Зов смерти

Размер шрифта: - +

Глава VI. Тени прошлого

— Добро пожаловать, мистер Морель. Как это ни прискорбно, я думаю, что наша судьба — оставаться во тьме, лишенными Божьей благодати до конца наших дней. Конец близок, я это чувствую, — молодой аббат перебирал покрытые лаком четки, пока шел с Николасом вдоль широкого обрыва.

— Что здесь происходит? — спросил охотник, когда они неторопливо дошли до места, с которого ранее бросился в пропасть бедный брат Генри.

— Все, что мы делаем, обращается во грех и зло, — удрученно произнес аббат. — Ничто не избавит нас от грехов, ничто не спасет нас. Как вы не смогли спасти брата Генри от гибели, так и мы, движимые нашими благими намерениями, несем лишь гибель. Пропали еще двое из наших братьев. У меня нет ни малейшего представления о том, куда они ушли.

— Вы уже искали их в городе? — участливо взглянул Николас на собеседника.

— Да, я посылал других братьев. Но никто ничего не нашел. Они не оставили никаких следов, — с волнением поведал Майкл.

— Могли они уйти по своей собственной воле? — разделяя опасения аббата, спросил охотник. Аббат явно был недоволен подобным предположением.

— Мне следовало бы осудить вас за подобное богохульство. Но настали тяжелые времена, и даже мы, слуги Господа, являемся всего лишь смертными, борющимися с искушениями, — вздохнув, он нехотя признал, — Да, возможно, они ушли. Однако в таком случае кто-нибудь наверняка увидел бы, как они спускаются по мосту.

Охотник помедлил у края обрыва и посмотрел в пропасть. Ничего. Вернее, никого. Лишь ветер покачивал макушки деревьев далеко внизу.

Тихо беседуя, две фигуры вскоре разминулись на развилке: отец Майкл направился в гору в монастырь, а Николас — вниз по широким ступеням в сторону города. Доктор Бартон не наведывался в монастырь, как полагал охотник. Поэтому он, решив не тратить времени, поспешил к подножию скал.

Осилив долгую лестницу, охотник наконец ступил на влажную землю и взглянул на старое кладбище, видневшееся в дымке тумана. Там, в окружении больших покосившихся крестов, потрескавшихся склепов и серых каменных плит ходил его новый знакомый Феликс, с интересом рассматривая поблекшие эпитафии. Николас бесшумно к нему приблизился.

— Вы еще не уехали? — загадочным образом он услышал появление охотника. — Но это может оказаться смертельной ошибкой! Посмотрите по сторонам. Видите могилы? Человеческая жизнь, мистер Морель, штука хрупкая и недолговечная. И часто для того, чтобы она окончилась, достаточно всего одной ошибки. Вы образованный человек. Думаю, вы знаете намного больше, чем обычные люди. Почему вы не хотите послушать моего дружеского совета? Почему не хотите собрать вещи и уехать?

— Почему вы так настойчиво требуете, чтобы я уехал? Вы ведь даже ничего обо мне не знаете.

— Я знаю достаточно, но никогда не упускаю возможности узнать больше, — заверил его мужчина, хитро ухмыльнувшись, — Вы не обычный человек, мистер Морель, вам этого не скрыть. Не скрыть от того, кто уже встречал таких, как вы. У вас, без сомнения, есть необычные способности, которые я, при других обстоятельствах, был бы рад исследовать. Но время, к сожалению, не терпит.

Феликс двинулся вглубь старого кладбища. Николас, осмотрел надгробную плиту, у которой застал странника. Ничего необычного не заметил и направился за ним следом.

«Не этот ли человек должен был сообщить доктору Бартону вторую часть пароля при встрече? Не его ли видела в своих снах травница Литкотт, случайно спутав его со мной?» — размышлял охотник о вновь прибывшем, отмечая его внешнее сходство с собой.

После подобной мысли, Николас задумался о том, что Феликс может быть таким же Охотником, как и он, прибывшим в этот город не по приглашению мэра, а, например, по просьбе доктора Бартона или кого-нибудь еще. Была только несостыковка с особыми указаниями, выданными Римом, но это могло оказаться неправдой. Каждая догадка могла оказаться неверным домыслом, но не было времени выяснять, кем является на самом деле незнакомец. Поэтому, осознавая весь возможный риск, Николас поравнявшись с Феликсом спросил:

— Вы — тоже Алатхи-аль-Морем?

— Я? — взорвавшись громким хохотом, странник облокотился на старую покрытую зеленым мхом статую и, отсмеявшись, продолжил, — Простите, но это правда смешно. Должен признаться, что вы меня удивили своим признанием. Я думал, что обычно вы не раскрываете себя и стремитесь к секретности, — он оценивающе посмотрел на Николаса, — Нет, я не Алатхи-аль-Морем, но я о вас слышал. Я подозревал, что вы из них, и рад, что моя догадка оказалась верной.

Охотник мысленно выругал себя за опрометчивость, и произнес вслух:

— Вы мне совсем не нравитесь, я буду приглядывать за вами.

Феликс лишь самодовольно улыбался:

— Удивительно, но в вашей компании довольно весело. Поэтому можете пока побыть рядом, — Феликс изобразил почтительный поклон.

— Посмотрим, кто будет смеяться последним, — проворчал Николас в ответ на его кривляния. — Что вы ищете на кладбище?

— Тот, кто много спрашивает — много узнает, — продолжал острить странник. — Я осваиваюсь, любуюсь архитектурой, ищу вдохновения — выбирайте сами. Что, если бы вам пришлось мне отвечать? Я поговорил почти со всеми стражниками города, но они не могут найти одного городского гвардейца — Кельвина Окли. Может быть, вы знаете, где я могу его найти?



Антонина Огинская

Отредактировано: 15.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться