Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 4

Не смогли оторваться от поцелуя, соединившего их, ни Татьяна, ни капитан. Прижимаясь друг к другу с трепетом, они боялись потерять всё это, как уходит утром сон. Капитан целовал уже не только губы ставшей ему милой гостьи, пока руки их обоих обнажали тела. Спокойно и пламенно, страстно и нежно... В тот вечер они забыли всё: и ужин, и где они, и что будет дальше...

-Не отпускайте меня, - прошептала наконец-то Татьяна, когда проснулась в объятиях капитана в его каюте, когда он чуть приподнялся в постели.

-Зачем ты едешь в Россию? - склонившись над её губами, вновь одарил он их ласковым поцелуем.

-Матушка,... она же мачеха мне... Везёт, чтобы отдать во фрейлины. Она всё устроила, добилась положительного ответа от Императрицы.

-Вот как?! - удивился капитан.

-Антоний, - прошептала с улыбкой Татьяна, нежно и грустно любуясь им. - Я теперь так счастлива... Но вдруг так страшно.

-Никогда не стоит ничего бояться, - подмигнул он и стал вновь покрывать её обнажённое тело поцелуями. - Ты теперь моя...

Ещё несколько ночей они вот так встречались друг с другом, пока мачехе Татьяны не стало лучше. Не выносившая морского путешествия она часто вынуждена была лежать от слабости да тошноты. Она не уставала проклинать решение отправиться в путь морем, а не по суше, обвиняя в том Татьяну, что именно из-за неё ей пришлось выбрать путешествие морское. 

Мачеха опасалась отправиться сушей, где существует множество шансов бежать и скрыться, чего не желала в случае с падчерицей. Когда же Татьяна на корабле исчезла на одну ночь, другую, она поняла, в чём дело, но ещё не знала, с кем проводит время падчерица. Ненавидя её всё больше, раздражённая, она сразу, как только смогла подняться, вышла на палубу корабля.

Стоял ясный вечер. Корабль спокойно покачивался, продолжая путь вместе с попутным ветром. Виднеющиеся розовые полосы заката над горизонтом украшали синеву воды. Мачеха сразу увидела стоящую да любующуюся даром природы Татьяну...

-Рано радуешься, - резко сказала она. - С кем ты ночи стала проводить, я узнаю... Кара будет жестокой, и ему, и тебе, уж поверь. Если ты окажешься не девственницей, пеняй на себя.

-Зачем Вы так, матушка? - оглянулась Татьяна, не скрывая своего страха перед ней.

-Ты что, думаешь, я зря берегу тебя?! - поразилась мачеха с нарастающей яростью.
Её твёрдая рука резко поднялась, одарив падчерицу оплеухой. 

-Сударыня? - вопрошающе произнёс капитан, встав чуть в стороне от них, и мачеха тут же одарила его взглядом гордости.

Толкнув Татьяну идти к каютам, она ничего не ответила. Оглянулась несколько раз, пока не скрылись за дверью, да заметила, что капитан неотрывно смотрит им вслед. С того дня мачеха не обсуждала с Татьяной ничего. Взгляда было достаточно. Каждая из них понимала всё.

Пока мачехе вновь не стало худо, Татьяну она из каюты не выпускала, выговаривая всякие угрозы, вплоть до того, что сведёт в могилу отца. Ключ от каюты мачеха прятала каждый раз в разное место, следя, чтобы Татьяна тем временем не смела повернуться. Та же прятала в ладошке маленькое зеркальце и пыталась каждый раз подсмотреть.

Тоскуя по капитану, по своему любимому Антонию, жизнь без которого уже не представляла, Татьяна подчинялась мачехе, но всячески думала о том, как бы перехитрить да выбраться отсюда хоть на десять минут. Когда же морская болезнь мачехи вновь взяла верх, радостью наполнилась душа Татьяны. Тем же вечером, после ужина, как только мачеха уснула, она достала ключ из-под правого угла простыни, прямо у лица мачехи.

Страх, что вот-вот та очнётся, не покидал, пока Татьяна не закрыла дверь в каюту, выбравшись наконец-то на цыпочках в темноту. Стояла ночь. Корабль тихо качался на волнах, балуя вызываемым трепетом в душе. Татьяна сняла висевший рядом на стене фонарь. Она освещала путь к каюте Антония да надеялась, что примет он вновь её в свои объятия.

Остановившись уже у его двери, Татьяна подняла руку, чтобы постучаться, но остановилась: «Он спит... Да... Ни разу не дал о себе знать, не спас меня... Побоялся? Но ведь мог прийти.»

Она сделала шаг уйти, но вернулась к двери и переступила через все вопросы, что кубарем валились в душу, постучавшись. Антон быстро открыл, удивившись увидеть её. Они молча смотрели в глаза друг друга, и он пропустил войти:

-Я опасался, что матушка убьёт тебя, - прошептал Антон, сразу заключив Татьяну в объятия и принявшись покрывать её губы, шейку поцелуями.

-Она хочет скорее выдать меня замуж да как можно выгоднее, - прошептала Татьяна, прослезившись.

Любимый смотрел в глаза, будто не верил услышанному, а в душе её смешивались страх потерять его и мольба быть вместе вечно.

-У неё теперь это вряд ли получится, - положила Татьяна ему голову на плечо да закрыла глаза, не выпуская слёз.

Антон промолчал. Он обнимал, ласково гладил её, но молчал. Так же молча их губы сомкнулись в долгом поцелуе, который вскоре стал более жарким, страстным. Эта ночь снова была для них, снова полна блаженства любви и надежд...

 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться