Зов мёртвой королевы

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

Вспомнить бы, как очутилась под открытым небом, в пучках лунного света. Отмеряю шаги назад, но память упорно держит оборону. Разве что, внутри отпечатался пронзительный ужас от осознания того, что Ирины больше нет. И ещё паника, что волей-неволей заставила подняться на ноги и унестись прочь, словно это поможет спасти мою душонку. Хлопок двери и звон ключей, ступеньки подъезда — одна за другой, ритмичным маршем, прохладный ветер наружности, что сразу принял в свои объятия и погнал переплетениями улиц. А всё-таки ужас — реактивная сила. Вот, до самого метро добралась, и даже не заметила, как. И мозоль натёрла пока бежала.

Ночь пахнет прогретыми листьями, остывающими стенами и дорожной пылью. Не отталкивает, но и не приближается: лишь искоса, как кокетка, наблюдает за мной. Темнота топит и поглощает звуки, и кажется, словно мир вокруг умер. Лишь одинокие силуэты случайных прохожих — таких же безумцев, как я — рушат иллюзию.

Окна гасят последние огни, а я, словно бездомная собака, тащусь по проспекту. Вдыхаю мрак и раскатываю его на языке. Шаркаю растоптанными балетками и едва удерживаю равновесие, когда под подошвой свербит острый камушек. Меня неумолимо тянет в сон, но теперь возвращаться некуда. И альтернативы не предвидится. Ну, разве что, доехать до Инги — она никогда не откажет в помощи — но придётся брать такси, а я, глупая курица, даже деньги с собой захватить не догадалась! Моя платёжеспособность — последнее, о чём я думаю сейчас. Выжить бы этой ночью!

Мои мысли всегда материализуются. Вдалеке на пешеходной дорожке, словно по заказу, вырисовываются две мужские фигуры. Издали летят нити голосов и полупьяный смех. Вот же… кто их только звал!

Предвкушая стычку и пытаясь побороть страх, встаю у освещённой витрины. Магазин давно закрыт, но внутри, за прозрачной перегородкой стекла, видна охранница. Как во сне замечаю на её поясе резиновую дубинку. Сможет ли она меня защитить, если что? Или придётся самой?..

Две длинные тени выплывают из мрачного коридора улицы к моим ногам, а я стараюсь не поднимать голову. Может, пронесёт и мимо пройдут… Но опыт подсказывает, что такого не случится. Если вокруг ночь, а ты не успела скрыться, готовься к тому, что каждый мимопроходящий членоносец будет предлагать тебе перепихнуться. Невозможно остаться одной в уснувшем городе и не напороться на приставучий субъект, какими бы внешними данными ты ни располагала.

Тени вытягиваются и сливаются в одно сплошное чёрное пятно. А потом — накрывают меня с головой. Ползучий страх мигрирует из солнечного сплетения в горло. Хочется кричать. Я не знаю, что делать. Промолчишь в ответ — нарвёшься. Ответишь что-то неподходящее — нарвёшься. В конфликте мужчины и женщины, как ни крути, исход определяет физическая сила. А если против одной женщины два мужчины?

Шаркающие шаги в пустоте проспекта кажутся такими громкими. Меня обдаёт запах перегара и недорогих сигарет. И тонкие нотки одеколона, пытающиеся прорваться через плотный кокон этого искусственного смарда.

- А что тут девушка одна делает? - сиплый голос скребёт кожу, как наждак.

- Парня жду, - замечаю я. - С работы.

- Не меня ли? - спрашивает другой, и оба парня заходятся злачным хохотом от плоской шутки.

- Да, вроде бы, нет, - бесстрашно поднимаю глаза. Взгляд упирается в сальное отёчное рыло с рыжей щетиной по щекам. Ну, точно поросёнок! - Мой посимпатичнее будет.

- Уверена, крошка? - рыжий почти рыгает.

- На все сто, - отрезаю я дерзко.

- Может, пойдёшь с нами? - встревает первый. - Хорош твой парень, что ждать тебя так долго заставляет.

- Скучать точно не будешь, - подхватывает рыжий поросёнок и ухмыляется.

Сердце в груди прыгает, как заведённое. Бьётся о рёбра — того и гляди проломит! Маленькая птичка в тесной клетке… Прогоняя панику, оборачиваюсь. Охранница и не думает обращать на нас внимание: сидит себе спиной к витрине, книжку почитывает. Наверное, дамский роман Люсеньки Мокрой. Небось, думает, что я телом торговать вышла в такой-то час.

- Слушайте, парни, - я глотаю панику. Нельзя выглядеть слабой! - Я сейчас не расположена знакомиться, а уж, тем более, не готова продолжать этот дурацкий вечер в вашей приятной компании. Я всего лишь дожидаюсь своего благоверного, которого вызвали на работу ночью. И ему может не понравиться, что я разговариваю с кем ни попадя.

- Он один, - отвечает поросёнок и, как ни в чём не бывало, упирается ладонью в стекло витрины, - а нас двое. Вот и посмотрим, кто первым рыпаться начнёт.

Вот это поворот! Страх горечью подкатывает к горлу, и удушье становится невыносимым. Вместе с ним растёт возмущение: кто они такие? Откуда эта вседозволенность? Что, раз девушка слабее, можно с ней всё что угодно проворачивать?! Даже директор агентства Гагик, с его любовью к молодым и красивым, к нам не приставал никогда!

- Я не намерена продолжать вечер с вами, - говорю слабеющим голосом. Сквозь твёрдые ноты рвётся мерзкий сип. - Оставьте меня в покое!

- Аста-а-афьти миня-я, - отвратительным голосом передразнивает поросёнок. - Как это мило!

- Тебя никто и не спрашивает, чего ты хочешь, крошка, - отрезает второй и делает шаг вперёд, почти вдавливая меня в стекло витрины. Похоже, он куда опаснее своего мерзкого спутника.

В отчаянии делаю рывок к двери и начинаю молотить по ней кулаком. Парни за моей спиной ржут, как кони, а меня ужас берёт от их пассажей. С надеждой поглядываю на охранницу, что так и сидит, не смея и оторваться от книги. А между тем, сильные руки хватают меня за плечи, пытаясь пролезть под платье. Когда я, дойдя до истерики, начинаю молотить по стеклу ногами, охранница, наконец, поднимает голову и кидает замученный взгляд через плечо. И тут же снова сгибает шею и утыкается в книжку. Ей нет до меня дела, и правильно - хорошие девочки не гуляют по ночам. И проблемы на её кучерявую голову не нужны.



Мария Бородина

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться