Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 37

Полторацкие ушли, радуясь вместе с Зиной такому чудесному подарку от её любимого, как кольцу, что было спрятано в медальон. Как чудесная цепочка счастья, которую преподнёс возлюбленный, виделся ей сей подарок.

-Он, действительно, романтик, - зачарованно молвила Зина, оставшись вновь с Татьяной наедине.

Та помогла лечь в постель и села рядом:

-Знаешь, о чём я подумала, когда мы вот так кольцо это обнаружили?

Вопрос подруги насторожил Зину, но она молчала, глядя с вопросом.

-Я про медальон Святого Николая, понимаешь? - говорила Татьяна. - Вдруг и он открывается, а там лежит что-то? Мне кажется, всё неспроста. И боюсь, может этот монах причастен ко всему. Не верится мне в предсказания подобного рода.

-А мне верится, - улыбнулась Зина и ласково взглянула. - Нельзя так, милая. Не будь слишком подозрительной. Думаю, монах здесь ни при чём, а вот медальон тот может и открывается, как мой.

-Я намерена переговорить об этом с Екатериной Алексеевной. Думаю, она сможет проверить всё, - взглянула задумчиво на дверь Татьяна. - По-моему, в данный момент она занята чтением. С нею Перекусихина.

-Ты хочешь прямо сейчас к ней? -  удивилась Зина.

-Боюсь терять время, а посему... да, - улыбнулась подруга.

Татьяна не хотела упускать возможности добраться всё же до истины и хоть как-то может помочь тому самому расследованию, которым занят Антоний. Она помнила, как тот медальон попал в руки к Морозовым, а потом - к нему. 

Прибыв к Императрице, Татьяна была сразу пропущена. Та, действительно, сидела у себя лишь с близкой подругой, камер-юнгфрау, Перекусихиной Марией Саввишной. Сама Императрица вышивала, а её подруга читала книгу, пока не вошла Татьяна.

-Дорогая! - радостно воскликнула Императрица, встречая Татьяну добродушной улыбкой. - Как я рада вновь увидеть тебя! Как жизнь твоя? Садись, садись, рассказывай, - указала она на кресло возле них.

-Ах, матушка-государыня, - вздохнув, села несмело Татьяна. - Не происходит желанного. Ваша жизнь, надеюсь, всё лучше делается.

-Тебе известно, сколько мороки, - вздохнула Императрица. - Вон, взять хотя бы проблемы, что устроил мне Радищев... Попала ко мне вот эта книжица, - она указала на книгу, которая была в руках Марии Саввишны. - Путешествие из Петербурга в Москву. Радищев пишет, хоть и скрыл своё сие произведение под иным именем. Прям французский революционер! 

-Да что Вы, матушка?! - поразилась Татьяна, но что государыня, что её подруга — кивали в подтверждение факта.

-Уже с первых строк я почувствовала, возьмусь за перо. Надо исправлять, - продолжила говорить недовольная происходящим Императрица, отложив вышивание. - И я сделаю это.

-Неужели наш полицмейстер Никита Иванович Рылеев допустил данную книгу к распространению?! - не переставала удивляться Татьяна.

Она не знала, о чём та книга, но чувствовала уже, что данный характер неблагоприятен всей России.

-Я надеялась, что это не Радищев автор, - вздохнула государыня. - Но, дорогая моя, полицейские отправились к лавке купца Зотова. Там продавалась сия книга. Зотова же арестовали, допросили. Тот и указал на Радищева. Так что и этого арестовали да направили в крепость. 

-Сознался Радищев?! - ахнула Татьяна.

-Ой, как узнал, что дело его будет вести наш обер-секретарь Тайной экспедиции Степан Шишковский, тут же пал в обморок! - улыбнулась Императрица. - Ну а поскольку он человек слабый, то признал вину, кается теперь да отказывается от книги. Остаётся дело передать в уголовную палату, а там и приговор будет ему.

-Неужто его ждёт смертная казнь? - поинтересовалась Перекусихина.

-Не знаю, поглядим, - вздохнула задумчиво государыня и резко сменила тему разговора, обратившись к Татьяне. - А как там дело с медальоном Святого Николая, не знаешь?

-Ах, матушка-государыня, - вздохнула с печалью Татьяна. - О том и пришла поведать да спросить совета. Догадки есть, что медальон тот может открывается как да таит в себе некую тайну. Как бы передать о том капитану «Красного чёрта».

-Вот как?! - удивилась Императрица. - Они отправлены на службу к Симолину... Что ж, послать к ним надо доверенное лицо, а им может быть только... Ванька, - улыбнулась она, и Татьяна всё поняла...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться