Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Глава 13-2

Взбежала вверх по лестнице. Судья ждал у выхода.

- Вы долго, - недовольно сказал он.

Я не ответила. Вайхес понял, что ничего больше не добьется, и пошел к двери. Я последовала за ним. Вскоре тюрьма с её ранами-окнами осталась позади. На обратном пути судья молчал, и я была благодарна за это. Наверное, видел по лицу, что разговаривать я не могу. Экипаж остановился у его дома.

- Спасибо, - сказала я. – Надеюсь, вы сдержите слово.

- Не сомневайтесь, мадемуазель, - усмехнулся он. – До встречи.

Я вышла из экипажа и почти побежала туда, где ждал Пьер. Он, как и обещал, не сошел с места.

- Полли! – шагнул ко мне, как только появилась из-за угла. – Ну что?

Я покачала головой. Слов по-прежнему не было.

- Анри не знает, кому понадобилось от него избавляться, - ответила минуту спустя. – Но когда он вошел в кабинет Таймуса, на всех зеркалах была изморозь.

- Изморозь, говоришь?

Пьер задумался. Он протянул мне руку и увлек к дому. Я беззвучно плакала. Наверное, после событий последних дней способность лить слезы утрачу вовсе. А Пьер шел рядом и молчал. Хотелось спросить, что это могло значить, но не было сил.

Так мы и шли рядом, но будто бесконечно далеко друг от друга. Я устала, так бесконечно устала, что вся тяжесть мира опустилась на плечи. Пьер же казался непривычно задумчивым. Он вглядывался в окружавший нас полумрак, будто желал найти в нем нечто, что помогло бы нам. Ничего так и не нашел.

Дома тоже царила тишина. Только из-под двери спальни лился тусклый свет. Филипп не спал. Да и кто бы сомневался? Я приоткрыла дверь. Он стоял у окна – кажется, скоро это стекло заменит Филу весь мир. Подошла ближе, опустила руку ему на плечо. Фил не обернулся.

- Я говорила с Анри, - решила начать разговор сама. – Он в порядке, насколько это возможно. Очень беспокоится о тебе. Вот только о нашем предполагаемом преступнике ничего не смог сказать. Помнит лишь, что все зеркала в кабинете покрыла изморозь, а в следующую минуту они уже были самыми обычными.

- Изморозь? – обернулся Фил. – Это значит…

- Да, это значит, что я ошибся, и мы имеем дело не со светлой, а с темной магией, - из-за моей спины ответил Пьер. – И не совсем обычной. С зеркалами работает достаточно ограниченное число магов. Чаще всего это – приближенные магистра тьмы и студенты всего одной магической гимназии во всей Гарандии.

- Почему так? – спросила я.

- Зеркальный мир хрупок и опасен. Работать с ним тяжело, высок процент смертности. Заблудишься в лабиринтах – и уже никогда не выберешься. Поэтому отбор в гимназию крайне строг, а выпускники без усилий попадают в список темного магистрата.

- Я не знала.

- Я знал, - откликнулся Фил. – Отец рассказывал мне. Её еще называют «Черная звезда».

- Именно, - согласился Пьер. Он был сегодня излишне задумчив, а я настолько растерзана эмоциями, что почти не обратила на это внимания. Больше думала о странном учебном заведении, куда есть ход только избранным. Значит ли это, что убийца магистра – непременно кто-то из выпускников? Или, может, магией зеркал овладел кто-то посторонний?

- Зато слова Анри дают нам предположить, что убийца проник в кабинет не через окно, как я думал, - продолжил вскоре Пьер, - а сквозь зеркало. Именно поэтому он в нем не отразился. Я уеду завтра утром, вернусь к вечеру. Хочу поговорить со старыми знакомыми. Если вдруг задержусь, пропуск будет лежать у меня на столе, возьмешь, Полли.

- Снова один? – возмутился Филипп.

- Да, один, - сурово ответил Пьер. – Нечего тебе делать на суде. Хочешь оказаться рядом с братом?

Мальчишка опустил голову. Резкий ответ, но правдивый. Филиппу действительно не стоило появляться рядом с Анри, это было слишком опасно.

- День был тяжелый. – Пьер первым заметил, что я едва держусь на ногах. – Давайте ложиться спать. Обещаю, я разузнаю все, что смогу, о тех, кто мог открыть зеркальный переход в магистрате. Спокойной ночи.

И удалился, насвистывая под нос какую-то песенку, а мы с Филиппом остались вдвоем.

- Скажи, Полли, - обернулся он ко мне, - как думаешь, Анри отпустят?

- Обязательно, - ответила я. – Иначе и быть не может.

- А если нет? Что тогда? Что с нами будет?

- Не думай об этом, - обняла его неловко. – Не думай, Фил.

Он промолчал. Только выбрался из объятий и лег, повернувшись лицом к стене. Я тоже чувствовала себя обессиленной, поэтому быстро сменила платье и забралась под одеяло. Сон не шел. Вместо сна перед глазами стояло бледное лицо Анри. И я снова задавала себе тот же вопрос, что и Фил. Сдержит ли слово судья? Удастся ли нам помочь Анри? И если не удастся – как нам жить дальше?



Ольга Валентеева

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться