Зона Салам

Размер шрифта: - +

Часть третья. Глава 18

 

2007 год. Зона отчуждения.

Когда начало темнеть, затушили костры и переместились в дом. Там в старом очаге выложенным камнями, тоже горел огонь, но скорее для тепла душевного. Впрочем вблизи огня уже пофыркивал крышкой походный кофейник.

Чтобы не демаскировать местонахождение группы, Грегори распорядился завесить оба имеющихся окна досыхающей одеждой. При входе в дом соорудили тамбур, - поставив палатку с которой сняли заднюю стенку. Теперь входящий должен был сначала оказаться в палатке, плотно закрыть за собой полог, открыть входную дверь дома, закрыть ее и отодвинуть дополнительную импровизированную штору.

С двух внешних сторон дома была выставлена смена часовых. Сменялись через два часа. Птица заступал в полночь, ему выпало стоять вместе с Ольгой. Он очень хотел чтобы с ним дежурила Иева, но жребий судьбы в виде коротких и длинных спичек, решил иначе.

 

Первый час отстоял нормально. Птица успел прокрутить в голове пройденный маршрут, припомнить все нюансы еще предстоящей им, дороги. Вспомнил родной дом. Близких. А на второй час к нему пришла Ольга.

 

Заступающие в качестве часовых, научные сотрудники, не надевали свои броские оранжевые комбинезоны. Грегори распорядился «нести службу» в обычном полевом комплекте формы.

Темноволосая девушка в мягких армейских штанах и хорошо подогнанной куртке, неслышно приблизилась из-за угла дома. Ночью заметно похолодало и она намотала вокруг головы темный сетчатый шарф, натянула до бровей армейское кепи. Ее руки облегали черные перчатки из тонкой хорошо выделанной кожи.

Сергей обратил внимание насколько аккуратно она двигалась. Вроде ничего особенного, но движения эти были очень плавными, рассчитанными, отработанными. Похожим образом ходили разведчики и прочая «спецура». Автомат на трехточечном ремне свисал с бедра, идеальную форму которого не могли скрыть даже мешковатые армейские штаны. Напротив, кажется они только добавляли ей определенный сексуальный шарм.

Ольга подошла и сказала:

- Теперь твоя очередь стоять на той стороне. Я там уже все травинки пересчитала. Поменяемся для разнообразия?

- Давай, - согласился Сергей и пошел к противоположной стороне островка. Он затылком чувствовал как она смотрит ему в спину. Это было какое-то очень профессиональное, внимательное любопытство. Будто насквозь рентгеном его сканировала. Тем не менее, он не обернулся.

Еще через пятнадцать минут она снова пришла к нему.

 

- Я помню что твое имя Сергей. А вот фамилии не знаю, она у тебя парень, не Пиноккио? – голос ее был грудным, чуть хрипловатым, но по своему приятным.

Сергей, немного удивившись, ответил:

- Почему «Пиноккио»? Я вроде не любопытный и длинный нос не растет.

Ольга рассмеялась и нарочито изучающе осмотрела его.

- Не любопытный, это точно. Зато такой же деревянный, – и подмигнула ему.

- Предложил бы девушке прогуляться, что нам просто так столбами стоять? Ночи-то какие лунные, - она наигранно вздохнула.

Луна была так себе, маленькая, бледно-желтая, обгрызенная с левого края.

 - А как же пост? – Сергей смутился. Он был не то чтобы в восторге от такого ее предложения. Нет, она была очень даже привлекательная этой своей хищной красотой. Но вот все остальное. Как будто трогаешь пальцем зубья туго взведенного капкана.

- А что пост? Будем обходить периметр вместе, так даже безопаснее. Пойдем ковбой, а то мне одной страшно, - чуть взяв его за локоть, она увлекла Сергея за собой.

- Ну… хорошо, пойдем.

 

Они медленно пошли вдоль острова. Со стороны воды послышался чуть слышный плеск. Сергей тотчас повернулся на звук и потянул с плеча карабин.

- Не надо… - ее ладонь в перчатке легла на его руку, ухватившую оружейный ремень.

Сокольских недоуменно посмотрел на девушку.

- Это бобры, - ее красивые, чуть пухловатые губы перешли на полушепот, - Они уже целый час тут плещутся.

Не обращая внимание на воду, а смотря ему в глаза, добавила, - Справа, метрах в двадцати видишь хвост торчит?

Сокольских повернул голову в указанном направлении, стараясь в темноте рассмотреть хоть что-то. «Точно! Вон морду видно, едва выглядывает и хвост бобриный мелькнул. И... она что, все еще на меня смотрит?». Ему было как-то неуютно. Он не мог объяснить этого чувства. Но сравнил бы его с тем, как ощущает себя мышь, с которой решила поиграть кошка.

Птица повернулся к ней. Чтобы разрядить ситуацию, спросил:

- Как ты их разглядела в такой темноте?

Она склонила голову, рассматривая все детали его лица и все тем же полушепотом произнесла:

- Я из Канады, страны озер и рек. Мой отец – траппер. Мы часто охотились с ним на бобров. Так что для меня, как ты понимаешь, не составило труда опознать это милое животное.

- Канада? «Ольга» это же не совсем канадское имя, разве нет?

Девушка кивнула и приблизившись к его уху, прошептала:

- Ты удивительно прав, парень. Это имя мне дала мама, она из России.

Ситуация была несколько двусмысленной. Она стояла так близко, что он чувствовал запах исходящий от ее щеки. Но думал Сергей о том, как будет глупо и неприятно если все это сейчас увидит Иева, выйди она по какой-либо причине из дома.

 

Ольга словно прочитала его мысли и чуть отстранившись, ободряюще улыбнулась ему.

- Иева хорошая девочка, правда? Очень светлая. Неудивительно, что ты к ней так неравнодушен. Противоположности притягиваются.



Игорь Соловьев

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: