Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 58

-Это мадемуазель де Бомон, - сказал слуга, указав на даму.

Он поклонился ей, оставляя наедине с Григорием и Антоном. Та кивнула в ответ и сделала глоток вина.

-Русские, - с акцентом произнесла дама. – А где медальон?

-Не при нас, - тут же сказал Антон, и друг резко взглянул на него.

Наполнившись подозрениями, он молчал. Происходящее вызывало странные ощущения.
 
-Только хранителю медальона отдано будет сокровище. Оно спрятано в одном монастыре. Знаете? - вопросила дама.

-Нет, - сказал Антон так же резко.

-Вам стоит одеться в иное, - улыбнулась дама, указав кивком головы на их одежды французских офицеров.

-Мы и так хорошо одеты, - последовал ответ Антона.

-Прекрасно, - отставив бокал вина на столик, дама хлопнула в ладоши.

В кабинет тут же вошло двое мужчин с оружием в руках.

-Вы не поддерживаете нашу революцию? - вопросила дама, но друзья молча взирали в ответ.

Тогда она взяла со стола две ленты в три полосы: синяя, белая, красна:

-Следует одеть это. Иначе вас будет не спасти, мне жаль. На вас французская форма, а ленты потеряли?

-Дело не в лентах на груди, верно? - усмехнулся Антон. - Вы думаете, медальон при нас? Обыск и применение какой-либо силы не помогут.

После этих слов ничего никто больше не сказал. Дама повернулась спиной, вновь принявшись попивать вино, а Антона вместе с Григорием тут же увели прочь. Толкали в спины ружьями, подгоняли идти скорее вперёд. 

Тёмный коридор башни, по которому вели, сырость, тишина вновь сопровождали, пока не открылись двери в две камеры. Друзей втолкнули туда, заперев отдельно. Надежда на спасение, казалось, была отнята. 

-No (Нет), - еле слышно молвил кто-то в углу камеры, посреди которой, не делая пока и шага, стоял Антон.

-Кто здесь? - вопросил он.

К свету от окна, закрытого толстыми прутьями решётки, вышла растрёпанная, но миловидная девушка. По её изодранной, когда-то богатой одежде, Антон уже составил себе всю картину произошедшего.

-Нам поговорить вряд ли удастся, - спокойным голосом сказал он, и девушка заплакала, закрыв лицо ладонями. - Ну же... Все мы люди... Всего лишь люди...

В этот момент до их слуха донёсся крик. Они оба понимали, что в соседней камере происходит... Григория пытали... Ни слова не проронил он, ни пока вели сюда, ни пока привязывали к доске.

Растянутый по ногам и рукам Григорий лежал молча, уставившись в потолок. Он долго терпел, пока его растягивали, пока задавали вопросы, что он уже давно не слушал. Когда же доску приподняли, а палач отошёл к нагревшимся на огне металлическим инструментам, Григорий стал перебирать что-то губами... Он молился. Те, кто находились вокруг, понимали, что ничего он пока не скажет.

О чём-то договорившись между собой, палачу был дан другой указ. Григория сняли с доски и обессиленного приволокли в соседнюю камеру. Туда, где находился Антон с девушкой. Бросив к их ногам бессознательного Григория, мучители ушли.

-Гришка, - бросился к другу Антон.

Он скорее перевернул его на спину, прижал к себе и стал поглаживать по голове, надеясь, что тот скорее даст знать, что жив. Прислонившись к груди его, Антон послушал, билось ли сердце.

-Ну же, - выдохнул он, чуть тряся друга, но Григорий не приходил в себя. - Изверги.

Девушка с волнением следила за ними, но будто боялась чего и отползла сидеть в углу камеры. Она съёжилась, словно было жутко холодно. На глазах блеснули слёзы, и Антон заметил их.

-Он сильный. Всё будет хорошо... Ты, верно, не поймёшь, что говорю, но хоть может как успокоишься, - улыбнулся он ей.

Долго они ещё сидели вот так. Антон несколько раз звал друга очнуться, гладил его, но успокаивался, замечая тяжёлое дыхание того и будто Григорий иногда приходил в себя. Только глаза не открывал. Ночь спустилась быстро, накрыв всё чёрной мглою. Лишь струя лунного света лилась через окно высоко под потолком, рисуя на противоположной стене тень от решётки. 

Туда время от времени смотрел Антон, как на мираж воды в пустыни. Свобода за пределами башни, в  которой сидел, казалась чем-то непостижимым, как вдруг мелькнувшие тени кого-то или чего-то заставили застыть на месте и наблюдать за происходящим.

В одно мгновение решётка пала вниз на соломенную подстилку, издав при этом как можно меньше звука. Через окно же сразу была брошена верёвка, по которой стал спускаться человек в плаще и капюшоне...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться