервозность постепенно исчезает. Пока на маленьком костерке грелась кружка с кофе, он сделал несколько разминочных упражнений. Потом собрал вещи, проверил оружие и вышел на улицу.

Солнце давно взошло и болталось в зените. Под унылыми лучами желтой звезды, развалины завода казались особенно безжизненными.

«Идти на кресты?» - слова племянника не давали покоя. «Что это значит? Кладбище?» Ничего похожего рядом не было, Сокольских остановился и огляделся по сторонам. Лес, руины, телеграфные столбы. Еще лес, еще столбы. Столбы… Сергей поднес ладонь козырьком ко лбу и внимательно присмотрелся.

Вроде обычный столб. Вертикальная стойка, а на ней не доходя до вершины – горизонтальная перекладина. Одна. Так их ставили раньше. Провода давным-давно срезаны. Вероятно тогда же, когда заводик отключили от энергоснабжения. Птица присмотрелся внимательнее. При определенной игре воображения, столб можно было бы принять за гигантский крест. За этим столбом виднелся такой же и далее десятки их исчезали вдали длинной, угрюмой цепочкой.

«Будем надеяться, что они ведут туда куда мне нужно». - с этой мыслью согревшей надеждой, он перескочил через кучу старых, заросших крапивой кирпичей и двинулся в выбранном направлении.

Сергей уже почти миновал заводскую территорию, когда из-за стоящих в стороне домов, низко припадая мордами к земле, одна за другой показались три псины.

Птица сразу понял, что с этими тварями внешне похожими на одичалых собак, что-то не так. Глаза у них были какие-то белесо-мутные, не живые. Псы двигались широкими петлями, словно тщательно нюхая густо разросшуюся пряную траву. Не дойдя до человека полсотни шагов, одна из этих странных собак вдруг остановилась и повела мордой по сторонам.

Наткнувшись на место где замер Сергей, животное угрожающе зарычало, дернуло губой и обнажило желтые, неровные клыки. В траву упала пузырящаяся пена и тотчас две другие собаки подобрались, навелись мордами как локаторами на Сокольских и медленно пошли к бывшему пограничнику.

Он расстегнул куртку, освободил плечи от рюкзака. Рюкзак с громким шорохом упал на жесткую траву. Ближайший из зверей уловив это движение, дернул обрубком уха. Птица сделал осторожный шаг назад и в сторону. В тот же миг к нему бросился первый пес.

Сергей уже тянул из-за пояса «ПМ». Большим пальцем сбросил вниз флажок предохранителя, прицелился в несущуюся к нему оскаленную пасть и мягко потянул спусковой крючок. Грохот выстрела набатом разнесся по могильному покою Зоны. И сразу же, хлопнул следующий.

Птица не часто стрелял из «ПМа»: всё-таки это оружие офицеров а не солдата срочной службы. Но тем не менее, вторая девятимиллиметровая "макаровская" пуля своим тупым носом вонзилась в морду животного. Динамический удар в 346 джоулей, отбросил голову твари в сторону. Продолжая по инерции свое движение, псина пролетела еще два метра и перекувыркнувшись в пожухлой траве замерла навсегда.

Два оставшихся зверя, глухо рыча атаковали Сергея с разных сторон. Он чуть довернул корпус в сторону той, что набегала слева и открыл по ней беглый огонь. Бах-бах-бах-бах - сизые пороховые облака поплыли в прохладном воздухе. После каждого выстрела, Сокольских старался чуть опускать ствол вниз, компенсируя, таким образом, отдачу.

Два раза пули стукнулись в кирпичную кладку, где-то далеко за спиной собаки. А вот на третий и четвертый выстрелы, собака взвизгнув споткнулась, и потеряв скорость кубарем покатилась в сторону. При таком темпе происходящего Птица не вел подсчет выпущенным патронам, но интуитивно чувствовал что их осталось всего один или два.

«Мало! Безумно мало, а сменить магазин он просто не успевает».

Но ему повезло, третий пес решил не продолжать схватку. Резко изменив направление собака прыжком ушла куда-то за кучу ржавых бочек, а потом длинной стрелой рванула в сторону подлеска. Эхо выстрелов еще не стихло, а зверь уже скрылся за осенними деревьями.

Двигаться вдоль заросшей просеки телеграфных столбов оказалось несложно. Серые брёвна с поперечными жердями торчали через каждые пятьдесят метров друг от друга. Не теряя их из виду, он огибал встречавшиеся прогалины и кустарники.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: