Зов пустоты

Размер шрифта: - +

Зов пустоты - 66

Выслушав весь рассказ обо всём случившемся во Франции, Императрица смотрела на сидевшую напротив и грустно смотревшую в пол Татьяну. Рядом стоял Антон, который завершили рассказ, и его друг — Григорий.

-Да, - вздохнула Императрица, выдержав паузу. - Как популярно стало прятать всё в медальоны... Чем же могу я вас отблагодарить за спасение да службу?

-Разрешите вернуться к Симолину, Ваше Величество! - тут же сказал Антон, удивив тем всех.

Императрица снова замолчала, мельком взглянув на еле сдерживающуюся, чтобы не плакать, Татьяну.

-Это опасно, дорогой мой Антон Павлович. Люди продолжают гибнуть там... Друг Зубова, что в темнице повстречался, скончался от болезни, а отец девушки, что помогла попасть к мадам дю Барри, Гордей, кажется,... был расстрелян, - сообщила Императрица.

-Однако, позвольте самому выбрать судьбу свою, - был упрям в своём стремлении Антон.

-Я бы хотела поговорить с Вами, Антон Павлович наедине, как и с каждым из вас, - улыбнулась государыня.

Друзья лишь кивнули в согласие, и она протянулся им руку, которую те сразу одарили поцелуем:

-Позвольте сначала побеседовать с моей дорогой подругой.

Скоро Императрица была оставлена с Татьяной наедине. Как ни успокаивала, как ни пыталась она вдохновить её верить, что сделает всё, чтобы счастье вернулось, Татьяна не верила. Она рыдала и молвила лишь одно:

-Потеряла я его... Давно. Всё по моей же вине... Потому и уехать желает, чтобы уж точно не встречаться... Он взял от меня всё, что только ему требовалось, это как же я должна поступить с излишком, который у меня остаётся. Собакам что ли его скормить? Ведь это может потеряться, может испортиться, так не лучше ли уступить благородному человеку, который любит меня больше самого себя...

-Никуда я его не пущу, пока не раскроет своих истинных чувств. Слышала я от его друзей, что тоскует он и помнит тебя. Нельзя так упрямо пытаться убить любовь, - нежно сказала государыня, но Татьяна поднялась:

-Прошу Вас, Екатерина Алексеевна, оставьте его... Он уже ненавидит меня. Я лучше уйду куда сама.

-Вы что оба заупрямились? - с грустью смотрела государыня, но Татьяна уже была уверена, что именно так и надо оставить всё.

Точно так же не получилось Императрице переубедить Антона остаться да подумать о примирении с Татьяной. Он скоро ушёл, храня надежду, что дадут возможность вернуться к Симолину да помогать там, дабы подальше находиться от России. 

Вернувшись в трактир, где договорился встретиться с друзьями, Антон сидел за столом, переодетый в форму офицера. Он смотрел на людей вокруг, занятых то распитием пива, то ужином, то встречей с любимыми. Всё больше он убеждался в том, что такая жизнь не для него.

-Еле за тобой успел... Что не дождался, когда моя беседа с Императрицей закончится? - сказал примчавшийся к нему Григорий, так же одетый под офицера, и сел напротив, положив перед его глазами два сложенных вдвое листа. - Вот... Государыня передала тебе наспех сочинённую историю любви.

Антон внимательно читал и, ещё не дочитав до конца, засмеялся:

-Почти так всё и было. Более красиво написала историю мою с Татьяной. Только не изменится уже ничего.

-Я тоже уезжаю с тобой. Нам выдали разрешение, - положил другую бумагу на стол Григорий.

-Тоже? - насторожился друг, глядя в глаза. - Ты что, Гриш? А твоя Зина?

-Никто не знает, где она теперь живёт. Одно известно, уехала, замужем и родила, - с разочарованием смотрел тот.

-Вот это дела, - только и молвил Антон, как довольные Иван с Василием подошли, поставив на стол каждому по кружке пенистого пива:

-Вот и мы! Радость встречи отметим!

-И вас попросили одеться иначе? - заметил Антон на них форму офицеров. - Заодно и попрощаемся...

-Что случилось? - со всем вниманием сели те к столу и выслушали рассказ о происходящем. - А форма ведь для тайны встречи, верно?

-Я бы тоже уехал с вами, - сказал Василий. - Как вернулся, точно так же не обнаружил Лизы Тутолминой. Дома у неё тоже никого. Все уехали, но куда — не сообщили. 

-Или от тебя все всё скрывают, - сказал Иван. - Уверен, хоть и не слушаешь меня.

-Ты один счастливый из нас оказался, - улыбнулся Антон. - Настя-то не обижается, что дома почти не бываешь?

-Как это почти не бываю? - засмеялся тот. - Мы с Настей, считай, каждый день вместе. Всегда домой спешу. Вот только сейчас с вами столь долго. И всё же, - вздохнул он. - Вы зря отступаете. С девушками может что приключилось. И с Лизой, и с Зиной. Истории так похожи бывают, так просты, а вы сдались, как последние трусы.

-Ну, скажешь тоже, - засмеялся Григорий. - Может Лизу от Василия и увезли, но Зина уже обвенчана и с ребёнком.

-Может насильно, чёрт возьми! - стукнул кулаком по столу Иван. - Неужели так и уедешь, не попытавшись истину узнать?

-Посетить смогу свой лесничий домик, а там... Где её искать? - пожал плечами Григорий. Сама Императрица не знает, где она. От неё ведь узнал.

-Трудно, - подтвердил Антон, и Иван обратился к нему:

-А от тебя вообще я большего ожидал. Татьяна вся в муках живёт.

-Сама же и выбрала такую жизнь, - уставился в ответ тот с широко раскрытыми глазами.

-Обида сделала тебя слепым и глухим, - махнул рукой Иван. - Делайте, как знаете, конечно, но я против того пути, что вы избрали. 

Он встал, чтобы уйти, и, облокотившись руками на стол, сказал:

-Коли тоже счастливыми пожелаете всё же стать, отправитесь за сим счастьем. Само оно в руки не попадёт. 

-Конечно, - усмехнулся Василий. - Ты свою жар-птицу поймал и живёшь, как в сказке. А жар-птица-то, как известно, одна на свете.

-Это ты про какую ещё жар-птицу трепать вздумал? - с негодованием вопросил Иван. - У каждого своя должна быть!

-Тихо! - ударил обоими ладонями об стол Антон. - Ещё драку устройте... Я живу, как жил и отправляюсь к Симолину, а дело остальных из вас меня не касается. Иван прав, прежде чем бежать, надо всё выяснить до конца.

С этими словами Антон резко поднялся, надел шляпу и быстро покинул трактир. Следом за ним, больше не сказав ни слова, ушёл и Иван, оставив Григория с Василием одних в шуме продолжающего жить своею жизнью трактира...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 24.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться