Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 7

 

 

Взглянув снова в подзорную трубу, помощник капитана не стал ждать, когда капитан закончит увлекательную беседу с одним из пассажиров корабля. Он встал перед ними, протянув подзорную трубу Антону:

-Капитан! Этот грифон преследует нас.

Тот молча взял трубу и посмотрел в сторону, где на траверзе справа по борту шло судно.

-Они, поди, решили, что мы торговцы и корабль наш торговый, - усмехнулся Антон. - Имя ишь, какое выбрали... Griffin... 

-Раз уж мистичными грифонами считаются, то в реальности им делать будет нечего, - засмеялся помощник рядом.

-Какой ты злой, Ковалёв! -  смялся вместе с ним Антон и их гость, который вопросил:

-А чей флаг, господа?

-Французы, дорогой мой Артур, французы! - махнул рукой Антон. - Мы сейчас их сами возьмём. Вот будем сюрприз.

-Что же имя Вашего корабля их не пугает? - удивился Артур, и помощник капитана положил ему руку на плечо, прошептав:

-Потому что ходим под русским флагом, что оказалось выгоднее да приносит теперь больше побед нашему красному чёрту.

-Слышал, имя этого корабля менялось дважды, - сказал Артур.

-Собирались, но передумали, - улыбнулся Антон.

Он вновь взглянул в подзорную трубу в сторону корабля, но даже и без неё все видели, как он разворачивается, опускается рея да сворачивается парус.

-А ну-ка, братцы! Убрать мачты! Сейчас они поймут, что не торговое мы судно... А Вам, мой друг, - обратился Антон к Артуру. - Вам лучше укрыться.

В одно мгновение корабль противника был поднят, словно из пучины морской яростно вырывался сам дьявол да подхватил на крыльях своих мешающееся судно. Треск, грохот, доски, разлетающиеся в крошево от нападающих с «Красного чёрта» ядер.
 
Антон смотрел в подзорную трубу, ухмыляясь да выкрикивая приказы. Палуба противника накренилась и было видно, как в трюмы стала попадать вода. В считанные минуты «Griffin» стал уходить под воду, проклиная всё на свете. Люди выпрыгивали в воду, падали да погибали.

Следя за некоторыми из них, взгляд Антона остановился на ухватившуюся за трос рядом девицу. Она погружалась в воду и вновь уходила под неё, беспомощно пытаясь выжить. Вновь взглянул Антон в подзорную трубу, на неё, и поразился видеть знакомое лицо...

-Таня? - сорвалось с его губ, и он стоял так, повторяя её имя бесконечно да по-разному. - Татьяна?... Танечка... Таня?...

Он стоял, будто окаменел. До слуха доносилась стрельба и крики вокруг, постепенно утихающие, исчезающие куда-то прочь вместе со светом. Силуэт исчезающей в морской пучине Татьяны вскоре не был виден...

-Капитан? - тряс за плечо его помощник. - Антон Павлович?

-А? - резко очнувшись, тот выпрямился сидеть перед столом их кают-компании.

Он понял, что уснул здесь. Вспомнил сразу, как отмечали победу над шведами всей командой, выпивая вино да покуривая табак. 

-Вам что-то приснилось? - поинтересовался помощник и с улыбкой окинул спящих моряков.

Те то лежали на скамьях, то на полу, то за столом. Весёлая вчерашняя обстановка сразу вспомнилась капитану, и он тоже улыбнулся:

-Да, Ковалёв,... приснилось. Какого-то Грифона потопили, а там тонула одна дама.
-Татьяна, - понимающе кивнул тот, удивив капитана:

-Я разговаривал во сне?... Забудь. Часто навещают меня в снах люди из прошлого. Особенно, когда нахожусь так близко к родине.

-А где Вы родились? У Петербурга? - поинтересовался Ковалёв.

-Нет. У Пскова. Прекраснейшее место! Всем советую жить именно там, - улыбнулся с теплом воспоминаний о детстве Антон. - Прекрасное обязательно вернётся к нам... Хоть и ушло, - говорил он, а мысли вновь улетали то к детству, к объятиям матушки да отца, то к глазам и рукам любимой женщины,... Татьяны. Той самой Татьяны, которую когда-то перевозил из Англии в Россию, чтобы отпустить стать фрейлиной при дворе Императрицы...

-Вернётся оно, вернутся ушедшие... они... Тёплым дождиком, ароматом цветущих яблонь... Пробегусь вновь босиком по траве да вознесусь в небеса, - шептал Антон, опустив взгляд, в которых его собеседник успел заметить навернувшиеся слёзы. - А ты откуда?

-Новгород, - вздохнул тот. - И вернусь ли туда когда, тоже не знаю.

-Вот будет отпуск, поезжай, - улыбнулся с грустью Антон. - Уверяю тебя, Гриша, нет милее родного края, а уж сколько сил он дать может.

-Согласен, - кивал Ковалёв...
 

 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться