Зов мёртвой королевы

Размер шрифта: - +

Глава 3

25 июля 2018 года, 22.00

Модный московский ресторан окутан дымкой приглушённого света и вуалью тихой музыки. Снаружи хлещет, будто из ведра, а мы — на крошечном райском островке на высоте тридцати этажей. За панорамными окнами, прямо под нашими ногами, бегут в никуда городские огни; скручиваются и размазываются, рисуя на влажном от дождя стекле молнии и спирали. За столиком нас семеро, хотя было заказано восемь мест. Ирина не соизволила разделить с нами этот вечер и, честно говоря, я этому рада. Потому что без неё наши посиделки действительно прекрасны. Мне было достаточно пары месяцев с ней в одной комнате в Париже. Не каждый это вытерпит.

- Наливай больше, - смачно командует Лёха Мельник, подставляя бокал под искрящийся поток шампанского. Золотой напиток хлещет мимо, оставаясь на столе пузырящимися лужицами. - Всё-таки, это мой праздник! Моя тусовка!

Павлик Салихов подмигивает ему и послушно наполняет Лёхин бокал до самого края. Павлик красивый: раскосые восточные глаза, чёткие скулы, гордая осанка готического принца… Но руки трясутся — пить он не умеет. Ему пары глотков достаточно, чтоб охмелеть, как подросток.

- Да что ж ты косорукий такой! - ругается Лёха на весь ресторан. Пафосно, как Гамлет, разговаривающий с черепом: глаза чайного цвета сощурены, смуглая кожа золотится в приглушённом свете ламп. - Расплескал только всё!

- Это у тебя бокал трясётся!

Павлик недовольно поджимает губы, поправляет длинные волосы и убирает опустевшую бутылку под стол. Он давно свыкся с выкрутасами Лёхи, а этом месте давно привыкли к нашим дурным манерам.

- Лёх, - тихо осаждает Даник. - Может, хватит бухать? Тебе достаточно.

- Ничего ты не понимаешь, друган, - Лёха опускается рядом с ним и хлопает его по плечу. Полы дорогого пиджака распахиваются, показывая чёрную рубашку с ярким принтом. - Когда надолго уезжаешь за границу, так скучаешь по Родине, что грех не порадоваться. А радуюсь я на полную катушку!

Даник недовольно морщит нос и стряхивает его ладонь, как ядовитого скорпиона. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, как ему горько. В отличие от Лёхи — выходца из жирующих богачей, чья карьера модели и актёра была, по большей части, папочкиной заслугой - Данила Ермаков происходит из семьи, которые называют неблагополучными. Просто однажды ему очень повезло. Как и большинству из нас.

Наташа с Зоей что-то обсуждают полушёпотом, отодвинувшись к краю стола. А Инга, насупившись, поглощает овощной салат. Никто, кроме меня, не относится к ней серьёзно с тех пор, как она решила открыть свою истинную суть и превратиться в Ингу из Игоря. Наверное, только мне удалось понять, как тяжело чувствовала себя Инга, будучи по иронии природы заключённой в мужское тело. Хотя, признаюсь, свыкалась с новым вариантом Игоря я с трудом. Жаль, что операция не принесла Инге облегчение: воспринимать её перестали. Даже заказчики агентства. Разве что, подтрунивают теперь куда чаще, чем прежде. Но она держится, потому что моделлинг — её мечта. Опустилась до промо-акций, понимает, что ничего хорошего в этом нет, но держится.

- Ну, - командует Лёха, поднимая бокал, - за возвращение! За крутые контракты! За бабло и мировую славу! За обложки и развороты!

- Лёх, - вяло комментирует Даник, рассматривая татуировки на своих руках, - слишком тужишься.

- Не завидуй, - Лёха пихает его в плечо. - Зависть — плохое чувство. И ты баблишка заработаешь.

- Ирка рассказала бы тебе о зависти, - встреваю я. - Только вот решила не связываться, наверное.

- Запачкаться побоялась, - столь же вяло добавляет Даник, и ему тут же прилетает дружеская оплеуха от Лёхи.

- Странно, что она не пришла, - поддерживает Павлик, подпирая рукой острый подбородок. - Упустила возможность произвести впечатление. Не в её духе.

- Позвоню ей, - решаю я и торопливо набираю номер, но Наташа легко касается моего плеча и мотает головой.

- Она сразу сказала, что не придёт. Не нужно.

Доказывая её слова, из динамика раздаются длинные гудки. Протяжные, пронзительные, как чей-то отчаянный вой.

- Да, - закивал Лёха удовлетворённо. - Без неё как-то лучше, не находите? Поди опять с очередным хмырём усвистала на Кипр, как в прошлом году.

- Не ёрничай! - одёргивает его Даник.

- Ну а что, я же прав, - артачится Лёха. - Из песни не выкинешь слов, из Ирки не выкинешь потреблядства… ну и просто, без потре-. Признайтесь, что ли: вы все рады, что она не пришла.

Над столом повисает неловкое молчание, и я наконец слышу музыку. Даже Зойка свою голову зеленоволосую подняла, оторвавшись от тарелки с сочным бифштексом в панировке, который она одна среди нас могла себе позволить. Все переглядываются, но никто не смеет и пикнуть. Да слов и не требуется: даже находясь в десятках километров отсюда, Ирка держит нас под каблуком. Попробуй, ляпни гадость какую в её адрес! Отсутствие Ирки воспринимается всеми нами, как благо, дарованное свыше. Была б она здесь — стала бы осью земли. Уж лучше добродушные подколы Лёхи, чем Иркина безграничная гордыня и самолюбование, от которых тошнит и коробит.

Пузырящийся напиток колет горло и проливается теплом в грудь. И сразу становится хорошо. Тяжесть в груди, что не отпускает последние несколько дней, улетучивается, уступая место пустоте. Не хочу ничем её заполнять. И никем.

- Всем бы так везло, как вам, - вздыхает Наташа, когда её бокал становится пустым. - В этом мире сколько ни бейся, всё равно исход один.

- И тебе повезёт, - говорю я, отмечая мысленно, что не особо Наташа и бьётся. Скорее, боится. Всё, к чему сводится её движение вперёд — тарелка с одним листиком салата и помидорка черри. Она — лежачий камень, под который, стоит отметить, иногда вода всё-таки затекает. По крайней мере, она куда более востребована, чем её подруга Зойка с зелёными волосами, тоннелями, татуировками и пятьдесят шестым размером одежды.



Мария Бородина

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться