Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 6

-А потом? - вопросил взволнованный сидевший рядом на скамье пожилой слуга.

Он с жалостью смотрел в глаза Татьяны и видел, как она удивлена его присутствием.

-Вы рассказывали, Татьяна Алексеевна, - пояснил он тут же. - Вы отдали ему медальон...

С глубоким вздохом она окинула грустным взглядом оранжерею, в которой сидела да вспоминала прошлое. Немного помолчав, Татьяна стала кивать, а потом и сказала:

-А потом... Потом была встреча с Императрицей, балы, маскарад, фрейлинская жизнь... Я чуть не убежала с Антонием. Нам помогали Иван, Настя, но я решила остаться. Сама не знаю, почему. Боялась всего, боялась будущего, угроз мачехи, остаться одна и без всего. Столько советчиков вокруг было... Я не вышла к Антонию, а он больше не искал встреч, - пожала Татьяна плечами. - Я часто мечтала, что может придёт, спасёт...

-Вот слушаю, - вздохнул слуга, не менее печальный от узнанного. - Не любил он Вас, видать. Подлец ещё тот.

-Нет, - улыбнулась Татьяна. - Он обыкновенный человек. А ты что здесь делаешь, Афанасьюшка?

-Так принёс медальон, как просили, - протянул он открытый медальон с её портретом, который когда-то отдавала любимому.

-Просила? - удивилась Татьяна, не помня о просьбе, глядя на своё изображение.

-Ну да, - кивал удивлённый слуга. - А потом Вы стали рассказывать, я и присел здесь.

-Папенька говорил, чтобы я отдала медальон дорогому человеку, - задумчиво молвила в сторону Татьяна, вновь вспоминая о прошлом.

-Ошиблись Вы в том, кто дорогой, - пожал плечом Афанасий.

-Почему же думаю о нём постоянно? - взглянула Татьяна, надеясь может на какой совет добродушного собеседника.

-Я ж мужик простой, Ваше Сиятельство, - поднялся тот. - Только если б любил этот капитан Вас, не отпустил бы с корабля. А если б и позволил попасть во дворец, то не крал бы, а сначала милости у государыни просил. И потом, раз уж он опытный, умелый да ещё и пиратствует, то избавиться от мачехи не было бы проблемой. Что-то здесь не так. Думаю, женат сей капитан иль просто развлекался.

-Не может быть, - если слышно прошептала Татьяна в сторону. - Ступай, Афанасюшка... Позаботься о карете, чтобы завтра отправиться в Петербург. 

Татьяна ещё долго сидела вот так в оранжерее, вновь вспоминая прошлое счастье на корабле с возлюбленным. Она никак не могла вспомнить ничего, чтобы заставило усомниться в ответной любви Антония к ней. 

Уединившись вечером в гостиной, Татьяна села к клавесину и стала гладить клавиши. Она вспомнила, как создала песню, посвящённую любимому. Создала ранним утром перед своим венчанием с графом фон Верденберг. Никогда не исполняла её на людях, только в одиночестве, как сейчас...

Ах, шуми и пой река
О моей судьбе.
Виновата в ней сама,
Что горька теперь.

Спой же, реченька, родная,
Что одна поймёшь меня,
Как волна с волной играя
Обнимает берега.

Прожитое сильным ветром
Воротилось вновь ко мне
И тревожит душу светом
Памяти любви моей.

Успокоиться бы надо.
Не воротишь ничего.
Только сердце бьётся сладко
Да в надежде горячо.

В вихре дум посреди ночи
Позабыть я не могу
Ни любви, ни его очи,
И мечта тревожит грудь.

Кабы он меня увидел,
Кабы выслушал бы вновь,
Отдала бы всё на свете,
Только б вновь была любовь...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться