Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Глава 13

Пятиэтажка была старой, не панельная, а из кирпича. Такие дома жильцами ценились больше. Штукатурка неплохо сохранилась для своего времени. Окрашенная в желтый горчичный цвет, она была гораздо приятнее глазу, чем соседские голые-кирпичные постройки. Было в этом колере что-то теплое, уютное. Подошли к подъезду вдоль стены, стараясь не попасть под обзор из окон дома.

- Допустим мы в квартиру войдем, а что дальше? Они же нас в стволы встретят? Шмидт тем больше нервничал, чем ближе они подходили к цели.

- А ты свой карамультук под рукой держи. Сначала отберем у них оружие, а потом говорить будем. Тут надо очень быстро сработать, иначе могут дурное подумать и глупостей наделать.

- Я бы тоже наделал, шутка ли, вламываются ко мне в хату два незнакомых чувака, стволами тычут, про старые заказы спрашивают. - Шмидт поудобнее перехватил под курткой старенький помповый дробовик, с обрезанным для компактности стволом и прикладом. Он возил его в багажнике машины «на всякий случай». В перечень таких случаев входило: вышибание дверных замков, отпугивание всякой стремной дичи, которая в изобилии развелась в границах новой Зоны отчуждения, да еще пожалуй, салютная стрельба в воздух. В «Морозках» некоторые календарные праздники или значимые события отмечались не только алкоголем, но и сдабривались грохотом оружейных стволов. Хмель и молодецкая «удаль» всегда идут рука об руку. 

Птица взял с собой ППС-43. Не для огневой мощи, а скорее для «демонстрации». Сокольских вообще не собирался стрелять, ну разве что дойдет до самообороны. Шмидта он на эту тему уже заинструктировал «до слез»:

- Только не пальни! Дерьма потом не оберемся! Был бы способ иначе это провернуть, я бы сделал. Но мы для них кто? «Старатели в пальто», которые лезут не в свое дело. За такие вопросы, - "Зачем приходил, чего он хотел?", незнакомого человека могут запросто "на ноль разделить".

Шмидт неопределенно пожал плечами. Он уже вообще начал жалеть о том, что подписался на такое мутное мероприятие. Но говорить ничего не стал и на этом, спасибо.

- Окна у них куда выходят? – задумчиво спросил Птица.

- Пес его знает, я же расположения квартиры не видел. – Шмидт открыл подъезд и они зашли. В нос сразу ударило мочой и портящимися пищевыми отходами.

- Жилой дом, это чувствуется, - поморщился Сокольских и они стали не спеша подниматься по бетонным ступенькам.

Как попасть в квартиру через железную дверь они до сих пор не решили.

- Может соседей снизу изобразим? Ну, типа, вы нас заливаете!, - И в дверь долбить, чтоб на нервы действовало?

- Какой «заливаете», ты о чем вообще? – Птица перешел на шепот. - По всей Зоне трубы сгнили давно, центрального водоснабжения два десятка лет нет. Из тазиков типа наплескали?

- Ну, сам предложи что-нибудь! – обиделся Шмидт, - Тут твой интерес, в конце концов.

- Не знаю… может пьяную драку сымитируем? Потом ты, как добропорядочный жилец, заорешь, - «Хулиганы! Я сейчас сюда патруль вызову» и все такое? Им тут военные вблизи «бизнеса» явно ни к чему. Может кто-то из них выйдет, чтобы нас с лестницы спустить?

 - Я бы не вышел, - скептически оценил идею, водитель Нивы.

Но придумывать ничего не пришлось. Поднявшись на четвертый этаж они без труда опознали нужную им дверь. Такая, металлическая, тут присутствовала всего одна. И она была чуть-чуть, на два пальца, приоткрыта.

 

В проходной комнате небольшой типовой квартиры, на продавленном диване сидел труп. Полный мужчина лет пятидесяти, держал на животе раскрытый ноутбук. Видимо перед смертью, он попытался им закрыться и пуля, пробив крышку-экран, попала в живот. Еще одна вошла в зализанный редкими волосами, лоб. Значит добивали.

Комната была заставлена системными блоками. В некоторых, словно трудолюбивые пчелы, гудели и вращались кулеры. На столе два монитора в режиме ожидания. На подоконнике стопки бумаг, файлов, твердых папок. Тут же кучей свалены жесткие диски, целая гора, штук сто будет. Приветливо моргал светодиодом какой-то здоровенный аппарат - смесь сканера, принтера и еще чего-то. Рядом машинка для ламинирования. И много коробок, от пола до потолка.

- Тут еще один! На газовой горелке еду готовил, в затылок «привалили» - крикнул из кухни, Шмидт.

Кто убил и зачем? Вот два вопроса над которыми стоило подумать. Скверная картина вырисовывается. Не прошло и часа после того как эти парни дли «добро» на сделку с Птицей, а их уже расщелкали. Конкуренты? Недовольные клиенты? Кому могла понадобиться такая «мокруха»? А может это работа того самого посредника, с которым в кафе беседовал Птица? Но ему-то зачем?

 

Движение, Сергей уловил самым краешком глаза. Оно родилось в маленькой комнате, в которую можно попасть только через эту, проходную, где стоял Сокольских.

Сергей совершил две ошибки: во-первых, не проверил тщательно все помещения, удовлетворившись беглым осмотром. А во-вторых, положил свой автомат на стол, взяв в руки какие-то документы на английском, привлекшие его внимание обилием печатей.

Что-то там материализовалось, в глубине второго помещения. Колыхнулся ручеек веревочной занавески отделявшей одну комнату от другой и Птица запоздало качнулся, прикрываясь системными блоками.

Бдах-бдах! Цилиндрическое тело глушителя, не в силах однако даже вполовину погасить звук выстрела, выплюнуло две пули легко пробившие столь нелепую преграду. Чуть бы ниже и все, тушите свет. Но деваться все равно было некуда, место для маневра отсутствовало.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: